ПАЛОМНИЧЕСТВО ПО ТВЕРСКОЙ ЗЕМЛЕ
Савватьева пустынь
Нилова Столобенская пустынь
МОНАСТЫРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ
Калининский район
Рамешковский район
Кимрский район
Конаковский район
Старицкий район
Торжокский район
Лихославльский район
Зубцовский район
Ржевский район
Селижаровский район
Кувшиновский район
Вышневолоцкий район
Спировский район
Максатихинский район
Бежецкий район
Сонковский район
Кесовогорский район
Кашинский район
Калязинский район
Оленинский район
Нелидовский район
Андреапольский район
Пеновский район
Осташковский район
Фировский район
Бологовский район
Удомельский район
Лесной район
Сандовский район
Весьегонский район
Молоковский район
Краснохолмский район
Жарковский район
Западнодвинский район
Торопецкий район
Бельский район

ССЫЛКИ

СВЯЗЬ С НАМИ

Яndex

www.yandex.ru



УТРАЧЕННЫЕ ХРАМЫ ТВЕРИ

СМОЛЕНСКАЯ КЛАДБИЩЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

г. Тверь, Смоленское кладбище (Смоленский переулок).

Фото из архива Алексея Лукина.

   Смоленская кладбищенская церковь построена в 1782 году, каменная, престолов два: Смоленской Божией Матери и Божией Матери "Тучная Гора".

   По данным 5-й ревизской сказки на март 1795 года.
   Церковь Одигитриевская.
   Священник Алексей Семенов, вдов. Писанный в последнюю перед сим ревизию города Твери при кафедральном соборе ипподиаконом, а в 1784 году произведен был города Твери ж к Рождественской церкви, что в Ямской слободе, во священника, потом в 1785 году определен ко оной кладбищенской церкви для исправления священнослужения. Жена его Мавра Ивановна умерла в 1789 году.

   По данным Клировой ведомости на декабрь 1801 года.
   Церьковь Смоленская каменная, восьмерик деревянный, крыта тесом, построена в 1784-м году, однокомплектная.
   Священник Алексей Семенов Шавров 48-ми лет. Из богословия, проповеди сказывает в соборе по назначению и в своей церкви в праздничные дни. Вдов. В настоящий чин определен в 1784 году, граммату имеет.
   Дьячек Иван Гаврилов Вознесенский 34-х лет. Уволен из пиитики, в чтении и пении хорош. Женат. В настоящий чин определеи с 1784-го года, посвящен в стихарь, гpaммaтy имеет и перехожий указ от Трех исповедников (Воскресения Христова г. Твери) к оной церькви. Жена его Соломониа Петрова 34-х лет. Дети их: Елена - 7 лет, Константин - 5 лет, Агрипена - 3 года.
   Понамарь Матфий Васильев Полозов 24-х лет. В школах небыл, в чтении нехуд, в пении средствен. Холост. В настоящий чин определен с 1795 года, посвящен в стихарь, гpaммату имеет и перехожий из села Казанскаго к оной церькви указ.

   По данным 6-й ревизской сказки на июль 1811 года
   Смоленская кладбищенская церковь.
   Священник Алексей Семенов 58-ми лет.
   Дьячек Иван Гаврилов 43-х лет. К означеной Смоленской церкви переведен в 1797 году из Воскресенской церкви из пономарей.
   Пономарь Алексей Яковлев 20-ти лет. В сие звание определен из певчих в 1805 году. Родом из Старицкого уезда села Буконтова пономаря Иакова сын.

   В 1901 году в Смоленской церкви служили: Протоиерей Александр Стефанович Виноградов 56-ти лет, студент семинарии, в служении с 1863 года, священником с 1864 года, Протоиереем с 1900 года, в 1895 году награжден наперстным крестом. Священник Иоанн Васильевич Виноградов, студент семинарии, в служении с 1867 года, священником с 1872 года, в 1893 году награжден наперстным крестом. Диакон Алексей Иоаннович Соболев 26-ти лет, диаконом с 1894 года. Псаломщик Георгий Михайлович Малеин 63-х лет, в должности 1857 года. Псаломщик Иоанн Владимирович Платонов 31-го года, в должности с 1885 года. Церковный староста купец Нестор Михайлович Лошкарев в должности с 1887 года.

   По данным на 1915 год в Смоленской церкви служили: Протоиерей Иоанн Соловьёв 53-х лет, окончил академию, на службе 29 лет, из них 2 года в Смоленской церкви. Священник Александр Петропавловский 38-ми лет, окончил академию, на службе 15 лет, из них 11 лет в Смоленской церкви. Псаломщик-диакон Феодор Пешехонов 41-го года, на службе 22 года, из них 2 года в Смоленской церкви. Псаломщик Александр Никитский 40-ка лет, на службе 19 лет, из них 6 лет в Смоленской церкви.

   На Смоленском кладбище похоронены:
   Виноградов Александр Стефанович, протоиерей Смоленской церкви, † 24 XI 1902, 61 г.
   Дмитровский Николай Иванович, протоиерей Смоленской церкви, † 11 III 1894.
   Лошкарев Нестор Михайлович, староста Смоленской церкви, купец II гильдии, † 14 VI 1905, 77 л.

   
    (По материалам изданий Матисон А.В. Духовенств Тверской Епархии XVIII веков: Родословные росписи. Выпуск четвертый. СПб.: Издательство ВИРД, 2005., Духовенство и приходы города Твери и Тверского уезда. 1801 год: Клировые ведомости / Тверской государственный университет, НИИЦЦИ и ПК им В.В. Болотова. Редкол.: Т.Г. Леонтьева (отв. ред.) и др. - Тверь: Тверской гос. ун-т. 2008., Добровольский И.И. Тверской епархиальный статистический сборник. - Тверь, 1901., Ротермель Б.Н. Некрополь Смоленского кладбища г. Твери. Тверь: Научная книга, 2007. и Справочная книга по Тверской епархии. - Тверь, 1915.)
    


Школа № 22 на месте Смоленской церкви.



         ТВЕРСКОЕ СМОЛЕНСКОЕ КЛАДБИЩЕ

   Тверская школа №22 стоит на фундаментах Смоленской церкви. Рядом -- здания Тверского индустриально-экономического колледжа. В общем пространстве -- знаменитая спортивная площадка, которую может лицезреть каждый, кто ездит по Смоленскому переулку. Площадка устроена на костях наших славных предков. До вчерашнего дня она была стихийной. Сейчас здесь развернуты работы по цивилизованному устройству спортивного комплекса. Бульдозеры и энергичные рабочие делают футбольную площадку с вечным травяным покрытием.
   Конечно, чуть ли не треть города стоит на бывших старинных кладбищах. Конечно, с этим уже смирились, хотя строить города на людских костях все-таки нехорошо. Но строим и не боимся, как говорит церковь, суда Божьего.
   Для тех, кто неравнодушен к прошлому и протестует против традиционного кощунства,-- публикация краеведа Бориса Ротермеля.

   После Указа 9 апреля 1772 года Екатерины Великой о запрещении захоронений внутри городов в Твери хоронили только на кладбищах, находившихся на окраинах. Это были Смоленское, Предтеченское, Волынское, Исаевское (за Тверцой), Неопалимая Купина (оно возникло в 1771 году после отвода земли для захоронения умерших от чумы) и позднее открытое лютеранское (немецкое). На этих кладбищах еще хоронили и в первой половине ХХ века. Кроме них захоранивали в Христорождественском (массовые захоронения), Желтиковом, Николо-Малицком и Отроч монастыре также еще в начале ХХ века.
   Одним из самых древних и больших городских кладбищ всегда было Смоленское.
   Оно возникло на юго-восточной окраине Твери в начале XVIII века на одной из «татарских горок», где ордынцы в XIII -- XIV веках пасли своих лошадей. Сохранилось самое раннее упоминание, что здесь в 1760 году был похоронен тверской купец Перфильев Гаврила Герасимович. При перепланировке Твери в 1763 -- 1765 годах командой архитектора П.Р. Никитина это кладбище было определено как основное городское и была построена деревянная церковь. А уже в 1782 году на средства прихожан была начата строением и окончена в 1784 году взамен деревянной каменная однопрестольная церковь во имя Смоленской иконы Божией Матери. В этом же году 12 мая была освящена преосвященным Иоасафом архиепископом Тверским и Кашинским.
   В 1863 году прихожане и священнослужители церкви решили с южной стороны устроить придельный храм во имя Тихона и преподобного Макария Калязинского. Но тверской купец Егор Иванович Коняев, обладавший чудотворной иконой Божией Матери «Тучная гора», сведения о чудесных творениях которой сохранились в документах нашего архива, изъявил желание передать ее в Смоленскую церковь с целью большей доступности для страждущих тверичей, для чего предложил придел устроить во имя этой иконы. «…Я стар, у меня она находится около 50 лет… лучшим местом для нее будет храм Смоленский, потому что место самое высокое в Твери, где во время наводнений тверичи спасались вместе со своим имуществом. Пусть и царица небесная «Тучная гора» будет почивать своею благодатью на этой горе. Сам я не доживу, то пусть меня вместе с иконой принесут сюда и ее оставят в церкви…»
   Придел был построен в 1866 году, а 15 июля 1887 года после литургии в храме и водоосвящения в доме с крестным ходом икону перенесли в храм и установили в иконостасе. Через два года в возрасте 97 лет Е.И. Коняев скончался и был похоронен на этом кладбище.
   В 1903 году по проекту архитектора В.И. Назарина Смоленская церковь была значительно расширена с северной стороны, что увеличило ее вместимость на 330 человек. В конце XIX века были устроены на севере кладбища дополнительные святые ворота.
   За все годы существования само кладбище несколько раз расширялось. Самые крупные в 1873 году и в 1916 году были сопряжены с большими трудностями. С юга оно ограничивалось рекой Лазурью, а позже и образовавшимися между ними еврейским и татарским кладбищами. На западе между кладбищем и территорией ремесленного училища (ныне политехнический техникум) проходила дорога через реку Лазурь к деревне Бычково (ныне она вошла в состав города).
   Вплоть до середины ХХ века за Лазурью располагались кожзавод «Красный Октябрь» (до 1918 года владелец В.А. Шкваркин), совхозные поля, фруктовый сад (посаженный в 1946 году), далее начинался лес. С севера и востока кладбище ограничивалось землями ямщиков и крестьян с их огородами и постройками.
   К сожалению, до 1892 года кладбищенское хозяйство находилось без должного поддержания порядка организации учета, содержания и охраны могил. Были претензии живших в отдалении от Твери родственников, не имевших возможности часто ухаживать за захоронениями, которые, будучи документально не зафиксированными по месту, с трудом находились. И только 4 февраля 1897 года, после принятия устава, было впервые организовано попечительство о Смоленском кладбище.
   Смоленское кладбище представляло собою уникальное для Твери собрание памятников - гробниц, фамильных склепов, представляющих художественно-архитектурные сооружения из камня, художественного чугунного и бронзового литья. Кладбище кроме родственников часто посещали просто любопытствующие и экскурсанты из других городов России. Как рекламировалось в 1928 году в экскурсионном путеводителе по Твери: «Наиболее часто встречаются памятники из крупнозернистого финляндского гранита рапа-киви красного цвета, из серого мелкозернистого сердобольского гранита, из черно-белого диорита, черного базальта, темно-серого долерита, а также из белого и светло-серого мрамора и из известняка, известного под названием Старицкого камня»…
   Но особо важной значимостью Смоленского кладбища для Твери, ее истории, стало то, что за почти трехсотлетнее существование оно упокоило несколько поколений тверичей. Тех, которые после вселенского пожара 1763 года построили оригинальной планировки каменную, совершенно новую Тверь, являвшуюся потом образцом подражания для всей России. Ведь неспроста Екатерина Великая писала: «Тверь самый красивый город после Петербурга».

Фото из архива Алексея Лукина.


   На Смоленском кладбище были похоронены люди знатные и простые, известные и неизвестные, высокообразованные и неграмотные. Среди них главы администрации, чиновники, священнослужители, работники здравоохранения и просвещения, купцы, помещики, мещане, крестьяне, гости Твери. Тут же были захоронены участники войн, в том числе ополченцы 1812 года и 1877 - 1878 годов, 1914 - 1918 годов и 1941 - 1945 годов, православные и католики. Рядом через дорогу были отдельные захоронения иудеев и магометан. Все они были тверичами. Здесь нашли свой вечный покой не один десяток тысяч людей в одиночных или семейных могилах. Среди них следует напомнить хотя бы некоторые известные имена в истории Твери и нашего края.
   Главы городской администрации: Карпов А.Ф., Ваганов И.Е., Немов С.С.
   Купцы-благотворители: Коняевы, Светогоровы, Вагановы, Решетовы, Богдановы, Вагины, Яньковские-Русины.
   Священнослужители: Виноградов А.С., Любский М.П.. Лебедев Г.М., Покровский И.И., Приклонский В.В., Модестов Г.М., Рубцов И.А.
   Архитекторы: Федоровы П.Ф. и А.П.
   Врачи: Потемкин П.С., Орфанов П.С.
   Чиновники: Плетнев В.А., Плетнев М.А., Петропавловский И.Ф., Покровский А.Д., Юнгфер М.К., Вода Д.С., Митропольский Н.А., Колтыпин Н.А.
   Преподаватели: Розе Н.О., Овсянников Н.Н., Лебедевский Н.Н., Владиславлев Ф.В., Богоявленский В.А.
   Генералы и адмиралы: Арбузов П.М., Золотарев В.И., Нервель Е.И., Нордштейн А.П., Строцкий М.А.
   Колосов В.И. -- краевед-историк, автор книги «Прошлое и настоящее Твери», его сын Колосов В.В., врач, Жизневский А.К. -- председатель Тверской казенной палаты, археолог, основатель тверского музея, первый председатель ТУАК.
   Иллюминарская М.А. -- начальница и содержательница женской гимназии для бедных детей, на ее могильной плите было высечено: «Мир праху твоему незабвенная труженица на ниве знаний народной».
   Юргенсон Ф.К. -- аптекарь, владелец самой старой (1777 г.) и лучшей тверской аптеки (ныне №1). Готовил в год до 12 тыс. лекарств по рецептам.
   Волконский Ю.Н. -- князь.
   Соколов В.И. -- коллежский регистратор, первая жертва тверского трамвая спустя неделю после его пуска.
   19 августа 1931 года горсовет Твери принимает неожиданное решение о закрытии с 20 августа текущего года Смоленского, Еврейского, Татарского и Предтеченского кладбища с мотивировкой «в целях оздоровления и санитарного благоустройства города, ввиду переуплотнения и многолетнего использования… кладбища находятся в заселенных частях города, а также в связи с перепланировкой города и дальнейшего развития жилстроительства в районах указанных кладбищ на основании ст.ст. 50, 52, 54 и 55 правил НКВД и Наркомздрава…»
   Мог ли кто из родственников (если он еще был жив) признаться в родстве и предъявить свои права на надгробие умершего (может быть, сто -- триста лет назад), не думая о последствиях для себя и своей семьи. Ведь безумство тех лет у некоторой части нашего общества граничило со звериной жестокостью. Газета «Тверская правда» 29.10.29 г. созвучно времени писала «…железной метлой вымести из состава безработных с биржи труда Аваевых, Коняевых и прочих замаскировавшихся под рабочих…»
   Приближался печальный конец древнего тверского кладбища. Прошел назначенный срок, уникальные надгробия были распилены на поребриковый камень, который затем был уложен при начавшемся асфальтировании центральных улиц и площадей города.
   В 1948 году запустевшее и полуразрушенное Смоленское кладбище территорией 4,5 га было решено благоустроить -- организовать охрану, оградить, сделать водоспуски, отремонтировать подъездные пути и озеленить, высадив 2000 деревьев и 1000 кустов. Этим же решением было предложено:
   г) прекратить разработку земли под огороды на Смоленском и Волынском кладбищах;
   д) организовать изготовление и продажу памятников с удовлетворением полной потребности города.
   Но 12 июня 1952 года горисполком принимает решение:
   «…1. Утвердить проект отвода земельного участка в Новопромышленном районе по Советскому (Смоленскому) переулку на территории бывшего Смоленского кладбища под строительство школы на 440 мест с размещением здания школы на месте бывшей церкви с выделением пришкольного участка из земель закрытого кладбища общей площадью 1,07 га…» А 21 июня текущего года вносится изменение -- построить эту школу на 960 мест.
   Пришла техника, управляемая людьми, сгребли и неизвестно куда вывезли останки умерших и все, что осталось от Смоленской церкви. Исчезла «Татарская горка», зато образовалась насыпь под Волоколамским проспектом. Началось «освоение» «земель бывшего Смоленского кладбища».
   31 декабря 1954 года отводится земельный участок площадью 1,08 га под школу рабочей молодежи, а 10 февраля 1955 года отводится 6889,4 м2 обкому КПСС под здание райкома КПСС. Затем отстраиваются учебный корпус и общежитие техникума, а потом и другие здания. Прокладывается Волоколамский проспект через вновь построенный мост через реку Лазурь и часть объездной дороги вдоль той же Лазури.
   От бывшего Смоленского кладбища остается и ныне незастроенной малая часть его за Вагжановским (Архангельским) переулком с захоронениями партизан и воинов, погибших в 1941 году в боях за город, и на восток от них -- отчетливо приметные бугорки заброшенных, но еще нетронутых могил. А по западной и южной окраинам кладбища ныне проносятся в разные стороны троллейбусы и автомобили.
   Смоленское кладбище -- это одна из страниц нашей большой тверской истории, это люди, жившие до нас и создавшие все, чем мы сейчас пользуемся и что видим, это те, которые погибли или умерли от ран, защищая Россию от неприятеля.

   Борис РОТЕРМЕЛЬ, краевед

   
    (Статья с сайта Областной еженедельной газеты "Вече Твери".)
    

Фото. с сайта http://spas.tvcom.ru/


         ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ «ТУЧНАЯ ГОРА»

   В Смоленской кладбищенской церкви г. Твери в прошлом веке находилась особенно чтимая икона Божией Матери, известная под названием «Тучная Гора». Она помещалась в иконостасе придельного храма Смоленской церкви, посвященном Ее имени, и весьма часто вносилась, по просьбе желающих, в их дома.
   Лик Божией Матери в малый профиль с Предвечным Младенцем на левой руке, глава Божией Матери обращена несколько вправо; очи устремлены прямо на молящегося; на кисти правой руки находится гора, и в горе видится вершина церкви с несколькими куполами и крестами; Предвечный Младенец с благословляющей десницею. Письмо на иконе довольно древнее.

   Предание об этой иконе следующее:

   Тверской гражданин, сын татарина, Козма Волчанинов назад тому лет 300 производил в одном из монастырей города Твери внутренние работы в храме. Работ было много, и все они отданы были одному ему, Волчанинову, с подряда по условию. Но как везде, так и тут, кроме работ, означенных в условии, нашлось немало непредвиденных дополнительных работ. Эти последние работы сделаны были Волчаниновым уже без всякого договора, по одному только взаимному доверию настоятеля и братии к мастеру и мастера к настоятелю с братией; и сделаны были вполне исправно и добросовестно. По окончании всех работ и расчетов настоятель, довольный подрядчиком, пожелал благословить его святою иконою и предоставил ему самому выбрать любую икону по его желанию. Тогда Волчанинов указал настоятелю на икону Божией Матери, именуемую «Тучная Гора», стоявшую на полу за левым клиросом соборного храма. Настоятель с удовольствием исполнил его желание, тем более, что икона эта, вероятно за излишеством1, находилась на неподобающем ей месте. С глубоким благоговением и полною верою Волчанинов принял св. дар от настоятеля; благочестно перенес св. икону в свой дом, чтил ее как величайшую святыню, во всю жизнь свою и при смерти заповедал, чтобы и дети его чтили ее и хранили в доме своем со страхом и благоговением, и чтобы она, как собственность, переходила из рода в род в потомстве старшего сына его; по пресечении же мужского колена чтобы передана была в храм Божий.
   Но не редко и самые благочестивые и добрые завещания отцов не сохраняются и не исполняются в точности недобрыми детьми и наследниками. Внук Волчанинова, получивший в наследство от отца и деда своего вместе с имуществом и св. икону, пренебрег прародительским внушением о почитании св. иконы; она оказалась излишнею в комнатах его; вынесена была она из дома на чердак и оставлена была там в совершенном небрежении. Но Царица Небесная, видимо, вразумила неразумного наследника. Невестка его терпела много напрасных огорчений и оскорблений в доме, и выведенная из терпения, по малодушию своему, решилась поднять на себя руки; она задумала уйти в тайное место, в баню, и там удавиться. Лукавый сильно склонял ее к самоубийству: баня была недавно истоплена; париться и мыться в нее не скоро могли идти; значит никто не увидит и не догадается о страшном преступлении ее. Несчастная женщина решилась идти для совершения своего преступления; она выбрала минуту, когда все заняты были своим домашним делом, и тихонько вышла из комнаты. С замиранием сердца, не видя света Божьего пред собою, она спустилась с крыльца и ступила на помост ведший к передним воротам дома; но вдруг калитка отворилась, и пред ней предстал незнакомый ей инок.
   «Куда ты, несчастная, идешь?! - сказал он строго; воротись назад; иди, помолись Божией Матери «Тучной Горе» - и жить тебе будет хорошо и покойно». Испуганная, трепещущая, она воротилась в дом и рассказала все, не скрывая себя и своего греха; сказала, что ее остановил какой-то монах, взошедший в калитку. Бросились искать монаха, но ни на дворе, ни за воротами, ни на улице нигде никакого монаха не было. Между тем икона Божией Матери была отыскана, принесена опять в дом, обмыта и поставлена на подобающем ей месте. Это было 24 марта, на кануне одного из величайших христианских праздников, Благовещения Пресвятой Богородицы. Вечером того же дня отслужено было пред св. иконою всенощное бдение, и с того времени совершалось оно ежегодно в это число. Невестка Волчанинова обрела мир и спокойствие душевное под покровом Божией Матери.
   Св. икона переходила из рода в род к старшему сыну Волчаниновых более полутораста лет; наконец род Волчаниновых по прямой линии в мужеском колене пресекся. После Василия Волчанинова, который вместе с тверским купцом Яньковским устроил серебряную раку святителю и чудотворцу Арсению, почивающему в Желтиковом монастыре, осталась одна дочь Екатерина, вышедшая в замужество за старшего брата Егора Ивановича Коняева. Она, как единственная наследница после отца своего Волчанинова, унаследовала себе и икону Божией Матери.
   После смерти Екатерины, жившей во вдовстве в семействе Егора Ивановича Коняева, святая икона Божией Матери осталась в доме его и пробыла довольно долгое время - около 50 лет. Хотя он и знал завещание Волчанинова, что по прекращению мужского поколения в роде его икона должна быть отдана в храм Божий, но долго не мог решить, в какой именно храм отдать ее.

Фото из архива Алексея Лукина.


   Между тем в квартиру Егора Ивановича Коняева стали собираться почитатели св. иконы на 24 марта, и еше на 7-е ноября для совершения всенощных бдений по просьбе самого Коняева и для служения молебнов, по желанию собиравшихся к нему богомольцев. Случалось священникам служить молебны Божией Матери пред Ее иконой и в другое время по желанию и усердию верующих. Приходили молиться пред св. иконою особенно часто матери с больными детьми; помазывали их елеем от лампады Божией Матери, и уходили с упованием на милость Царицы Небесной. Брали св. икону и в дома к болящим, иногда даже на несколько дней; и Владычица мира приносила утешение, облегчение, а нередко и исцеление. Села Буйлова священник Иван Федоров Богословский рассказывал, что у него в детстве болели глаза, так что он не мог ими даже смотреть; мать его несколько раз водила в дом Коняева, брала из лампадки, теплившейся пред иконою Божией Матери, елея, мазала им глаза ему; и он каждый раз получал облегчение; и наконец совершенно выздоровел.
   Приходившие молиться пред св. иконою приносили в дар Владычице мира кто деревянное масло, кто свечи, кто ладан, а иные по своему обету заказывали списывать копию с св. иконы и оставляли эти копии в том же доме Коняева. В шестидесятых годах прошлого столетия были уже две такие копии. Пред главною иконою горели три лампады с елеем и одна со свечами; пред двумя другими иконами по три лампадки с елеем. Все девять лампад горели неугасимо. Елей для лампад приносился в изобилии; свечи горели иногда довольно крупные, в два и три фунта весом. Некоторые из бравших св. икону на дом во время болезни своей и получавшие от Нее облегчение, выражали благодарность Божией Матери украшением св. иконы Ее; так в 1818 г. тверская купецкая вдова Екатерина Иудина Богданова после свое болезни украсила св. икону ризою из фольги; в 1853 г. тверской купец Дмитрий Иванов Ветошкин после своей болезни устроил серебряную ризу, вскоре после того тверской купеческий сын Андрей Петров Кобелев вызолотил эту серебряную ризу. Для ношения св. иконы по домам устроен был жестяной футляр со стеклом. Так было до 1863 года.
   В этом году священноцерковнослужители и церковный староста тверской Смоленской кладбищенской церкви возымели намерение устроить придельный храм в своей церкви, которая в праздничные дни оказывалась малопоместительною, и имея один только престол лишена была возможности в родительские субботы, а также и другие дни, чтобы совершаема была в ней вторая литургия. Поэтому предположено было построить с южной стороны придел во имя святителя Тихона и преподобного Макария, шумена Калязинского; составлен был план расширения церкви; приготовлено было уже и прошение к высокопреосвященнейшему Филофею, оставалось только подписаться к прошению церковному старосте. Но вот после литургии неожиданно для причта является в храм старец Егор Иванович Коняев, рассматривает план и отклоняет старосту подписать его.
   «Сделайте план на два придела, - говорил старец, - один из них пусть будет во имя Божией Матери «Тучной Горы». У меня в доме она матушка находится более 50 лет; я теперь стар; сыновей у меня нет; и я считаю самым лучшим для Ее местом - храм Смоленской Божией Матери, потому что место, па котором построена эта церковь, называлось в старину горою, как самое высокое место в городской части. На эту гору в прежние годы жители городской части во время наводнений сносили свое имение, и здесь спасались от погибели. Пусть же Царица Небесная «Тучная Гора» почивает своею благодатью на этой горе, и покрывает всех здесь погребенных своею милостию. Если Бог благословит меня дожить до такой радости, чтобы увидеть созданный здесь придел во имя Ее, то я обязуюся представить св. икону ко дню освящения ею; если же не доживу, то когда понесут меня на погост пусть со мною несут и Божию Матери; и потом пусть оставят Ее в церкви навсегда. В этом я поручусь своею и моего семейства клятвою при достойных уважения свидетелях.
   Для большего удостоверения в точном исполнении своего обещания Коняев дал причту и церковному старосте письменное заявление. Переменили план и по утверждении его притупили к постройке придела. Работа началась в сентябре 1865 года и окончилась в 1866 году. 15-го июля 1866 г. после литургии в храме Смоленской Божией Матери и после водоосвящения в квартире Егора Ивановича Коняева св. икона Божией Матери, с крестным ходом перенесена была в устроенный во имя Ее придел и поставлена на подобающем Ей месте в иконостас около царских врат; а 16-го июля совершено было освящение придела преосвященным Антонием, Епископом Старицким, Викарием Тверским, за отсутствием высокопреосвященнейшего Филофея в С.- Петербурге.
   Егор Иванович имел счастие принести своими руками св. икону в новоустроенный придел, видел своими очами освящение этого придела; присутствовал и при совершении литургии, но до конца достоять не мог за старостию. После устроения придела он прожил еще два года и скончался 97-ми лет от роду.
   Св. икона еще более стала привлекать к себе верующих, особенно матерей с больными детьми, и еще чаще стала браться в дома граждан, когда кто из них бывал сильно болен.
   В Смоленской церкви празднование в честь Ее совершалось три раза в году: а) 16 июля в день освящения во имя Ее придела в Смоленской церкви; б) 24 марта в память первого чуда совершенного Ею; в) 7-го ноября по древле установившемуся обычаю (все даты по старому стилю).
   В последние десятилетия икона Божией Матери «Тучная Гора» была утеряна. В 1994 году по благословению Епископа Тверского и Кашинского Виктора, по инициативе наместника Вознесенского собора игумена Юстиниана эта починаемая тверская икона написана заново. Ныне она находится в Вознесенском соборе г. Твери. В канун Благовещения, 6 апреля 1994 года здесь впервые после долгого перерыва состоялось праздничное Богослужение в честь иконы Божией Матери "Тучная Гора".

   
    (Статья с сайта СОБОРА ВОЗНЕСЕНИЯ ГОСПОДНЯ.)
    (Фото № 1, 3, 5 из архива Алексея Лукина, фото № 4 с сайта Храма Святителя Николая Мирликийского что в пос. Первое Мая.)


© 2006 Православные Храмы Тверской Земли