ПАЛОМНИЧЕСТВО ПО ТВЕРСКОЙ ЗЕМЛЕ
Савватьева пустынь
Нилова Столобенская пустынь
МОНАСТЫРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ
Калининский район
Рамешковский район
Кимрский район
Конаковский район
Старицкий район
Торжокский район
Лихославльский район
Зубцовский район
Ржевский район
Селижаровский район
Кувшиновский район
Вышневолоцкий район
Спировский район
Максатихинский район
Бежецкий район
Сонковский район
Кесовогорский район
Кашинский район
Калязинский район
Оленинский район
Нелидовский район
Андреапольский район
Пеновский район
Осташковский район
Фировский район
Бологовский район
Удомельский район
Лесной район
Сандовский район
Весьегонский район
Молоковский район
Краснохолмский район
Жарковский район
Западнодвинский район
Торопецкий район
Бельский район

ССЫЛКИ

СВЯЗЬ С НАМИ




ВЫШНЕВОЛОЦКИЙ РАЙОН, БЕРЁЗКА (БЕРЁЗКИ, ИМОВОЛЖСКИЙ ПОГОСТ)

БЕРЁЗКА (БЕРЁЗКИ, ИМОВОЛЖСКИЙ ПОГОСТ) - ВЛАДИМИРСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ ЦЕРКОВЬ


Е.И. Столица. Этюд церкви Владимирской иконы Божией Матери в Березках. 28 июня 1895 года.Бумага, масло. 18х24.Храм сооружен и освящен в 1761 году. Взорван в 1934 году; церковное кладбище полностью разрушено.


   ДОЛГАЯ ДОРОГА К ХРАМУ

   Ровно пять лет назад в селе Березки на месте взорванной в 1935 году церкви Иконы Владимирской Божией Матери установлен большой православный крест и началось возрождение храма со строительства часовни. Настоятель Преображенской церкви села Леонтьева отец Александр и священник из села Матвеева Спировского района отец Михаил освятили крест, отслужили водосвятный молебен памяти усопших, и впервые за семьдесят лет жители прихода и гости праздника прошли вокруг села крестным ходом. С тех пор третья суббота августа объявлена Днем села. Праздник постепенно обрел свои традиции и собирает множество гостей. У его истоков стоят Евгений Ступкин — предприниматель, коллекционер и председатель Вышневолоцкого краеведческого общества имени Сердюкова, член этого общества директор экскурсионного агентства Галина Зигерт, историк-исследователь Фаина Соловьева.

   ПРЕДАНИЯ СТАРИНЫ

   Первое летописное упоминание о селе Березки, что стоит меж озер Имоложье и Клин, нашлось на берестяных грамотах, оно восходит к 1478 году. Но как показали археологические раскопки, село было центром Имоложского погоста (погост в давние времена означал не кладбище, а место, где постоянно живут люди, а путешественники могут найти приют) еще в XII веке. А над ним на высоком холме возвышалась каменная церковь, построенная на средства подполковника Ивана Ивановича Кутузова и освященная в декабре 1761 года. Храм имел пределы в честь святителя и чудотворца Николая и святого великомученика Дмитрия Мироточивого, а знаменит он тем, что в нем дважды служил литургию протоиерей Иоанн Кронштадтский. Красота церкви вдохновляла великих русских художников, ее изображали на своих полотнах Столица, Розанов и Бродский, поэтому ее облик дошел до нас во всех подробностях.
   На церковном погосте похоронены дворяне Выдомские, Языковы, Волковы, храмосоздатель И.И. Кутузов (однофамилец великого русского полководца). Помещики в этих местах были небогатыми, имели всего по нескольку сот душ, но они внесли значительный вклад в историю и культуру отечества. До сих пор сохранился недалеко от Березок дом князя Ширинского-Шехматова, в нем сейчас располагается детский дом. Княжеский старинный род из Великого Новгорода, но он исконно владел этими землями. Братьев-князей было несколько. Из них Александр Андреевич известен как знаток иконописи, собиратель древностей и археолог. Он раскопал Федовский грунтовой могильник, и эти раскопки до сих пор считаются классическими. Еще он был писателем, охотоведом и заводчиком охотничьих лаек. Его книги о медвежьей охоте издавались до и после Октябрьской революции, да и сейчас медвежатники знают это имя, его книгой об охоте пользовался В.И. Ленин. Видимо, поэтому старого князя и его семью не трогали до его смерти в 1927 году, но потом жена и дочь все-так и были высланы.

   НА СТЫКЕ ВЕКОВ

   Дом Ширинского-Шехматова сохранился, а вот церковь, построенная им в 1904 году в традициях ХII века, в 1935 году тоже была взорвана. Изнутри она была расписана учениками Ильи Репина, там хранились иконы начиная с ХIII века, но они исчезли вместе со старинными документами.
   В небольшом сельце Лялино жили Евграф Кутузов и его пять дочерей, все они были связаны с революционным движением, а история семьи сохранилась в отчетах царской охранки. К февралю 1917 года в живых остались две сестры Кутузовых, их называли бабушками русской революции. Соседняя деревня Боровно подарена Кутузовыми племяннице Прасковье Языковой, которая вышла замуж за Логина Михайловича Манзея — участника русско-турецкой войны, а после выхода в отставку он был назначен вышневолоцким воеводой. В семье было девять детей, все четыре сына участвовали в войне с Наполеоном, особенно отличился Николай Логинович. Последние представители рода Манзеев Софья Николаевна с сыном Сергеем умерли в блокадном Ленинграде в 1942 году. В изучение истории дворянских родов вышневолоцкой земли внесла большой вклад историк, краевед, старший научный сотрудник местного краеведческого музея Фаина Соловьева.
   Сейчас в Березках жителей мало, да и те в основном дачники, а когда-то село было большим и довольно известным. Там жили и творили ректор Санкт-Петербургской академии художеств Владимир Беклемишев, художники Михаил Нестеров, Исаак Бродский, Аполлинарий Васнецов. Там снимала дачу семья Рерихов, а Николай Рерих вел в окрестностях археологические раскопки.
   В Березках находились амбулатория и школа, организованная Николаем Николаевичем Манзеем, позже школу поддерживали его дочь Софья с мужем Михаилом Сергеевичем Волковым. При школе были ремесленные мастерские для мальчиков и девочек. А затем Екатерина Беклемишева превратила школу из ремесленой в художественную. Она собирала по округе старинные вышивки, а вышивки, выполненные воспитанницами по этим образцам, демонстрировались на выставках, в том числе и заграничных. Мальчики обучались столярному делу, руководил мастерской художник Петр Субботин, который разработал целую программу художественного воспитания детей. В мастерской изготавливали мебель в русском стиле, несколько ее образцов сохранилось в местном краеведческом музее и у жителей ближних деревень.

   НА ПУТИ К ВОЗРОЖДЕНИЮ

   Последним священником церкви в Березках был протоиерей Николай Синицын, он прослужил в ней почти 35 лет. Приход тогда был очень большим, к нему относились деревни Остров, Боровно, Лялино, Дивинец, Подшевелиха, Федово, Старое и Новое Котчище, Подол, Мстинский Шлюз и другие. Постепенно многие из них заметно опустели. И вот в начале 2004 года для старого села начался новый отсчет времени. На церковном холме, где внимательный наблюдатель еще может отыскать остатки фундамента разрушенной церкви, члены Вышневолоцкого краеведческого общества имени Сердюкова начали возрождение храма. Идею за год до этого на собрании общества озвучила Галина Зигерт, для которой Березки — родное село. Ее поддержали члены общества, одобрил председатель Евгений Ступкин и благословил благочинный Вышневолоцкого округа протоиерей отец Василий.
   21 августа 2004 года в Березках состоялся первый за 70 лет праздник села, на который съехались гости со всей округи и даже из столиц. После молебна и крестного хода на церковном холме уроженец Вышнего Волочка, имеющий дом в Березках, академик Борис Сергеевич Соколов был удостоен звания почетного гражданина Вышневолоцкого района. Он рассказал о том, как выглядело село, когда там еще стояла Владимирская церковь. А жители поддержали идею строительства часовни на месте разрушенной церкви. Праздник села с тех пор стал традиционным. Спустя год народ снова собрался на молебен и крестный ход, академик Соколов подарил будущему храму икону Владимирской Божией Матери, написанную художником Ольгой Златарской.
   Еще через год было принято обращение жителей прихода к архиепископу Тверскому и Кашинскому с просьбой благословить их на строительство часовни. И благословение было получено. Праздник завершился концертом районного вокального ансамбля «Селяночка» и всеобщим чаепитием с пирогами.
   В августе 2007-го гости праздника еще на подъезде к селу увидели блеснувший вдалеке крест часовни. Она не была достроена, только подведен под крышу сруб да крыша отливала на солнце новенькой черепицей и была увенчана маковкой с крестом, которую сотворил житель села Леонтьева Алексей Билик. Среди многочисленных гостей праздника была внучка последнего настоятеля церкви Людмила Серафимовна Курбатова. Она подарила будущему храму рукописную «Летопись села Березки», которую ее дед вел 30 лет. Завершился праздник на берегу озера Имоложье в деревне Остров, где правнучка последнего священника Николая Синицына устроила званый обед для именитых гостей.
   И вот опять наступила третья суббота августа. И вновь съехались в Березки гости на молебен, крестный ход и пироги. Евгений Ступкин во время чаепития сказал, что дело со строительством часовни хоть и медленнее, чем хотелось бы, но все-таки продвигается. Под крестом окончательно доделали маковку. Подготовлена к изданию летопись села Березки. Он выразил надежду, что на Дне села в будущем году сможет раздать книгу жителям, чтобы они сохранили историю малой родины для детей и внуков. Часовня могла бы уже действовать, но те, кто восстанавливает храм, хотят все-таки возродить церковь и пристроить алтарь. Это, говорят они, дело будущего. А мечтают они о том, чтобы вместе с храмом возродилось и село.

   Нина АЗАРИНА «Вече Твери»

   
     (По материалам Официального сайта Тверской епархии.)

     (Рис. № 1 с сайта Сиреневый бульвар. Туристическая группа Трамвай 11.)




   Фаина СОЛОВЬЕВА

   Научный сотрудник
   Вышневолоцкого филиала
   Тверского объеденненого музея.

   ИЗ ИСТОРИИ СЕЛА БЕРЁЗКИ.

   Деревня Берёзки – одно из красивейших мест Вышневолоцкого края. Бывшее село Подольской волости расположено оно на высоком берегу озера Клин при слиянии его с озером Имоложье. Название своё получило "очевидно, от обилия росшего кругом берёзового леса, какового и в настоящее время как в самом селе, так особенно в окружающих село полях – достаточно".
   Так писал о нём в "Летописи церкви села Берёзки Вышневолоцкого уезда" священник Николай Андреевич Синицын. "Летопись" состоит из вступления, названного "Историко-археологические сведения о церкви села Берёзки Тверской епархии Вышневолоцкого уезда. 1898 года" и записей основных событий по годам с 1898 г. по 1928 г. (несколько лет пропущено). Рукопись эта была любезно предоставлена Вышневолоцкому краеведческому музею дочерью Синицына Екатериной Николаевной, в замужестве Троицкой. Она же подарила и фотографию своего отца на фоне дачи В.А. Беклемишева в Берёзках.
   Земля эта, входившая в состав Великого Новгорода, богата археологическими памятниками, изучением которых занимались ещё князь П.А. Путятин, князь А.А. Ширинский-Шихматов, И.А. Тихомиров, Н.К. Рерих и др. Даже священник Н. А. Синицын приложил к этому руку. В "Летописи" он пишет: "Близ дороги, ведущей из села Берёзки в д. Глуби на берегу озера Клин есть курган (в настоящее время разрыт, в этом кургане, говорят, была масса костей. Летом 1896 года я почти случайно нашёл в нём каменный молоток (привязной) и, ощупывая заступом одну сторону кургана, натолкнулся на кости, покрытые землею только на четверть аршина, и когда я осторожно стал снимать этот слой* то обнаружил три полных человеческих скелета, которые лежали на боку, лицом к центру кургана и лежали не рядом, а второй скелет опирался головою в ноги первого, а третий тоже самое – в ноги второго. Тут же найден битый горшок с пеплом". Курганы, селища, обнаруженные в этих местах, современные археологи датируют рубежом I и II тыс. н.э., а неолитические стоянки, две из которых находятся в нескольких сотнях метров от Берёзок, относятся к IV-III тыс. до н.э.
   Одна из старых дорог по Мете на Новгород проходила через Берёзки и Тубосс. Первое летописное упоминание о ней относится к 1478 г. и связано с походом Ивана III на Новгород: "...Месяца октября 27 на Волочке встретил великого князя посадник Новгородский Григорий Михайлович Тучин и бил челом в службу. Октября 28 на Берёзке приехал к великому князю Новгородец житиях служите..."
   В Берёзках было две церкви: одна каменная в самом селе, а другая деревянная на "новом" кладбище "в 1/4 версты". Каменная – во имя Владимирской Божьей Матери с приделами в честь Святителя и Чудотворца Николая и Великомученика Дмитрия Мироточивого -построена была в 1761 г. местным помещиком подполковником Иваном Ивановичем Кутузовым, умершим 20 января 1765 года в возрасте 67 лет, о чём говорила надпись на медной доске, висевшей на правой стене главного придела. Ниже было написано более мелким шрифтом: "Здесь же положено тело и супруги его Анны Семеновны, которая жила 82 года преставися декабря на 20 число 1765 года". Церковь имела один купол, была покрашена белой краской и крыта железом.
   Деревянная церковь в честь Успения Божьей Матери "об одном куполе" построена на средства вышневолоцкого купца Михаила Алексеевича Заворовского в 1870 г. В плане имела форму креста, была покрашена жёлтой краской и крыта также железом.
   При обеих церквях колокольни стояли не отдельно, а над входами в церковь, на каждой – по шесть колоколов. В каменной церкви иконостас был в 2 яруса с крестом наверху, в деревянной – в 1 ярус, "живопись везде хорошая". "Между иконами" особенно почиталась Владимирская икона Божьей Матери, "как древняя".
   Близ каменной церкви были погребены члены родов господ Вындомских, Манзей, Волковых, Языковых. Среди них: Логин Михайлович Манзей, статский советник, директор Вышневолоцкой конторы водяной коммуникации, умерший 17 декабря 1803 г. в возрасте 63 лет; его сын – Николай Логинович Манзей (1784-1862)-генерал, гусар, близкий знакомый А.С. Пушкина, участник Отечественной войны 1812 года, отличившийся в сражениях под Вязьмой, у реки Березины, при взятии Парижа. 4 января 1905г. в Москве умер Генерал от Кавалерии Константин Николаевич Манзей и был погребён в фамильном склепе "с южной стороны храма у самой стены". К.Н. Манзей был флигель-адъютантом, генерал-лейтенантом, командиром 7-й кавалерийской дивизии. С ней он участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. За боевое отличие был награжден орденом Белого Орла и золотым оружием. Позже командовал гвардейским корпусом. В юности служил адъютантом при наследнике престола великом князе Александре Николаевиче, будущем императоре Александре II, был знаком с М.Ю. Лермонтовым, входил в "Кружок шестнадцати". Военный историк, он написал "Историю лейб-гвардии гусарского Его Величества полка" (1859 г.).
   Ни церквей, ни этого кладбища в Берёзках уже нет. На холме осталось только несколько памятников и одна гранитная плита с надписью: "под сим камнем погребён надворный советник Илья Иванов сын Языков преставился в 1786 году октября 31 дня от рождения своего на 60 году".
   А когда-то сам Иоанн Кронштадтский, причисленный на Соборе Русской православной церкви в 1990 г. к лику святых, дважды служил Божественную литургию в Берёзкинской церкви.
   Протоиерей Андреевского собора в Кронштадте Иоанн Ильич Сергиев (1829-1908 гг.) был одним из самых знаменитых людей России на рубеже XIX-XX вв., прославившийся своей праведной жизнью, проповедями, помощью бедным. Проводимые им богослужения резко отличались от служб в большинстве церквей; проповеди со страстными призывами к милосердию и благотворительности, готовность в любой день и час принимать людей, исповедовать, причащать, помочь материально привлекали тысячи страждущих – не только кронштадцев, но и петербуржцев, а затем и жителей других городов и сёл. С просьбами о его молитве к нему шли письма со всей России, из Европы, Индии и Америки. "Когда отец Иоанн молился, чувствовалось, что он говорит с Богом, как бы воочию Его перед собой видя. Он требовал, умолял, упрашивал... Надо было видеть отца Иоанна за литургиею в алтаре, чтобы понять, как осязательны были для него те тайны, в которые мы верим так холодно и косно", – писал его современник и биограф священник И. Орнатский. – "На него смотрели, как на вселение живой благодати Христовой, и искали случая только прикоснуться к нему".
   В июне 1896 г. отцом Иоанном Кронштадтским была прислана в Берёзкинскую церковь Иверская икона Божьей Матери с "собственноручным его письмом, каковое и хранится прибитым к задней стороне иконы. Князь Андрей Александрович Ширинский-Шихматов заказал для неё прекрасный киот".Так написано в "Летописи" священником Синицыным, а далее он описывает посещение Берёзок отцом Иоанном, который часто предпринимал "поездки по городам с несметным количеством встречающих и провожающих".
   Впервые о. Иоанн Кронштадтский приехал на станцию Заречье 4 февраля 1899 г. почтовым поездом из С.-Петербурга. На станции его встречали о. Синицын, князь А. А. Ширинский-Шихматов и князь Нил Сергеевич Путятин. В то же утро в церкви села Берёзки он служил Божественную литургию "в сослужении восьми священников при трёх диаконах и пви пении вышневолоцких соборных певчих. Народа было так много, что храм не вмещал в себя всех прибывших, а большая часть народа стояла в церковной ограде и близ неё". Во время обеда в имении князя Ширинского-Шихматова он сказал "глубокую по чувству речь о важности и величии священнического служения; эту речь он сказал в графофон, который и воспроизвёл её с малейшими оттенками дикции".
   Во второй раз имение Ширинского-Шихматова "Островки" отец Иоанн Кронштадтский посетил 8 августа 1906 г., уже перенеся тяжёлую болезнь. В Берёзкинской церкви он отслужил "утреню и Литургию", посетил училище в Берёзках, "прослушал несколько песнопений (церковных) местного хора, посетил квартиру священника, затем отбыл в имение А.И. Манзей "Боровно", где принял радушное угощение и довольно долго гулял по прекрасному парку".
   По всей видимости, приезд в наши края Иоанна Кронштадтского был вызван его близким знакомством с А.А. Ширинским-Шихматовым, имение которого "Островки" находилось как раз на дороге со станции Заречье (позднее "Академическая") в Берёзки и Боровно. Князь, Андрей Александрович Ширинский-Шихматов (1868-1927) был известным археологом (раскопки Федовского могильника и др.), знаменитым охотником, автором книг "По медвежьим следам", "В свободную минуту", "Медведь и медвежья охота", составителем "Альбома пород северных собак (лаек)", собирателем старых икон.
   "Летопись", написанная Синицыным, содержит также записи о посещении Берёзок тверскими архиепископами Дмитрием, Антонием, тверским губернатором князем Николаем Дмитриевичем Голицыным, "осмотревшим школу, ремесленные классы и амбулаторию". Последние записи говорят о посещении Берёзок 8 октября 1920 г. преосвященнейшим Серафимом, епископом Тверским и Кашинским, который гостил уже у Н.А. Синицына, а не в "Островках", о смерти в Москве кн. Ширинского-Шихматова 2 февраля 1927 г. и о кражах церковного имущества. К сожалению, отец Синицын ничего не пишет о художниках и других известных людях, снимавших здесь дачи. Но его записи содержат много иных, часто уникальных сведений.


Схема села Березка. В центре села Владимирская церковь. В верхней части схемы Кспенская церковь.

   В начале XIX в. село Берёзки согласно "Ведомости дворянских имений", принадлежало помещице Матрене Вындомской подпоручице Дарье Измайловой, прапорщице Марье Костеровой и майору князю Афанасию Мещерскому и насчитывало 54 "души мужского полу по ревизии". Но позднее Берёзки перешли в собственность к Манзеям, чьё родовое гнездо находилось рядом - в Боровно. Последними хозяевами имения были Александра Ивановна Манзей и ее дочь - Софья Николаевна Манзей, мужем которой был егермейстер Высочайшего Двора Михаил Сергеевич Волков. Он скончался в Ницце 11 февраля 1900 г. в возрасте 49 лет. Тело его было привезено в Берёзки и похоронено при Владимирской церкви 24 апреля, "покойный отличался ревностию к просвящению народа и широкою благотворительностью". Сама С.Н. Манзей-Волкова умерла в блокадном Ленинграде в 1942 г., пережив на несколько месяцев своего сына Сергея Михайловича – последнего представителя рода Манзей – выходцев из Шотландии.
   Согласно "Сборнику статистических сведений о Тверской губернии" начальная школа в с. Берёзки была открыта в 1881 г. и содержалась на средства Николая Николаевича Манзей. Располагалась она в собственном доме, имела одну комнату, на каждого ученика приходилось 2,1 кв. аршина пола и 6,82 куб. аршина воздуха. Преподавала учительница, окончившая гимназию, дворянка, получавшая в год 300 рублей, жила на отдельной квартире. В школе было 5 учебников и 10 книг для чтения. В 1886/87-м учебном году школу посещали 27 мальчиков и 8 девочек. Девочки обучались рукоделию. Для учеников из дальних деревень был приют.
   6 декабря 1894 г. в с. Берёзки была открыта школа ведения Министерства финансов – в память младенца Николая (сына М.С. Волкова). Дом для этой школы арендовал у церкви М.С. Волков, он же и содержал школу на свои средства. При школе имелся "прекрасный хор певчих, управляемый учителем". "Березкинская школа снабжена всеми учебными пособиями в избытке. Жалование как учащие, так равно и большие певчие получают от г. Волкова. Учащие имеют готовые квартиры, освещение и отопление. Помещение школы прекрасное".
   При школе имелись ремесленные классы, куда принимались мальчики после окончания курса в школе, они обучались столярному и сапожному ремёслам. Жили мальчики-ремесленники в общежитии при школе, "содержание, одежда и обувь ремесленникам от того же г. Волкова".
   В сапожной мастерской были две швейные машинки, на которых ученики точали "недлинные охотничьи сапоги", хромовые кавалерийские сапоги, мужские штиблеты из мягкой хромовой кожи и башмаки "простого товара". Из кожи, получаемой из Вышнего Волочка, за год изготавливали изделий на 2 тыс. рублей.
   Столярная мастерская выпускала художественную мебель. В докладной записке Вышневолоцкому уездному земскому собранию, представленной в сентябре 1909 г., художник Берёзкинской столярно-сапожной мастерской Петр Иванович Субботин предложил выработать программу "систематического обучения учеников". При поступлении ученика в школу он должен первый год заниматься в столярной мастерской и два дня в неделю посещать уроки рисования и черчения. "На второй год его нужно ставить резать резьбу, тоже два дня в неделю, включая сюда рисунок и чертёж". А последние два года он должен три дня уделять "на рисунок, сочинение рисунков, на резьбу, раскрашивание своих вещей" и прослушать краткий курс истории прикладного искусства всех стилей. В то же время Субботин предлагает делать вещи "русского стиля", т.к., во-первых, сам является "поклонником национального творчества" и, во-вторых, "все рынки переполнены мебелью иностранного стиля," "эти вещи дороги", "не особенно удобны" и "публика неохотно их покупает". Перед своей мастерской он ставит следующие цели: "вещи должны быть первой необходимости, красивые, удобные, прочные и дешёвые". Некоторые образцы мебели из этой мастерской (стол, зеркало, кровать) хранятся в Вышневолоцком краеведческом музее. Уверена, что ещё многие изделия Берёзкинской столярно-кустарной художественной мастерской стоят в домах Вышневолоцкого района.
   Согласно "Летописи церкви села Берёзки" в 1904 г. "в трёх училищах прихода обучалось мальчиков и девочек 146 человек", а с сентября 1908г. "открыто в с. Берёзки двухклассное Министерское училище".
   К сожалению, НА. Синицын ничего не пишет об открытии фельдшерского пункта в Берёзках, но в записи за 1901 г. он упоминает о посещении тверским архиепископом Дмитрием амбулатории. В статье "Лекарский помощник" Ю.Г. Епатко пишет, что она была построена на средства С.Н. Волковой в начале нашего века. Рядом находился дом её заведующего, которым стал фельдшер Исидор Романович Щасный, проработавший здесь более 20 лет. Его сменил врач Соколов Сергей Борисович, сын которого Борис Сергеевич Соколов, член Президиума Российской Академии наук, Президент Российского палеонтологического общества, в 1985 купил дачу в Берёзках и каждое лето приезжает в родные места.
   Берёзки находятся недалеко от станции Академической посёлка Заречье. Именно отсюда шла раньше дорога с поезда на "Академическую дачу" – через имение князя Ширинского-Шихматова, деревню Лялино и ещё две деревни. Поэтому-то значительную часть дач, построенных С.Н. Волковой в Берёзках, снимали художники.
   Ректор Петербургской Академии художеств скульптор В.А. Беклемишев с семьей занимал "большую белую дачу", у него часто жил И.И. Бродский, любимый ученик И.Е. Репина, которого он называл "Рафаэлем XX века".
   "Прекрасная семья, чудная дача. Бродский занимал домик в саду. Сам Беклемишев - большой, стройный, красивый, с гривой чёрных волос. Его жена – необычайно культурная, две хорошеньких дочки-подростки и сын – студент, красивый, как и вся семья". Здесь Бродский написал множество этюдов, два портрета жены Л.М. Гофман (1908, 1913 гг.) и др.
   Екатерина Ивановна Беклемишева основала летом 1909 г. в Берёзках школу-мастерскую кустарных вышивок. В ученицы принимались девочки не моложе 12-13 лет, число учениц колебалось от 10 до 25 человек. Для мастерской был нанят крестьянский дом, приглашены художники для составления рисунков, заведующей стала местная учительница. Мелкие работы выполняли дома, крупные – в мастерской; ученицы во время работы получали хлеб, чай и молоко с баранками.
   Ряд лет снимали дачу в Берёзках Николай Константинович и Елена Ивановна Рерихи, с ними был и их младший сын Святослав. Интересуясь древностями, они занимались здесь археологическими исследованиями.
   Н.К. Рерихом в 1903 г. было открыто и описано городище (42,5x35 м) у д. Лялино, находившееся на противоположном от Берёзок берегу озера Клин. Площадка городища защищена двумя мощными валами и двумя глубокими рвами.
   Лето 1910 и 1911 гг. урывками и лето 1912 г. полностью провёл на даче в Берёзках М.В. Нестеров. Здесь он написал портрет В.А. Беклемишева и 20 этюдов к "Христианам". Дачи эти после революции были проданы на вывоз.
   Это только некоторые сведения из многовековой истории Берёзок.
   А сколько мы ещё не знаем?!

   Литература:

   1. ПСРЛ, т.Х-XV, Московский летописный свод конца XV века. Изд-во АН СССР, 1949.
   2. Рукопись "Летопись церкви села Берёзки Вышневолоцкого уезда", сост. свящ. Синицыным (не опубликована).
   3. Записки отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества, т.VII, вып.1, 1905 г.
   4. Рукопись "Путеводитель по памятникам истории и культуры. Материалы к археологической карте территории бывшего Вышневолоцкого уезда", сост. Репманом А.Х. (не опубликована).
   5. Орнатский И. Житие и труды приснопамятного протоиерея праведника отца Иоанна Кронштадтского // Жития и творения русских святых М. Изд-во "Современник" - Донской монастырь, 1993.
   6. Лукашевский Е.Кронштадтский проповедник // Журн. "Наука и религия", № 5, 1990.
   7. Стрижёв А. Охотник-натуралист А.А. Ширинский-Шихматов // журн. "Охота и охотничье хозяйство", № 6, 1984.
   8. Рукопись "Ведомость дворянских имений Тверской губернии в Вышневолоцком уезде лежащих, по порядку их владельцев, с показанием статьи, к коей они по рекрутской повинности принадлежат", не ранее 1805 г. (хранится в Вышневолоцком краеведческом) музее КОФТ 09 (не опубликована).
   9. Сборник статистических сведений о Тверской губернии, т. III. Вышневолоцкий уезд. Издание Тверского губернского земства. Тверь, 1889.
   10. Постановления Вышневолоцкого очередного уездного земского собрания 26-30 сентября 1909 г. Тверь.
   11. Егорова Е. Школа кустарного производства Е.И. Беклемишевой // Журн. "Искусство и жизнь", № 4, 1916.
   12. Епатко Ю. Лекарский помощник // Газета "Вышневолоцкая правда", № 45, 19 марта 1991 г.
   13. Памяти И.И. Бродского. Воспоминания. Документы. Письма. Л., 1959.

   
     (По материалам электронной версии "Вышневолоцкого историко-краеведческого альманаха" № 3 с сайта Вышний Волочек.)

     (Рис. № 2 из электронной версии "Вышневолоцкого историко-краеведческого альманаха" № 3 с сайта Вышний Волочек. Рис. № 3 с сайта Сиреневый бульвар. Туристическая группа Трамвай 11.)



Н.В.Розанов.Церковь Владимирской иконы Божией Матери в Березках.1907 год.Холст, масло.52Х37.


   Материалы взяты из книги Бориса Сергеевича Соколова, академика Российской Академии Наук, лауреата Ленинской премии СССР, российской независимой премии "ТРИУМФ" и международной премии имени Николая Рериха - "Записки с берегов Имоложья" -

   В начале двадцатых годов XX века ещё в хорошем состоянии были главная Берёзкинская церковь Владимирской иконы Божией Матери и примыкавшее к ней со всех сторон небольшое кладбище с тёмными, белыми и красноватыми каменными надгробиями, замкнутое со всех сторон крепкой оградой и цепочкой высоких берёз. Сейчас лишь некоторые из них уцелели; самая мощная берёза осталась как бы сторожем у исчезнувших входных ворот.
   Церковь, несомненно, в моей жизни в Берёзках занимала большое место, тем более, что наш дом почти непосредственно граничил с церковной оградой. Рядом стояла и сторожка (она хорошо видна на этюде Е.И. Столицы), в которой в начале двадцатых годов жил «псаломщик на ставке дьякона» И.З. Клюев («Изотыч») вместе со своей сестрой, монахиней из Вышнего Волочка. Изотыч был мастер на все руки - паял, лудил и сочинял стихи на злобу дня. Вместе с моим другом детства Антонином Раменским (из известной династии учителей Раменских), внуком «Изотыча» Серёжей Громовым мы были почти ежедневными посетителями этой сторожки. Изотыч готовил нам острые железные наконечники к тростниковым стрелам (для вересковых самострелов) - страшной пробивной силы: эти стрелы насквозь пробивали мою бойскаутскую шляпу из тонкого фетра и крупные красные яблоки. Удивительно, но Бог миловал нас от увечья. В самом храме с мамой я бывал часто, молился и даже исповедовался в грехах у доброго батюшки - отца Николая Андреевича Синицына. Папа в церкви бывал очень редко. Но зато не было пропущено ни одной пасхальной или архиерейской службы, которые своей торжественностью, прекрасным хором с регентом и театральностью производили на меня сильнейшее впечатление.
   Я становился сосредоточенным и тихим, надолго задумывался о таких таинственных вещах, как жизнь и смерть. А в пасхальные дни с утра бегал на колокольню и звонил в большой колокол; в малые колокола надо было уметь трезвонить, мне это было недоступно. Церковь, безусловно, заставляла меня размышлять о вере, Боге - и тогда, и много позднее. Особенно при отпевании и погребении, чему в Берёзках приходилось быть частым свидетелем. Я сохранил уважение к верующим людям, но для меня тайна Творца так и осталась за стеной научного знания.
   Берёзкинский каменный храм, эффектно расположенный на вершине моренного холма над озером Клин, несомненно, был самой большой достопримечательностью Берёзок; он привлекал к себе внимание как верующих, так и неверующих, как художников, так и архитекторов. Его отличали возраст и сложность сооружения, встроенность колокольни в храм и необычность положения паперти, открытой к северу, а не к западу, хотя общая внутренняя ориентировка была канонической. В 1986 году дочь священника Екатерина Николаевна Троицкая предоставила мне возможность познакомиться с некоторыми историко-археологическими сведениями об этом храме и связанным с ним приходом по рукописи отца Николая Андреевича Синицына, которая, безусловно, достойна самостоятельной публикации как важный документ эпохи XIX-XX веков. В своих записках, доведённых до 1933 года, когда были сброшены и потом разбиты колокола церкви, отец Николай приводит список своих предшественников более чем за 100 лет (с 1790 года), а в памяти потомков местных жителей хранилось представление, что на вершине холма на юго-восточной окраине села находятся остатки фундамента дома какого-то ещё более раннего священника. Судя по всему, это была окраина парка помещиков Вындомских; огромные дубы, ясени и клёны сохранились до сих пор, но среди них встречаются гигантские пни деревьев, несомненно, многосотлетнего возраста.
   Во время нашего приезда в Берёзки в 1919-1920 годы существовала и вторая периодически действовавшая церковь, на постройку которой в 1870 году получил разрешение вышневолоцкий купец Заворовский, но она была хоть и большой, но деревянной, с печным отоплением; в 1925 году она была продана в одну из соседних деревень, причём за разборку печи взялся псаломщик И.З. Клюев, который свалился на груду кирпичей и вскоре скончался. Я отлично помню этот печальный эпизод и папины попытки спасти Изотыча. Это кладбище сейчас так сильно заросло лесом, что многие жители Берёзок его просто считают рощицей, хотя когда-то именно здесь были массовые захоронения, в том числе иностранцев из обслуживающего персонала семей князя Ширинского-Шихматова и, вероятно, Волковых-Манзеев. Обе церкви соединялись великолепной берёзовой аллеей, образующей как бы стержень села. В нашу бытность в двадца-тых-тридцатых годах возникло и третье кладбище, примерно в километре от каменной церкви, к востоку, на красивом песчаном береговом откосе озера Клин, поросшем березнячком. Сейчас это единственное действующее кладбище, вполне обихоженное, с рядом хороших надгробий. На нём похоронен отец Николай Синицын - последний священник в Берёзках, скончавшийся, в виде счастливого исключения, в своей постели. На этом кладбище и наша семья имеет семь родных могил, включая места упокоения моих родителей.
   К тридцатым годам напор антирелигиозной пропаганды и нужда быстро возникавшей промышленности в строительных материалах (металл, кирпич) уже слились в нечто единое: церкви стали рушить, железные конструкции их демонтировались, колокола пошли в переплавку. Всё это прямо коснулось и Берёзок. В 1933 году, как уже отмечено, с колоколен каменного и деревянного храмов колокола были сброшены и разбиты (было по шесть колоколов в каждом храме). Погибли славившиеся своим вековым звоном великолепный 157-пудовый колокол Берёзкинской каменной церкви, вылитый в Твери в 1858 году на средства прихожан,и второй, меньший колокол весом около 100 пудов, вылитый на средства основателя храма И.И. Кутузова в 1763 году. Надо сказать, что эта старинная церковь была построена и освящена ещё в 1761 году, она отличалась превосходным убранством и великолепными иконами, имевшими драгоценные оклады -дарения соседних имений. Дважды в этот известный храм приезжал Иоанн Кронштадтский с губернским духовенством и проводил службу.
   В Берёзкинский приход входило 4 усадьбы и 20 больших деревень. Надо ещё помнить, что в эти военные и революционные голодные годы многие тянулись к храмам как к возможности молиться о спасении России и близких, а смертность от эпидемий была ужасающей. Я помню, что иногда хоронили по три покойника одновременно; однажды похоронили человека, находившегося в летаргическом сне. Чудом его стоны услышал сторож, но было уже поздно.
   Хотя местные власти в 1934 году храм взорвали до основания, никакого дарового кирпича они не получили, как рассчитывали, но они не желали поверить, что в XVIII веке технология изготовления раствора, скреплявшего каменную кладку, включала в свой состав яичный белок, и такая кладка могла распасться только на беспорядочные блоки, годные лишь в отвал или на заделку колдобин на разбитых дорогах. Так закончилось существование одной из жемчужин провинциального церковного зодчества начала XVIII века. Храм запёчатлён тремя выдающимися живописцами - Е.И. Столицей, Н.В. Розановым и И.И. Бродским на художественных полотнах. Теперь знаменитый Берёзкинский храм Владимирской Божией Матери с двумя его пределами - Чудотворца Николая Мирликийского и Великомученика Димитрия Солунского - можно увидеть только в музейной экспозиции.
   Дальше было ещё страшнее: были взломаны церковные гробницы, разрушены фамильные склепы, поломаны кладбищенские кресты, вскрыты погребения, выброшены из них останки умерших столетия тому назад и разворовано всё, «что блестело», вплоть до именного оружия, полученного за защиту Отечества в различных войнах; на улице валялись черепа. Постичь природу этого варварства нельзя никакими усилиями нормального разума. А ведь на этих двух кладбищах помимо сотен крестьянских могил были семейные могилы людей из родов, известнейших всей России: Вындомских, вымерших уже к середине XIX века, Кутузовых, Языковых, героев российских сражений Манзеев (один из них был смотрителем Вышневолоцкой водной системы - первой в России), Волковых (среди которых был один из первых ректоров Санкт-Петербургского Горного института А.В. Лерхе) и многих других.
   Пользовавшийся всеобщим уважением священник Н.А. Синицын не мог предотвратить этот разбой, он сам подвергся преследованию, арестовывался, сидел в тюрьме и уже с 1929 года был вынужден отказаться от проведения служб. Слава Богу, что его дом не сожгли, как это часто бывало, он стоит второе столетие и сейчас в нём проживает внучка священника Людмила Серафимовна Курбатова. В 1895 году дом специально был приобретён М.С. Волковым для отца Николая, четверть века прослужившего в Берёзкинской церкви. Тогда же был приобретён и дом для дьякона и псаломщика.
   В картину мира моего детства обе церкви, их тихие кладбища, связывающая их тенистая берёзовая аллея, пересекающая дорогу на Боровно, - всё это вошло как единое целое, привычное и чрезвычайно близкое. Церковная аллея всегда была по пути - и на школьный двор, в конце которого был обсаженный кустарником пруд с золотистыми карасями (а вечером - с привидениями); и в церковную сторожку за новыми стрелами к Изотычу; и в лес на поиски гнёзд кукушки, так никогда и не найденных; и на перевоз в Ляли-но; на заманчивую Боровенскую дорогу; да и у края самой аллеи, при пересечении её с дорогой на Боровно, лежал ежедневно наблюдаемый большой гранитный камень, и было так важно узнать, наконец, растет он или не растёт. Давно уже знаю, что он не растёт и расти не может, но и сейчас, через 85 лет, я частенько останавливаюсь перед ним и, испытывая тоску по детству, думаю, какое же это счастье - верить в чудо.
   Перед сном мама считала, что я должен читать молитву: «Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный, помилуй нас. Господи, помоги мне исправиться». Сейчас я, конечно, атеист, но не завершённый. Перед стеной достигнутого человеческого Знания ещё находится наше Незнание. Может быть, это и есть смятение таинственной души перед уходом человека из жизни. Думаю, что возникновение Разума происходит у обезьяно-человека и дальше в таком порядке: чувство «Страха», потом - «Удивления», потом - «Творчества» и, наконец, «Благодарения» (отсюда и возникли все религии). Я часто вглядываюсь в свою детскую фотографию 1916 года и по глазам вижу, что я родился в стадии «Удивления», а потом пошло всё дальнейшее, вплоть до «Сомнения».

   
     (По материалам сайта Сиреневый бульвар. Туристическая группа Трамвай 11.)

     (Рис. № 4 с сайта Сиреневый бульвар. Туристическая группа Трамвай 11.)


   Село Березки, от Твери 150 верст, от Волочка 22 версты.
   Церковь Владимирская, построена в 1761 году, каменная, престола три: главный Владимирской Божией Матери, пидельные: Святителя Николая и Великомученика Димитрия Мироточивого.
   Церковные документы: опись 1848 года, метрики с 1800 года, исповедальные с 1830 года.
   В 1901 году служили: Священник Николай Андреевич Синицын, 38-ми лет, студент семинарии, в служении с 1884 года, священником с 1888 года, состоял законоучителем в 2-х земских училищах и катихизатором, награжден в 1894 году набедренником. Диакон Александр Матфеевич Полозов 24-х лет, окончил духовную семинарию, диаконом с 1899 года. Псаломщик Александр Павлович Шуткин 25-ти лет, в должности с 1895 года. Церковный староста крестьянин Димитрий Артемьев, в должности с 1896 года.
   Прихожан в сельцах: Боровно, Лямине, Островке, Александрове, в деревнях: Острове, Запольках, Осипове, Лямине, Глубях, Котчище, Подоле, Литягине, Елиной Горе, Липовце, Сатыгине, Федове, Финдиряеве, Подшевелихе, Знаменском, Дивинце, Полохове, Ширяеве - 270 дворов (1104 мужчины, 1222 женщины).
   
   В 1915 году служили: Священник Николай Синицын 53-х лет, окончил семинарию, на службе 30 лет, в Владимирском храме 19 лет. Штатный диакон Евгений Предтеченский 37-ми лет, на службе 18 лет, в Владимирском храме 8 лет. Псаломщик Василий Синев 27-ми лет, на службе 8 лет.
   Прихожан в деревнях: Остров, Лялино, Глуби, Сатыгино, Осипово, Литягино, Запольки, Подол Липовец, Финдеряево, Подшевелиха, Старое Котчище, Новое Котчище, Елина Гора, Дивинец, Полохово, Ваваево, Федово, Ширяево - 1114 мужчин, 1268 женщин.
   В приходе сей церкви находилось девять часовен: 1) в деревне Глубях, Святых Мучеников Флора и Лавра, деревянная; 2) в деревне Старой Котчище, Преподобного Варлаама Хутынского, деревянная; 3) в деревне Подол, Святителя Модеста, деревянная; 4) в деревне Дивинце, Святого Архистратига Михаила, деревянная; 5) в деревне Финдеряеве, Успения Божией Матери, деревянная; 6) в деревне Знаменском, Знамения Божией Матери, деревянная; 7) в деревне Ширяеве, Преподобного Нила Столобенского, деревянная; 8) в деревне Полохове, Знамения Божией Матери, построена в 1895 году, деревянная; 9) на Мстинском шлюзе Ик. Святителя Николая.

   
     (По материалам изданий: Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. - Тверь, 1901., Справочная книга по Тверской епархии. Тверь, 1915.)

    


© 2006 Православные Храмы Тверской Земли