Сучки урочище (Никольское, Никольское в Сучках) - Николая Чудотворца церковь

Из архива Андрея Агафонова.


   До создания водохранилища село Сучки располагалось на левом берегу реки Сучок. На мысу, образованном слиянием Волги и Сучка, находилась Никольская церковь, ошибочно указанная на карте Менде - на правом берегу Сучка, куда после создания водохранилища было перенесено село Сучки, впоследствии ставшее поселком Рыбзавода, а в настоящее время - микрорайон Зеленый Бор, города Конаково.


   Небольшая деревянная церковь, оставшаяся от упраздненного монастыря Николы Чудотворца на Сучку. После постройки каменной Никольской церкви продолжала использоваться для редких богослужений. Сломана при затоплении села водами Иваньковского водохранилища.

    Каменная трехпрестольная церковь. Построена в 1844 году на месте монастыря XVI в. Холодный престол Святителя николая и два теплых придела: правый - Покрова Богородицы, левый - вмч. Екатерины. Живопись внутри церкви принадлежала кисти здешнего помещика князя Гагарина. Церковь была взорвана в связи с затоплением села Иваньковским водохранилищем.
   Церковные документы: опись 1857 года, метрики с 1780 года, исповедные с 1823 года, план на землю.
   В 1901 году служили: Священник Алексий Иоаннович Дюков 37-ми лет, окончил духовную семинарию, в служении с 1885 года, священником с 1890 года, награжден в 1897 году скуфьей. Диакон Александр Филаретович Дроздов 30-ти лет, в служении с 1887 года, диаконом с 1891 года. Псаломщик Василий Васильевич Никольский 21-го года, окончил духовную семинарию, в должности с 1900 года. Церковный староста крестьянин Никифор Евфимов в должности с 1893 года.
   Прихожан в селе Сучках, в деревнях Полтеве, Яковлевской, Андронихе, Сажине, Белавине, Александрове, Скрылеве, Горелихе, в Кашинском уезде в деревне Захромееве - 284 двора (852 мужчины, 913 женщин).

   
     (По материалам сайта Храмы России и материалам издания Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. - Тверь, 1901.)

     (Фото. № 1 из издания Отчет Общества организации путешествий учеников Тверской гимназии за 1915-1916 г. Тверь, 1917. предоставлены Андреем Агафоновым.)
    


   Место это очень древнее. Когда-то здесь стоял мужской монастырь.
   Так в писцовых книгах конца XVI столетия значится: «Царя и Великого князя монастырек на Сучку, а въ нем церковь Никола чюдотворца, а другая церковь Воскресенье Христова, того же монастыря всего 11 деревень и 4 починка».
   В начале 18 века монастыря уже нет, на его месте значится Никольский погост.
   Из переписи Тверского уезда за 1710г:
   (л.208) № 97
   1710-го октября в 3 день
   Шеского и Кушальского стану погосту Николая чудотворца что на речке на Сучку священник Семеон Сидоров да дьячок Василей Семенов сказали по священству на том погосте церковь во имя Николая чудотворца деревянная ...
   на речке на Сучку мельница …
   (л.210) № 98
   Шеского и Кушальского стану погосту Сучков деревни Сажина староста ... сказал ... в вышеписанном погосте Сучках по переписным книгам 186-го году написано церковных крестьян и бобылей 4 двора а ныне те крестьянские дворы после переписных книг перевезены в 700-м году на пустошь Полтево …
   До конца 18 в.Сучки называются погостом, с начала 19 в - это казенное село Сучки.
   От упраздненного монастыря Николы Чудотворца на Сучку оставалась древняя деревянная церковь,которая являлась приходской для многих окрестных деревень на правом берегу Волги. К приходу относились казенные селения: Сучки, Сажино, Полтево, Яковлевское и владельческие: Карачарово, Вахромеево, Овсянниково, Кривякино, Андрониха, Кузнецово, Белавино, Александрово, Скрылево, Шагарово и до 1794г Плоское (Плоски). Именно здесь прихожане совершали священные таинства крещения, исповеди, причастия, бракосочетания. Здесь на приходском кладбище они обретали свой вечный покой.
   В середине 19 века местные помещики Орест Алексеевич Карпов с женой Варварой Дмитриевной, урожденной Рудаковой построили новый каменный храм Николая Чудотворца, о чем гласила надпись на надгробной плите Варвары Дмитриевны:
   «Карпова Варвара Дмитрiевна, «полковница», † 1877. «По смерти мужа полковника Ореста Алексѣевича Карпова покончила строительство храма сего»
   Расписывал строящийся храм поселившийся в 50-х годах по соседству в сельце Карачарове художник Григорий Григорьевич Гагарин. Здесь же он завещал себя похоронить после смерти, что было исполнено в 1893г.
   Около стен храма было похоронено много знатных людей, проживающих в данной окрестности — Гагарины, Дашковы, Сонн, Карповы, Рудаковы и др.
   Интересен факт существования в Сучках еще одной церкви — Казанской Божьей матери, о которой информация практически отсутствует. С 1831г по 1840г все богослужения проводились именно в отой церкви. Может это было временно - на период строительства новой Николаевской церкви?
   Село Сучки (или Никольское на Сучке) было важным селом в волости. Здесь не только находился приходский храм, но и пересекались тракты с Завидова на Корчеву и и с Никольского на Гору (ныне Дмитрову Гору) через лес, речку Донховку и сельцо Кузнецово. Здесь же проходил и водный путь по Волге. Именно в Сучках жил и исполнял службу «Смотритель за судоходством на Волге».
   Из справочника населенных пунктов Тверской губернии от 1859г:
   «село Сучки (Никольское) — село казенное, при реках Волге и Сучках и озере Сучковском, 2 православные церкви (вот они — Казанской Божьей матери и Николая Чудотворца) и 1 часовня, 18 дворов, 53 жителя мужского пола и 58 женского.»



Надгробия возле северного фасада Никольской церкви в Сучках Корчевского уезда Тверской губернии. 1916 год.

   
     (По материалам Ирины Топуновой с форума Путника.)

     (Фото. № 2 из издания Отчет Общества организации путешествий учеников Тверской гимназии за 1915-1916 г. Тверь, 1917. с сайта Храмы России.)
    


   С. И. Михайлова

   Никольский храм села Сучки. К вопросу о концепции церковного искусства князя Г. Г. Гагарина

   Аннотация. Князь Г. Г. Гагарин, владелец усадьбы Карачарово Корчевского уезда, был похоронен под стенами Никольского храма села Сучки, находившегося в непосредственной близости от усадьбы. В связи с разрушением храма в 1930-е гг. погибли и его росписи, сделанные в 1884 г. самим князем. Анализ теоретических трудов Гагарина, посвященных византийскому искусству, его эскизов для росписей православных храмов и восстановленных в 1980-е гг. росписей в домовом храме Мариинского дворца в Петербурге позволяет предположить, как могли выглядеть росписи Никольского храма в селе Сучки.

   Ключевые слова. Никольский храм, село Сучки, церковь Мариинского дворца, росписи, князь Г. Г. Гагарин, византийские традиции в архитектуре, христианские храмы Кавказа, византийские орнаменты.

   Князь Григорий Григорьевич Гагарин, генерал-майор, дипломат, вице-президент Императорской Академии художеств, а также известный живописец, стал владельцем усадьбы Карачарово Корчевского уезда в 1859 г. Усадьбой этой прежде владела родственница его жены, Софьи Андреевны, урожденной Дашковой, дочери известного российского государственного деятеля. Софья Андреевна была второй супругой князя – первая, Анна Николаевна, скончалась вскоре после родов, поэтому Софье Андреевне пришлось стать доброй матерью осиротевшей дочери князя, которая была воспитана родителями в любви и ласке, как и шестеро других детей Гагариных. Как сообщила автору статьи И. В. Топунова в письмах от 5 декабря 2017 г. и от 22 февраля 2018 г., усадьбой владела Екатерина Андреевна Сонн, в девичестве Кашинцева, двоюродная сестра Андрея Васильевича Дашкова. Его дочь Софья Андреевна также жила в усадьбе: в ревизии 1858 г. (Центральный исторический архив Москвы) она названа совладелицей Карачарово, а после смерти в августе 1858 г. Екатерины Андреевны становится единственной владелицей усадьбы.
   Большому семейству очень кстати пришлось загородное владение, в котором оно провело самые счастливые годы своей жизни. Здесь Григорий Григорьевич всё устроил по своему усмотрению: большой усадебный дом с явными влияниями итальянского зодчества (ведь именно в Италии прошло его детство, так как отец, Григорий Иванович, был дипломатом), хозяйственные постройки, живописно разбросанные по большому парку, устроенному им по образцу лондонского Гайд-парка. Зеленые аллеи, которых насчитывалось более 50, расходились лучами из его углов, а в глубине парка, в конце одной из аллей – пруд с островком, на котором располагалась беседка.
   Гагарин очень любил Карачарово, поэтому завещал похоронить себя именно здесь. Случилось так, что скончался он во Франции, в Шательро [Каталог 1910. С. 9], однако его родные, выполняя волю умершего, перевезли его прах в Россию и захоронили возле Никольской церкви села Сучки, находившегося в непосредственной близости от поместья. Выбор места, видимо, был неслучаен: на территории самой усадьбы храма не было, и семья, проживая долгие годы в Карачарово, посещала храм этого соседнего села. Здесь в 1844 г. была отстроена новая трехпридельная каменная церковь [Добровольский 1901. С. 391], которая свободно могла вместить прихожан из окрестных деревень, включая и князя Гагарина с семейством. В подтверждение этого говорит то, что именитые владельцы усадьбы Карачарово постоянно проявляли внимание к этому храму. Так, по ходатайству Софьи Андреевны при церкви в Сучках была открыта школа для сельских ребятишек, а сам Григорий Григорьевич пригласил для работы в этой школе двух учительниц и выделял средства на ее содержание [Пензиков 2011]. Более того, в уже довольно пожилом возрасте князь осуществил росписи в каменном Никольском храме села Сучки.
   Могила Гагарина довольно долго находилась под стенами этого храма, однако в 1930-е гг., когда воды Иваньковского водохранилища должны были затопить город Корчеву и окрестные поселения, включая село Сучки, Никольская церковь была разрушена, гагаринские росписи погибли, и практически не осталось даже свидетельств, как собственно выглядела эта церковь, а вот могила князя-художника была удивительным образом спасена после разорения и перенесена на новое место, поблизости от первоначального. И это в тридцатые годы! Возможно, спасение могилы было инициативой местных жителей, в памяти которых жило хорошее отношение к бывшему владельцу усадьбы Карачарово.
   Впрочем, как считают И. В. Топунова и А. Б. Крючков, модераторы Краеведческого форума о Конаковском районе [Краеведческий форум 2015], образование Иваньковского водохранилища было лишь предлогом для разрушения Никольской церкви, руины же ее и погост не были затоплены, сейчас это место находится в лесу на высоком берегу Волги.
   Сохранились некоторые воспоминания пожилых жителей, которым рассказывали еще их родители об обычаях, установленных князем Гагариным в своей усадьбе [Пензиков 2011]. Так, ребятишки из окрестных деревень приглашались для выполнения разных работ в саду и парке, они приучались к добросовестному труду, чистоте и аккуратности. В полдень детей кормили обедом, а вечером управляющий принимал и оплачивал их работу. Еще был один интересный обычай, сохранявшийся на протяжении долгих лет: когда Гагарин приезжал из столицы в свое имение, он проезжал в коляске от железнодорожной станции Завидово через село Новое, где ребятишки перекрывали дорогу коляске. Князь выходил, беседовал с детьми, потом одаривал их сладостями и мелкими монетами, после чего дорогу открывали и экипаж продолжал путь. Также сохранились воспоминания о том, что на Рождество для деревенских детей обязательно устраивалась елка с подарками.
   Такое доброе отношение князя не могло не отозваться чувством любви и благодарности в сердцах местных жителей. Возможно, благодаря этому была спасена от разорения его могила. Но церковь, в которую он вложил столько своего труда и таланта, была утрачена без всякой надежды на ее восстановление.
   В том же 1844 г., что и в Сучках, в столичном Петербурге архитектор Андрей Штакеншнейдер построил дворец для великой княгини Марии Николаевны, в верхнем этаже которого, в центральном ризалите, был организован домовый храм, освященный, как и в Сучках, во имя святителя Николая Чудотворца. Храм первоначально был расписан в алтарной части итальянским художником Козрое Дузи [Антонов 2010. С. 144].
   Мария Николаевна после смерти своего супруга Максимилиана Лейхтенбергского стала президентом Императорской Академии художеств, которую возглавляла с 1852 по 1876 г. В эти годы она приблизила к себе талантливого художника, скрупулезного исследователя и активного защитника древних византийских традиций в искусстве князя Григория Григорьевича Гагарина.



"Христос и самарянка. Эскиз росписи церкви Святого Николая в Мариинском дворце в Санкт-Петербурге". Бумага, акварель. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.


   Строго говоря, Гагарин не был профессиональным художником, однако в Италии, где прошло его детство, судьба свела его с Карлом Брюлловым, который также в это время проживал в Италии и был частым гостем семьи Гагариных. Брюллов сразу почувствовал незаурядный талант мальчика, много с ним занимался и приучил его всегда иметь под рукой бумагу и карандаш для непрерывной фиксации всего самого интересного и значительного. С дорожным альбомом Григорий объездил христианские святыни Италии, Малой Азии и Турции, в частности, на паруснике «Фемистокл» в компании с Карлом Брюлловым и капитаном брига Владимиром Корниловым он совершил путешествие из Афин в Константинополь [Очерк 1900. С. 26], где особенно поразила его Святая София величием красоты своих мозаик. Возрождение исконных византийских традиций в искусстве стало для Гагарина с этих пор основной творческой идеей.
   В 1850-е гг. Гагарин вел активную деятельность на Кавказе: помимо военной службы, он составил многочисленные альбомы рисунков, эскизов и чертежей древних кавказских храмов, их росписей и орнаментов. Гагарин был влюблен в эту древнюю культуру, которую считал мощной ветвью настоящей, древней византийской цивилизации [Гагарин 1892. С. 12]. На Кавказе, в частности, им были спроектированы и расписаны, к сожалению, в основном не сохранившиеся, полковые и приходские храмы в таких городах, как Хасавюрт, Дербент, Кутаиси, Мухровани, Боржом, Ейск, а также были проведены реставрации древних росписей христианских храмов Кавказа. Возрождение византийских традиций он считал очень важным для русского искусства. В этом направлении им было сделано очень многое: помимо проектирования и росписей многочисленных храмов это были и теоретические труды, и сбор образцов византийского искусства, и создание музея христианских древностей, а также открытие иконописного класса в Академии художеств, вице-президентом которой он был долгие годы. В 1854 г. Гагарин восстанавливал древние росписи Сионского собора в Тифлисе. Здесь впервые в России была применена техника энкаустики. Вместе с Михаилом Трощинским, художником, помогавшим князю с росписями, Гагарин смог воссоздать и несколько усовершенствовать эту технику живописи красками на восковой основе, которыми были написаны еще древние синайские иконы.
   Увлеченный византийским искусством, князь не отвергал и национальный стиль, он был приверженцем древнерусского искусства, берущего начало от искусства Византии. Именно этой проблематике были посвящены такие его труды, как «Происхождение пятиглавых церквей», «Строителям русских церквей», «Сборник византийских и древнерусских орнаментов». Естественно, что свой отпечаток на восприятие возвышенно-духовной древней иконописи наложило свойственное XIX в. отношение к ней как к неумелому «варварскому» искусству. И поэтому, даже защищая ее, Гагарин писал: «Наш образованный художник знает, что во времена византийцев наука еще не определила теории теней и перспективы. Он извиняет неправильность рисунка в человеческих изображениях <…> и дело не в возвращении к невежеству, но было бы ошибочно со стороны художников пренебречь простотой и величием, глубоким и искренним чувством, которыми исполнены эти первобытные произведения» [Гагарин 1892. С. 14–15]. Но, тем не менее, со стороны князя Гагарина очень важным было уже само обращение к древним традициям, попытка их осмыслить и вернуть в храмы, хотя и в несколько «исправленном» виде.
   Именно такому человеку великая княгиня Мария Николаевна поручила в 1856 г. по-новому оформить домовый храм своего дворца, поскольку ей самой, как и Гагарину, была близка идея возрождения истинных древних национальных традиций в русском церковном искусстве.
   Гагарин трудился над этим проектом с 1856 по 1860 г., это было полностью его детище, в котором он намеревался осуществить все свои идеи по устройству и украшению русского православного храма. Во-первых, он архитектурно изменил алтарную часть, устроив три небольшие ниши в абсолютно плоской стене, наподобие трех апсид. Своды апсид расписал композициями, соответствовавшими византийским традициям, – в центральной конхе Спаситель на троне с предстоящими ему Божией Матерью и Иоанном Крестителем, в боковых – Архангел Михаил и Архангел Гавриил. Ниже, в следующем регистре, располагалась Евхаристия, еще ниже – фигуры святителей Церкви. Иконостас был полностью изменен и превратился в невысокую алтарную преграду, открывавшую обзор алтарных росписей. Именно так выглядел иконостас в византийских храмах, горячим приверженцем которого был Гагарин [Гагарин 1892. С. 9-10], считая, что высокий русский иконостас является позднейшим искажением византийских традиций.
   Стены храма по проекту Гагарина были полностью покрыты росписями, располагавшимися в два ряда: верхний ряд состоял из композиций, вписанных в люнеты – это изображения святых Евангелистов, Богоматери с Архангелами, Троицы Ветхозаветной и др., а для нижнего, по желанию Марии Николаевны, были выбраны те сюжеты Нового Завета, в которых Спаситель оказывал милость по отношению к женщинам. Это были такие композиции, как «Христос и самаритянка» (Фото. 3), «Христос и грешница», «Христос у Марфы и Марии», «Воскрешение сына вдовицы» и другие. Как и в тифлисском соборе, росписи выполнялись в технике энкаустики [Антонов 2010. С. 144].
   Важное место в оформлении храма занимали византийские орнаменты, которые украшали восьмигранные колонны, разделявшие храм на три нефа. Часть этих колонн заполняла промежутки между композициями росписей, а другие протянулись по стене вдоль лестницы, которая вела к входу в церковь. Как известно, Гагарин, путешествуя по Востоку, собрал обширную коллекцию образцов таких орнаментов, которые он и издал в 1887 г. отдельным альбомом: «Сборник византийских и древнерусских орнаментов».
   К сожалению, росписи домовой церкви Мариинского дворца после ее закрытия в 1918 г. были заштукатурены, а в дальнейшем при каждом ремонте заново перекрашивались. Поэтому, когда в 1980-е гг. была начата серьезная реставрация церкви, оказалось, что без эскизных проектов Гагарина, хранящихся в собрании Русского музея, восстановить росписи затруднительно, а росписи алтарной части вообще полностью утрачены, так как апсида была уничтожена в 1918 г. [Антонов 2010. С. 145]. Поэтому росписи алтарной части были воссозданы только в 2014–2015 гг. после тщательного изучения сохранившихся графических и живописных эскизов автора (Фото. 4). Таким образом, в настоящее время интерьер Никольской церкви Мариинского дворца полностью восстановлен согласно проекту князя Гагарина. А так как, по мнению исследователя творчества художника А. В. Корниловой, в 1884 г. Никольская церковь села Сучки была собственноручно расписана князем по образцу столичной церкви Мариинского дворца [Корнилова 2001. С. 190], мы можем теперь строить предположения о том, как выглядел интерьер Никольской церкви.
   В некоторых источниках [Слюнькова 2011. С. 65; Бутромеев 2014. С. 294] князю Гагарину приписываются не только росписи Сучковской церкви, но и ее архитектурный проект. Однако в 1844 г., когда храм был построен, Гагарин был еще женат на Анне Николаевне Долгоруковой, и до приобретения усадьбы в Карачарове было еще далеко, поэтому в этом строительстве он никак не мог принимать участия. Более того, сохранившаяся, возможно, единственная фотография части северного фасада Никольского храма (Фото. 1) [см.: Отчет 1917. С. 28–29] показывает типичную для середины XIX в. постройку классического стиля с характерными веерными замками над окнами трапезной и классическими окнами с многостекольным переплетом и арочным завершением по широкому световому барабану. Приверженец византийского стиля, Гагарин не мог быть автором такого проекта. Сохранился ряд изображений спроектированных им храмов, в частности, на Кавказе: Введенский собор в Буйнакске, Вознесенский собор в Алагире, собор Георгия Победоносца в Дербенте. На фото конца XIX в. конструкция Дербентского собора значительно отличается от проектных эскизов, которые изобилуют закомарами, гирьками, трехчастными окнами по фасаду и горкой кокошников под световым барабаном. Вместе с тем у нас нет никаких сомнений в том, что Гагарин сочетал в своих проектах традиции византийские, русские и кавказские, но никак не широко распространенный в первой половине века классицизм – это противоречило бы основной концепции его творчества.



Роспись алтарной части церкви Мариинского дворца после реставрации. Эскиз Г. Г. Гагарина.


   Тем не менее известно, что в собрании Русского музея хранится составленный Гагариным проект каменной церкви села Сучки [Слюнькова 2011. С. 65]. Это говорит о том, что данный проект, возможно, содержит подробности осуществленной им частичной реконструкции интерьера церкви, включая трансформацию иконостаса, наподобие того, как это было сделано в церкви Мариинского дворца. Храм, таким образом, должен был быть подготовлен к осуществлению программы росписей.
   Росписи алтарной части вполне могли быть повторены согласно программе церкви Мариинского дворца, то есть это могли быть Спаситель с предстоящими в верхнем регистре, Евхаристия – в среднем и святители – в нижнем регистре. Кубический объем самого храма был слишком ограничен для осуществления развернутой программы росписей наподобие того, как это было в церкви Мариинского дворца, поэтому вполне возможно, что задействовано было также и пространство трапезной. Замечание А. В. Корниловой о том, что повторение росписей было произведено с некоторыми изменениями [Корнилова 2001. С. 190], могло означать, что по протяженным стенам трапезной росписи могли быть свободно повторены только в верхнем ряду, над окнами, а в верхнем регистре церкви Мариинского дворца это были уже упоминавшиеся Троица Ветхозаветная, Евангелисты и Архангелы на золотых фонах, а также композиция Успения Богоматери из люнета над западной дверью. Вполне возможно, что Гагарин использовал также и эскизы для церкви Мариинского дворца, которые не вошли в окончательный вариант росписей.
   Судя по сохранившейся фотографии северного фасада, окна церкви в Сучках были довольно крупные, и расположены они часто, что могло затруднять размещение развернутых композиций в нижнем ряду. К тому же, подбор сюжетов нижнего ряда церкви Мариинского дворца отражал определенную концепцию и личные пожелания ее владелицы, и, возможно, был бы не столь уместен в другом храме. Поэтому можно предположить, что простенки между окнами могли содержать отдельно стоящие фигуры святых, либо быть оформлены всё теми же византийскими орнаментами, которым Гагарин придавал очень большое значение в программе оформления интерьеров русских церквей. Своды же, вполне возможно, как и в столичной церкви, могли быть полностью покрыты золотыми звездами на синем фоне, что было принято довольно часто в раннехристианских храмах Италии. Эти предположения об оформлении церкви в Сучках, несомненно, нуждаются в дальнейшем исследовании.
   В 1884 г., когда по свидетельствам [Очерк 1900. С. 52], были осуществлены росписи Никольского храма в Сучках (по другим сведениям, впрочем, в 1877 г. [Пензиков 2011]), князь был уже в довольно преклонных годах, но взялся за эту работу, что может говорить о том высоком значении, которое он ей придавал. Идея распространения византийских традиций по православным русским храмам воплощалась им на протяжении всей его жизни с помощью теоретических трудов, сбора образцов византийского искусства, обучения архитекторов и художников, а также собственноручными росписями многочисленных храмов. Так появился в его владениях сельский храм, расписанный по образцу столичной дворцовой церкви, которая, по признанию специалистов, была самым значительным из всех его проектов [Корнилова 2001. С. 183].
   Благодарю И. В. Топунову и А. Б. Крючкова за уточнения краеведческой информации по теме статьи.

   Литература
   – Антонов 2010 – Антонов В. В., Кобак А. В. Церковь свт. Николая Чудотворца при Государственном совете // Святыни Санкт-Петербурга. Энциклопедия христианских храмов. СПб.: Лики России; Спас, 2010. С. 144–145.
   – Бутромеев 2014 – Бутромеев В. П. Григорий Григорьевич Гагарин 1810–1893 // Эпоха становления русской живописи / Под ред. В. П. Бутромеева, В. В. Бутромеева. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2014. С. 290–311.
   – Гагарин [б. д.] – Гагарин Г. Г. Изображения из святых Евангелий и Псалтиря. Paris: [б. и.], [б. д.]. 8 с., 40 л. ил.
   – Гагарин 1892 – Гагарин Г. Г. Строителям русских церквей. СПб.: Тип. А. Бенке, 1892. 30 с.
   – Добровольский 1901 – Тверской епархиальный статистический сборник / сост. Н. Добровольский. Тверь: типо-лит. Ф. С. Муравьева, 1901. 772 с.
   – Каталог 1910 – Каталог юбилейной выставки и Перечень произведений бывшего вице-президента Императорской Академии художеств князя Г. Г. Гагарина. 1810–1910. СПб.: ИАХ, 1910. 20 с.
   – Корнилова 2001 – Корнилова А. В. Григорий Гагарин. Творческий путь. От романтизма к византийскому стилю. М.: Искусство, 2001. 256 с.
   – Краеведческий форум 2015 – Краеведческий форум Путника (Достопримечательности, история, краеведение, путешествия – Вышневолоцкий уезд и окрестности: от Валдая и Боровичей до Корчевы и от Бежецка до Фирова). URL: http://of.putnik.ru/viewtopic.php?f=7&t=222&start=45. Дата обращения 5.12.2017.
   – Отчет 1917 – Отчет общества организации путешествий учеников Тверской гимназии за 1915–1916 г. (Четырнадцатый год существования). Экскурсия в село Кушалино и по Волге до села Кузнецова. Тверь: типо-литография М. В. Блинова, преемн. Н. М. Родионова, 1917. 48 с.
   – Очерк 1900 – Очерк художественной деятельности князя Г. Г. Гагарина // Воспоминания князя Григория Григорьевича Гагарина о Карле Брюллове. К 100-летию со дня рождения Брюллова. 1799–1899 / [С предисловием и статьей о художественной деятельности автора воспоминаний В. Ч.]. СПб.: Тип. Эдуарда Гоппе, 1900. С. 42–54.
   – Пензиков 2011 – Пензиков Ю. А. Вахонинская земля. Ржев: филиал ОАО «ТОТ» Ржевская типография, 2011. 112 с. // сайт Конаковской межпоселенческой центральной библиотеки. URL: https://konakovobiblioteka.ru/index.php/derevni-i-sela/463-vakhoninskaya-zemlya. Дата обращения 05.10.2017.
   – Слюнькова 2011 – Слюнькова И. Н. Церковь в селе Сучки и усадьба Карачарово // Григорий Гагарин. Художник и общественный деятель: Материалы научной конференции, посвященной 200-летию со дня рождения вице-президента Императорской Академии художеств князя Г. Г. Гагарина. 17–18 ноября 2010 года. СПб.: [Институт им. И. Е. Репина], 2011. С. 64–73.

   Сведения об авторе

   МИХАЙЛОВА СВЕТЛАНА ИГОРЕВНА
   преподаватель кафедры общего и славянского искусствознания Института славянской культуры ФГБОУ ВО «Российский государственный университет им. А. Н. Косыгина (Технологии. Дизайн. Искусство)»; е-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

   
     (По материалам издания Завидовские чтения: Материалы историко-краеведческой конференции 2017 года / Российский государственный университет им. А. Н. Косыгина (Технологии. Дизайн. Искусство); сост. М. В. Строганов. М.: РГУ им. А. Н. Косыгина, 2018. – 308 с. Завидовские чтения. Выпуск 2.)

     (Фото. № 3, 4 из издания Завидовские чтения: Материалы историко-краеведческой конференции 2017 года / Российский государственный университет им. А. Н. Косыгина (Технологии. Дизайн. Искусство); сост. М. В. Строганов. М.: РГУ им. А. Н. Косыгина, 2018. – 308 с. Завидовские чтения. Выпуск 2.)
    


   На месте старой деревянной небольшой церкви, которая стояла с 1694 года, в 1844 году была построена новая каменная церковь святителя Николая. Церковь имела три престола главный — Николая Угодника, Покрова Пресвятой Богородицы (справа) и Великомученицы Екатерины (слева). Освятил церковь 22 мая епископ Григорий Постников. В 1880 году состоял священник Алексей Иоаннович Дюков. В 1897 г. в селе Сучки было 19 дворов 113 жителей.

   
     (По материалам издания Баваров А. Конаковская старина. Часть II. Церкви. – Конаково, 2003.)
    


   Место это очень древнее. Когда-то здесь стоял мужской монастырь Св. Николая Мерликийского.
   В писцовых книгах конца XVI столетия значится: «Царя и Великого князя монастырек на Сучку, а въ нем церковь Никола чюдотворца, а другая церковь Воскресенье Христова, того же монастыря всего 11 деревень и 4 починка».
   Судя по скудным архивным данным, монастырь сильно пострадал во времена польско-литовских нашествий и разорений. Так, в древнем документе (без даты) об одном из соседних монастырей (Живоначальной Троицы Рябова монастыря) упоминается
   «Никольский монастырь на Сучке» и служащий там поп Дмитрий. В документе говорится, что в связи с тем, что оба монастыря разорены, «…по новому государеву уложенью …князи, и бояре, и ратные люди, и всяки ездоки в ихъ монастырьской вотчине сильно не ставятца, и кормовъ, и подводъ, и проводниковъ у нихъ силно не емлютъ… а хто у нихъ на церковной земле учнутъ жити… никакихъ податей и денежных поборовъ … не брать».
   В писцовой книге Клинского уезда за 1624 г. при описании дер. Карачарово есть короткое упоминание о «храме на речке на Сучку», а при храме дворы крестьянина Сенки Назарова и бобыля Степанки Кондратьева.
   Далее в 17 веке в документах упоминается только Никольский погост, что на Сучку.
   Из переписной книги Тверского уезда 1677 г.
   «Погост Николая Чудотворца что на реке на Сучку в нем церковь Николая Чудотворца
   поп Сидор Степанов
   у него во дворе человек литовской породы Пашка Яковлев крепость ему по отступной Дмитровского уезда Николая Чудотворца Песошского монастыря села Рогачева крестьянина Офонки Давыдова
   пономарь Куземка Семенов у него брат Александр 5 лет у Куземки сын Ивашко году
   да тояж церкви крестьян (Крестьяне, приписанные к монастырям и церквям, относились к церковным крестьянам)
   Ивашко Титов у нево племянники Андрюшка Матюшка Семка Ивашко Бориско Афонасьевы дети у Андрюшки сын Мишка году Кононко Савин у нево сын Минка 6 лет
   бобыль Анашко Меркульев у нево два брата Федотко 20 лет
   Климко 12 лет у Анашки сын Андрюшка году
   бобыль Якушко Титов у нево четыре сына Гришка 15 лет
   Федка 9 лет Митка 5 лет Ивашко 2 лет»
   Итого: 2 крестьянских двора и 2 бобыльских

   По переписи Тверского уезда за 1710 г:
   октября в 3 день…
   Шеского и Кушальского стану погосту Николая чудотворца что на речке на Сучку священник Семеон Сидоров да дьячок Василей Семенов сказали по священству на том погосте церковь во имя Николая чудотворца деревянная
   да том же погосте он священник
   во дворе Семеон Сидоров 70 лет у него жена Василиса Иванова дочь
   70 лет
   у него детей сын Лаврентей 50 лет у него жена Анна Игнатьева дочь 30 лет
   у него дочери Агликерья 5 лет Федосья 3 лет у негож священника дочь девка Федосья 20 лет
   во дворе он дьякон Василей Семеонов 52 лет
   у него жена Домна Митрофанова дочь 48 лет
   у него детей сын Яков полугоду дочь девка Татьяна 3 лет
   во дворе дьячек Родивон Андреев 27 лет
   у него жена ево Евдокея Федорова дочь 25 лет у него две дочери Катерина 3 лет Ирина году мать вдова Федосья Анисимова дочь 70 лет
   во дворе дьячек Григорей Семеонов 42 лет у него жена Настасья Иванова дочь 42 лет
   у негож детей сын Василей полугоду дочь девка Фекла 8 лет
   а те вышеозначенные крестьяне приписаны в 703-м году к вотчине Тверскаго архиепископа к селу Карачеву (Село Карачево – древнее название города Корчевы)
   и ныне тех крестьян всякими зборы и оброки ведает стольник и Тверской камендант Иван Михайлович Кокошкин…
   на речке на Сучку мельница…»

   (л. 210) № 98:
   «Шеского и Кушальского стану погосту Сучков деревни Сажина староста …сказал … в вышеписанном погосте Сучках по переписным книгам 186-го году (186 г. по новому летоисчислению – 1678 г.)
   написано церковных крестьян
   и бобылей 4 двора а ныне те крестьянские дворы после переписных книг перевезены в 700-м году (При обозначении года в те времена единица опускалась, т. е. 703 год – 1703, 700 год – 1700) на пустошь Полтево…»
   До конца 18 в. Сучки называются погостом, с начала 19 в. – это казённое село Сучки.
   Из метрических книг 1720-х годов, хранящихся в ГАТО, видно, что священником в те годы был Антон Васильев, дьячком Родион Андреев, пономарем Стефан Григорьев. Упоминается также «бывший церковник» Фёдор Фёдоров с семьёй.
   В 1740 г. священником в храме упоминается Яков Фёдоров.
   В документах 1740 и 1750 гг. есть интересные записи о переводе «бывших церковников» в крестьянское сословие и переселение их в дер. Сажино, которая в те годы, как и погост Сучков, относилась к Домовой вотчине Тверского Архиерея.
   Так, в 1740 г. это была семья 73-летнего Лавра Савельева, в 1750 г. семья 83-летнего Фёдора Фёдорова.
   От упразднённого монастыря Николы Чудотворца на Сучку оставалась древняя деревянная церковь, которая являлась приходской для многих окрестных деревень на правом берегу Волги. К приходу относились казённые селения: Сучки, Сажино, Полтево, Яковлевское и владельческие: Карачарово, Вахромеево, Овсянниково, Кривякино, Андрониха, Кузнецово, Белавино, Александрово, Скрылёво, Шагарово и до 1794 г. Плоское (Плоски). Именно здесь прихожане совершали священные таинства крещения, исповеди, причастия, бракосочетания. Здесь на приходском кладбище они обретали свой вечный покой.

Николая Чудотворца церковь.   В середине 19 века местные помещики Орест Алексеевич Карпов с женой Варварой Дмитриевной, урождённой Рудаковой рядом со старой деревянной церковью построили новый каменный храм Николая Чудотворца, о чем гласила надпись на надгробной плите Варвары Дмитриевны:
   «Карпова Варвара Дмитрiевна, «полковница», † 1877. «По смерти мужа полковника Ореста Алексеевича Карпова покончила строительство храма сего»
   Расписывал строящийся храм, поселившийся в 50-х годах по соседству в сельце Карачарово, художник, князь Григорий Григорьевич Гагарин. Здесь же он завещал себя похоронить после смерти, что было исполнено в 1893 г.
   Около стен храма было похоронено много знатных людей, проживающих в данной окрестности – Гагарины, Дашковы, Сонн, Карповы и др.

   Сведения из книги В. Шереметевского «Русский провинциальный некрополь», М., 1914:

   Ахмановичъ Антонъ Антоновичъ, полковникъ, † 12 ноября 1843, на 73 г.
   Гагаринъ князь Александръ Григорьевичъ, р. 15 апрѣля 1858 † 5 февраля 1864
   Гагаринъ князь Григорiй Григорьевичъ, вице-президентъ Императорской Академiм Художествъ, р. 29 апрѣля 1810 † 18 января 1893. Съ кн. С. А. Гагариной
   Гагарина княжна Нина Григорьевна, р. 6 сентября † 20 декабря 1861
   Гагарина княгиня Софiя Андреевна, статсъ-дама, р. 25 iюня 1822
   † 8 декабря 1908, 86 л. Съ кн. Г. Г. Гагаринымъ
   Дашковъ Андрей Васильевичъ, тайный совѣтникъ, р. 1 iюля 1790
   † 15 марта 1865
   Карпова Варвара Дмитрiевна, «полковница», † 1877. «По смерти мужа полковника Ореста Алексѣевича Карпова покончила строительство храма сего»
   Соннъ Георгiй Карловичъ, подполковникъ, «убиенный злодѣями»
   21 сентября 1842, на 55 г. «Воззрѣхъ, ине бѣ помогающаго,
   и помыслихъ, и никто же заступи. Кровiю моею омый грѣхи
   и всели мя во дворѣхъ Твоихъ. Богъ мой великъ есть, не минетъ мене Судiя нашъ»
   Соннъ Екатерина Андреевна, рожд. Кашинцева, «подполковница», р. 21 октября 1789 † 6 августа 1858
   Там было захоронено много и других известных личностей, не вошедших в данный сборник. К примеру, известная археолог Юлия Густавовна Гендуне (1869–1909) – действительный член Императорского археологического института и Тверской Ученой Архивной комиссии, проводила раскопки финских городищ конца 1 тыс. до н. э. – нач. 1 тыс. н. э. и славянских курганов у с. Сухарина, деревень Городище, Загорье, Глинники Корчевского уезда Тверской губернии. Раскопки на городище Топорок (у с. Сухарина) являлись самыми крупномасштабными исследованиями подобного рода памятников до начала 30-х гг. 20 в. на всей территории Тверской губернии. Открытый на нём археологический комплекс остается и по сей день единственным на территории лесной зоны Европейской части России.
   Гендуне была похоронена на сучковском кладбище недалеко от церкви и рядом с семейной усыпальницей князей Гагариных.
   Рядом с храмом существовало приходское кладбище, где находили последний покой все прихожане храма в Сучках.
   Лиц иных вероисповеданий хоронили на конце кладбища на отдельном участке. Там, к примеру, был похоронен помещик лютеранского вероисповедания Георгий Сонн.
   Интересен факт существования в Сучках ещё одной церкви - Казанской Божьей матери, о которой информация практически отсутствует. С 1831 г. по 1840 г. все богослужения проводились именно в этой церкви.
   Село Сучки (или Никольское на Сучке) было важным селом в волости. Здесь не только находился приходский храм, но и пересекались тракты с села Завидово на Корчеву и с села Никольского на Гору (ныне Дмитрову Гору) через лес, речку Донховку и сельцо Кузнецово.
   Здесь же проходил и водный путь по Волге. Именно в Сучках жил и исполнял службу «Смотритель за судоходством на Волге». Так, в середине 19 века эту должность исполнял Титулярный Советник Дмитрий Алексеевич Теплоухов.
   Из справочника населённых пунктов Тверской губернии от 1859 г.: «село Сучки (Никольское) – село казенное, при реках Волге и Сучках и озере Сучковском, 2 православные церкви (Казанской Божьей матери и Николая Чудотворца) и 1 часовня, 18 дворов, 53 жителя мужского пола и 58 женского.»
   В 1916 г. в книге «Отчёт Общества организации путешествий учеников Тверской гимназии за 1915–1916 год. Экскурсия в село Кушалино и по Волге до села Кузнецова, под руководством директора гимназии П. П. Чернышева» (Тверь, 1917) описываются впечатления гимназистов о посещении села Сучки:
   «Сучки замечательны церковью и кладбищем при ней. На этом кладбище похоронены кн. Гагарины и известная исследовательница Тверского края Юлия Густавовна Гендуне. Неизвестная снаружи церковь поражает внутри своей прекрасной живописью. Над ней много поработал кн. Гагарин и каждая мелочь в ее отделке носит отпечаток продуманности. На кладбище находятся два памятника, которые произвели на меня большое впечатление своею простотою и в то же время художественностью. Оба просты: кресты, один из белого, другой из серого мрамора, но все части их удивительно пропорциональны. Кроме того, на них нет бьющей в глаза позолоты и это только прибавляет торжественности. На могиле Ю.Г. Гендуне отслужили панихиду, причём, пели сами экс-курсанты».
   «Часа в 3 экскурсанты направились бором в Сучки, где осмотрели церковь, живопись которой принадлежит кисти здешнего помещика, князя Гагарина. Церковь большая и живопись очень искусно, художественно исполнена. Затем была осмотрена маленькая церковь около Сучков.
   Возвращались обратно тем же путем. Бор по пути из Кузнецова в Сучки сухой и очень красивый».
   Существование в селе Никольское-Сучки в 1916 году двух церквей отмечено и другим гимназистом.
   «Побывали в старой и новой церквах, осматривая живопись».

   В советский период времени (до затопления) история села Сучки тесно связана с историей Кузнецовской фаянсовой фабрики. В начале 30-х годов по рекомендации В. В. Куйбышева на фабрику приезжает работать художник И. Г. Фрих-Хар, который привозит с собой группу известных художников и скульпторов. Перед ними была поставлена задача провести творческий поиск путей замены старых «кузнецовских» моделей и декоров и создать систему разработки новых изделий и рисунков для внедрения в массовое производство. В состав этой группы входили В. А. Фаворский, С. Д. Лебедева, М. П. Холодная, И. М. Чайков, И. Л. Слоним, Г. И. Кепинов, А. Е. Зеленский и Ф. А. Бесперстова. Группа работала и жила в селе Сучки. Осенью 1934 года художественная лаборатория, организованная Фрих-Харом в селе Сучки, была официально утверждена Наркоматом как структурная единица фаянсовой фабрики. Благодаря её творчеству конаковский фаянс получил мировое признание на Всемирной Парижской выставке в 1937 году, где предприятие было удостоено высшей награды Диплома «Гран-При».
   Но пришедший 1937 год стёр с лица земли и древнее село, и храмы, и кладбище, и художественную лабораторию, и людскую память. Здесь была осквернена могила Григория Григорьевича Гагарина, после чего он был перезахоронен в месте, где кроме редких туристов просто не ступает нога человека, в диком лесу, среди диких деревьев.
   Жители села были расселены по окрестным деревням и селам.

   Из книги Топунова И. В. Летопись села Нового, что на Волге и его окрестностей

   
     (По материалам сайта Конаковской межпоселенческой центральной библиотеки.)

     (Фото. № 5 с сайта Конаковской межпоселенческой центральной библиотеки.)
    


   Никольское-Сучки село находилось на правом берегу Волги, при речке Сучке и озере Сучковском. Писцовые книги середины XVI века сообщают о том, что на этом месте находился небольшой монастырь: «царя и великого князя монастырек на Сучку, а в нем церковь Никола Чудотворец, а другая церковь Воскресенье Христово». Но уже в грамоте 1650 года на его месте значится «погост, что был монастырь Николы Чудотворца на Сучку». В середине XIX века о существовавшем здесь монастыре напоминали надгробные плиты на старом кладбище, где существовала ветхая деревянная часовня.
   До 1764 года это была вотчина тверских архиереев. В сведениях 1722 года написано «погосту Сучков церкви во имя Николая Чудотворца. В том погосте попов и причетники четыре двора. Да в помянутом же погосте на речке Сучке мельница, в ней мельник деревни Клокова крестьянин Андрей Павлов». После 1764 года землями стала владеть Коллегия экономии. В конце XVIII века селение называлось «погост Никольский, - что на Сучке». Селение состояло из 3 дворов и 37 жителей. В 1844 году была построена новая каменная церковь, главный престол которой по традиции был посвящен святому Николаю. Село стало называться «Никольское». Но в Корчевском уезде уже существовали селения с таким названием. Вскоре оно стало называться «Никольское - Сучки», хотя в обиходе называли проще «Сучки». По сведениям 1859 года в селе находились две церкви и одна часовня, а также 18 дворов и 111 жителей.
   Село Сучки находилось рядом с усадьбой Карачарово, владельцем которой был известный художник Г.Г. Гагарин (1810 - 1893). В 1877 году им были расписаны стены в новой церкви, а также написаны иконы для старой церкви. При участии матери художника, княгини Софьи Андреевны Гагариной, при церкви была открыта школа. Около церкви сложился семейный некрополь Гагариных, где был похоронен и сам художник. Здесь же находилась могила известного археолога Юлии Густавовны Гендуне (1863 - 1909). В течение пяти лет она производила раскопки известного городища «Топорок», который находился на противоположном берегу Волги. Через село пролегала дорога из Корчевы в село Новое. Постройки были расположены в два посада; имелось 12 колодцев. В селе находился постоялый двор. В 1900 году в Сучках имелось 19 дворов и 113 жителей.
   В начале 1930-х годов здесь был создан колхоз «Красный Сучек». В связи с образованием Иваньковского водохранилища жители села были переселены, а церковь разрушена.

   Источник: Счётчиков К. И. Корчевская старина. Вып. 1. – М., 1999

   
     (По материалам сайта Конаковской межпоселенческой центральной библиотеки.)
    


Посмотреть всю карту