ПАЛОМНИЧЕСТВО ПО ТВЕРСКОЙ ЗЕМЛЕ
Савватьева пустынь
Нилова Столобенская пустынь
МОНАСТЫРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ
Калининский район
Рамешковский район
Кимрский район
Конаковский район
Старицкий район
Торжокский район
Лихославльский район
Зубцовский район
Ржевский район
Селижаровский район
Кувшиновский район
Вышневолоцкий район
Спировский район
Максатихинский район
Бежецкий район
Сонковский район
Кесовогорский район
Кашинский район
Калязинский район
Оленинский район
Нелидовский район
Андреапольский район
Пеновский район
Осташковский район
Фировский район
Бологовский район
Удомельский район
Лесной район
Сандовский район
Весьегонский район
Молоковский район
Краснохолмский район
Жарковский район
Западнодвинский район
Торопецкий район
Бельский район

ССЫЛКИ

СВЯЗЬ С НАМИ




УТРАЧЕННЫЕ ХРАМЫ ТВЕРИ

ЦЕРКОВЬ УСПЕНИЯ БОГОРОДИЦЫ ЕДИНОВЕРЧЕСКАЯ

г. Тверь, 2-й проезд Карпинского, д. 10, д/с № 125.


Успенская церковь. 50-е годы XX века. Фото. из коллекции Ника Харлея с сайта Retro photos of mankind's habitat.

   Недалеко от церкви Благовещения на берегу р. Соминки находилась церковь Успения Богородицы (конец XVIII - начало XIXв.), которая действовала до конца 1930-х гг. Примерно между этими двумя церквями располагалось Волынское кладбище XVII века, на котором в течение нескольких столетий покоились останки известных и уважаемых в Твери людей: священников, архитекторов, преподавателей, купцов, военноначальников и офицеров Русской Армии.
   Открытую было для православных богослужений Успенскую церковь взорвали при хрущевских гонениях, в 1964 году.

   
    (По материалам официального сайта Тверской епархии.)
    (Фото. № 1 из коллекции Ника Харлея с сайта Retro photos of mankind's habitat.)

   В царствование Павла I во многих городах Российской империи начинают возводиться единоверческие храмы. На северной окраине Твери, с четверть версты западнее Волынского кладбища, у берега Соминки в 1799 году поднялись своды Успенской церкви. Строили ее старообрядцы, которые отныне принимали православное духовенство, но сохраняли старые, писанные до реформы Патриарха Никона богослужебные книги, двуперстие, древнее унисонное знаменное пение. Эту единоверческую церковь Успения Божией Матери воздвигли на могиле юродивого Макария Гончарова, свято почитавшегося тверским людом в конце XVIII века. 9 ноября 1800 года Государем Императором Павлом Петровичем и Святейшим Синодом единоверческие (старообрядные) приходы были официально учреждены в лоне Русской Православной Церкви. Несколько месяцев спустя в образовавшийся на Соминке приход был назначен православный священник, отец Андрей из села Гнилицы Тверского уезда, и в Успенской церкви начались постоянные богослужения. Средства новой общины были крайне скудны. Это не удивительно, ведь в единоверие согласилась перейти только бедная часть старообрядцев, а их большинство, в том числе купечество продолжало числиться "беспоповцами" и не признавало никакой церковной иерархии. В скромном убранстве Успенской церкви той поры были примечательны иконы XV-XVII столетий, хранившиеся со времени Раскола в семьях и передававшиеся из поколения в поколение. Только в 70-х годах XIX века прихожанам удалось сменить ее обветшавшую тесовую крышу железной, а саму церковь и появившийся вокруг старообрядческий погост обнесли каменной оградой.

Образ Богоматери (первая половина XVI века) из деисусного ряда иконостаса Успенской единоверческой церкви. Тверская областная картинная галерея.

   После выхода манифеста Царя-страстотерпца Николая II от 17 октября 1905 года гонения на старообрядцев были окончены. Многие из них, не видя смысла в продолжении противостояния, возвращались в лоно Русского Православия. Общее падение веры заставляло все здоровые силы общества искать пути выхода из духовного кризиса. Некоторые благодатные изменения, наметившиеся тогда, нашли свое отражение в жизни Успенского прихода. При нем была начата организация женской монашеской общины, для которой разрабатывался проект комплекса построек, предусматривавший расширение ограды и возведение сразу нескольких зданий - келий, школы, бани. Эти планы не осуществились, но зато позволили провести необходимый капитальный ремонт и перестройку самой церкви. В 1907 году она принимает законченный вид с росписями сводов, большой луковичной главкой и шатровой колоколенкой.
   Вихри Октябрьской революции не сразу ворвались в жизнь волынской окраины. Здесь, вдалеке от крупных городских производств, пролетарские идеи укоренялись плохо. Первыми удары безбожников принимали православные приходы, а единоверческая церковь действовала до конца 30-х годов.
   Сюда, лишенный 29 сентября 1936 года регистрации и получивший от городского начальства официальный запрет на свое архипастырское служение, фактически перенес свою кафедру владыка Фаддей (Успенский). Только в Успенской церкви по воскресным и праздничным дням он еще имел возможность совершать богослужения, так как остальные храмы города были уже закрыты или отняты у епархии "живоцерковниками". Дух того времени хорошо передает фрагмент жития священномученика, ныне составленного игуменом Дамаскиным (Орловским): "В Твери народ искренне и глубоко любил архипастыря. Для народа и духовенства он был подлинным святым наших дней. Еще издали завидев владыку, люди останав-ливались и кланялись ему. Он тогда просил возчика остановиться, чтобы всех благословить. Возил архиепископа один и тот же извозчик Василий. Бывало, когда он подъезжал к дому архиепископа, к нему подходил сотрудник НКВД и говорил: "Не вози больше владыку, а то мы тебя убьем". Владыка Фаддей, узнав об этом, сказал Василию: "Не бойся, Василий, смерти не надо бояться…" Не прошло и недели после этого разговора, как Василий скончался. Теперь архиепископ ходил в храм через весь город пешком…"
   Владыке сослужили протоиереи Иоанн Морошкин и Николай Вершинский, приходской священник, которому было уже около восьмидесяти лет. Их в скором времени ждали исповеднические и мученические венцы, а Успенскую церковь - пятилетнее запустение. Она устояла во время боевых действий на рубеже Соминки и была открыта в конце Великой Отечественной войны для православных богослужений. Власти помогли выполнить необходимый ремонт. При этом главку на церкви разобрали, исчезли погост и ограда вокруг нее. В лихолетье многие древние иконы пропали, некоторые оказались в запасниках Калининского краеведческого музея. Но один образ Казанской Божией Матери, пребывавший в Успенской церкви послевоенной поры, помнят жители Твери и сегодня.
   Замечательная икона, с которой Богородица смотрела "как живая", милостивым и каким-то необычайно теплым ликом буквально притягивала внимание приходящих сюда. Казанский образ весь был в обрамлении драгоценных украшений, принесенных верующими и вспомнившими о вере людьми для Царицы Небесной, усердным заступничеством Которой они получали утешение. Не раз служил молебны пред этой иконой настоятель Успенской церкви отец Квинтилиан Вершинский, после окончания казахстанской ссылки много потрудившийся для Тверского благочиния и являвшийся с 1945 по 1948 годы духовником преподобноисповедника Сергия (Сребрянского). Батюшка написал замечательные воспоминания о почившем в селе Владычня Лихославльского района святом, в которых есть такие слова: "Всякий раз, когда я беседовал с ним, слушал его проникновенное слово, передо мной из глубины веков вставал образ подвижника-пустынножителя…" Пройдя полковым священником испытания русско-японской войны и пережив спустя четверть века в качестве заключенного ужасы ГУЛАГа, архимандрит Сергий на склоне лет воистину стяжал "дух мирен". Кротко внимал и сопереживал ему отец Квинтилиан, сам повидавший много горя и страданий.

О. Квинтилиан Вершинский. 1932 год. Калининская тюрьма.

   Близким батюшка рассказывал, что в конце срока, полученного в 1932 году за участие в собрании православного священства, которое было несогласно с решением калининских властей о передаче Вознесенского собора обновленцам, он жил на "свободном поселении". Как-то, во время выпавшего священнику дежурства заполыхала степь, что неминуемо, без разбирательств, грозило расстрелом за вредительство. И батюшка услышал брошенные начальником слова: "Этого утром - в расход". Как горячо молился он тогда, и остался жив! Верим, Господь уготовал двум тверским созидателям благочестия, собеседникам при жизни встречу и в небесных обителях.
   Окончив свой земной путь, митрофорный протоиерей Квинтилиан Вершинский был похоронен 18 ноября 1956 года на старом Николо-Малицком кладбище. Он совсем немного не дожил до новой антирелигиозной волны, прокатившейся по всей стране при Хрущеве.
   В период с 1958 по 1964 годы в СССР было закрыто или уничтожено около 12 тысяч храмов и 18 монастырей…
   Молодость Светланы Сергеевны Князевой, сегодня живущей в одноэтажном доме на углу улиц Красина и Карпинского, пришлась как раз на это время. За историей ее семьи встает целая эпоха. Стены дома, перевезенного сюда в послевоенные годы из района нынешней площади Мира, до сей поры хранят атмосферу старины. Его первый хозяин, Иван Викторович Гусев родился в 1854 году и служил в Вознесенской церкви у Старого моста через Волгу. Протоиерей Иоанн был членом Русского географического общества. Составленные им отчеты о результатах метеорологических наблюдений в дореволюционное время направлялись в Санкт-Петербург. Почил отец Иоанн Гусев на 83-м году жизни, в феврале 1937-го и похоронен на Волынском кладбище.
   Его дочь Ольга в 1911 году вышла замуж за Сергея Некрасова, выпускника столичной духовной академии. У них родились дочери Лиза и Света. Воспоминания Светланы Сергеевны об отце, которому в середине XX века довелось служить в Успенской церкви на Соминке, проникнуты искренним уважением и немеркнущей любовью.
   Сергей Михайлович Некрасов родился 23 сентября 1885 года в семье диакона села Кошелево Старицкого уезда Тверской губернии. Его корни по отцовской и материнской линиям - в духовном сословии. Детские и школьные годы Сережа провел в селе Воронцово бывшего Корчевского уезда, куда отец Михаил Некрасов был переведен на службу. После начального четырехклассного образования юноша успешно окончил Тверскую духовную семинарию и в 1907 году поступил в Петербургскую духовную академию при Александро-Невской Лавре. Завершив полный академический курс, Сергей Михайлович в течение 1911-1915 годов служил преподавателем Тверского епархиального женского училища и состоял членом городской архивной комиссии, одной из лучших в Российской Империи. Во время торжеств, посвященных 300-летию Дома Романовых, молодой архивист был представлен Государю Николаю Александровичу, который тогда приезжал в Тверь. Имея ярко выраженный аналитический склад ума, Сергей Михайлович в различных ситуациях очень верно оценивал малейшие изменения окружающей действительности. В 1914 году, отпуская свой класс на летние каникулы, он сказал: "Скоро начнется война". Осенью пораженные ученицы подходили к нему с одной фразой: "Вы пророк!" В январе 1916-го их любимого преподавателя назначили по той же должности в Холмскую духовную семинарию, которая в связи с Первой Мировой войной располагалась в Москве.

Протоиерей Иоанн Гусев. 90-е годы XIX века. Тверь.

   Полтора года преподавая в Первопрестольной, он неоднократно консультировался у профессора медицины Заседателева по причине хронического заболевания горла, и вердикт был однозначен - менять род занятий. В августе 1917 года Сергея Михайловича принимают на службу в Министерство финансов, и он в должности участкового податного инспектора отправился с семьей на Ставрополье, где Некрасовы пережили время Гражданской войны. Они вернулись на родину после страшной засухи и неурожая в 1921 году. Сергей Михайлович служил в Тверском губфинотделе, пока в 1930-м не был уволен "по чистке госаппарата". Несколько лет он состоял на временных работах в различных советских организациях, пока не переквалифицировался на сотрудника по планированию текущей деятельности Калининской промысловой кооперации. В 1937 году вызывался к начальству "на ковер" и имел большие неприятности за то, что был замечен в церкви на отпевании тестя-священника. Почти 10 лет Сергей Михайлович занимался плановой деятельностью, а в годы Великой Отечественной войны даже возглавлял статистический отдел областного управления промкооперации. В 1945 году он был награжден медалью "За доблестный труд" и по достижении предельного возраста вышел на пенсию по старости.
   Началась новая глава жизни бывшего советского служащего. В начале 1946 года шестидесятилетний Сергей Михайлович Некрасов становится секретарем епископа Калининского и Великолукского Арсения. 1 сентября владыка рукоположил его в иереи с назначением третьим священником соборной церкви "Белая Троица". Из-за слабости здоровья совмещать две должности отцу Сергию было непросто. В конце мая 1947 года епископ Арсений переводит иерея в Михаило-Архангельскую церковь города Торжка, освободив его по личному прошению от обязанностей секретаря епархиального управления
   Здесь ревностное служение отца Сергия как второго священника, совершавшего множество треб, было отмечено. Он награждается набедренником и фиолетовой скуфьей, а уже в мае 1948 года возвращается в областной центр, став вторым священником церкви Успения Божией Матери на Соминке. Ровно через два года, в связи с болезнью отца Квинтилиана Вершинского, иерей Сергий Некрасов становится настоятелем Успенского прихода и несет это служение более четырех лет. Указом Святейшего Патриарха Алексия I от 30 марта 1954 года он был награжден наперсным крестом.
   Тяжело приходилось в то время любому приходу. Установленный советским государством прогрессивный налог на храм достигал 81 %. Община, так называемая "двадцатка", едва могла свести концы с концами, о какой-то хозяйственной или социальной деятельности даже не помышляли. Служил отец Сергий не громко, сдержанно, но очень проникновенно. Одолевали болезни, сказывался преклонный возраст. В эти годы настоятель особенно дорожил дружбой со священником Петром Знаменским. Отец Петр перед войной был репрессирован, оказался в магаданских лагерях и чудом вернулся оттуда уже после смерти Сталина. Первую партию бывших заключенных в крайней степени истощения погрузили как дрова и отправили на "большую землю". Возвращение в родной Калинин щемило сердце. Сыновья священника погибли на фронте. Матушка осталась здесь голодовать с двумя малыми дочерьми и вскоре умерла от тифа. Старшую из них добрые люди устроили учиться в ФЗУ (там сносно кормили и давали форменную одежду), а младшая, Ниночка попала в детский дом. Отец не один месяц делал запросы во все подобные учреждения и все же к концу 50-х нашел ее.
   В 1962 году протоиерей Петр Знаменский был назначен настоятелем Успенской церкви. Полученная им в заключении болезнь ног постоянно давала о себе знать. Нестерпимые боли мешали священнику ходить, при внезапно наступавших обострениях он буквально падал. Последнее время у постели тихо умиравшего страдальца неотлучно находилась дочь Нина Петровна. Похоронили протоиерея Петра Знаменского в 1966 году, а пребывавший уже к тому времени за штатом отец Сергий Некрасов дожил до 1976 года, оставив после себя для потомков личный архив.


Община Успенской церкви. 1954 год. Слева - о.Сергий Некрасов с супругой Ольгой Ивановной.

   В послевоенное время в Успенской церкви на Соминке довелось служить еще нескольким священникам. Вот их имена (возможно, список неполный):
   - отец Иоанн Сазонов;
   - отец Виталий (?);
   - отец Сергий Ранжев;
   - отец Василий Саменич.
   Если о судьбах этих священников почти ничего неизвестно, то история Успенской церкви определеннее. Разрушили ее к 1964 году (сейчас на этом месте детский сад №125). Долго разбирали прочную кладку церковных стен, частично устоявших при взрыве.
   Уцелевшие после святотатства кирпичи решили использовать для новой котельной, но так ее и не достроили. До сих пор над 2-м проездом Карпинского печальным памятником того события возвышается красная кирпичная труба, взывающая к нашему покаянию.

   Сергей ПОГОРЕЛОВ "Судьбы Тверской Волыни"

   
    (По материалам сайта ТВЕРСКАЯ ВОЛЫНЬ.)
    (Фото с сайта ТВЕРСКАЯ ВОЛЫНЬ.)


   Успенская церковь, построена в 1799 году, каменная, престол один Успения Божией Матери.
   Имелись следующие церковные документы: опись 1834 года, метрики с 1822 года, исповедные с 1823 года.
   В 1901 году служили: Священник Григорий Евфимьевич Березкин 53-х лет, окончил духовную семинарию, в служении с 1868 года, священником с 1876 года, награжден в 1900 году камилавкой. Псаломщик Василий Михайлович Шевелев 27-ми лет, в должности с 1900 года.
   Прихожан в Твери, Тверской Ямской слободе, Вышнем Волочке, Торжке, Красном Холме, в Тверском уезде деревне Глазково, в Новоторжском уезде селах Обудове, Будове, в деревнях Перхове, Захарове, Колокольне, в Вышневолоцком уезде в деревнях Пенькове, Васильеве, Елевферьеве, в Страрицком уезде в деревне Якшине - 40 дворов (93 мужчины, 117 женщин).


Успенская церковь. 50-е годы XX века.

   
    (По материалам идания Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. - Тверь, 1901.)
    (Фото с сайта ТВЕРСКАЯ ВОЛЫНЬ.)


© 2006 Православные Храмы Тверской Земли