ПАЛОМНИЧЕСТВО ПО ТВЕРСКОЙ ЗЕМЛЕ
Савватьева пустынь
Нилова Столобенская пустынь
МОНАСТЫРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ
Калининский район
Рамешковский район
Кимрский район
Конаковский район
Старицкий район
Торжокский район
Лихославльский район
Зубцовский район
Ржевский район
Селижаровский район
Кувшиновский район
Вышневолоцкий район
Спировский район
Максатихинский район
Бежецкий район
Сонковский район
Кесовогорский район
Кашинский район
Калязинский район
Оленинский район
Нелидовский район
Андреапольский район
Пеновский район
Осташковский район
Фировский район
Бологовский район
Удомельский район
Лесной район
Сандовский район
Весьегонский район
Молоковский район
Краснохолмский район
Жарковский район
Западнодвинский район
Торопецкий район
Бельский район

ССЫЛКИ

СВЯЗЬ С НАМИ




ТОРЖОКСКИЙ РАЙОН, МАРЬИНО

МАРЬИНО - КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ ЦЕРКОВЬ

ФОТОАЛЬБОМ

Фото. с сайта http://tver.eparhia.ru/

   Построена в 1902 г.
   Количество алтарей: 1
   Настоятель и председатель приходского совета до 2009 года: священник Хоцкий Сергий Николаевич
   В 2009 году настоятелем храма стал священник Андрей (Гайдай).


   Строитель храма и основатель самостоятельного прихода в селе Марьино Феодор Романович Романов (1851 - 1914).
   В 1914 году служили: Священник Алексий Троицкий 48-ми лет, окончил семинарию, на службе 25 лет, в Казанском храме 7 лет. Псаломщик Николай Воскресенский 23-х лет, на службе 5 лет, в Казанском храме 7 лет.
   Прихожан в деревнях Селихово, Андреяново, Карамыслово, Жданово, Колесныя Горки, Тетерлово - 642 мужчины и 686 женщин.


   Исстари существовавшая в деревне часовня в честь Преображения (связано посвящение было с принадлежностью к приходу в селе Спас) была в 1852 году выстроена каменной. ВесноЙ 1897 года деревню посетил архиепископ Димитрий (Самбикин). Он предложил крестьянам перестроить чаcoвню в церковь, обещая им поддержку. Крестьяне обещали «постаратьсл». Действительно, в 1902 году к часовне была пристроена обширная трапезная и колокольня. Строителем выступил марьинский крестьянин Федор Романов.
   Церковь действовала до войны, вновь открылась в 1944 году. В ней служили священники Борис Архангельский, Александр Панков, Иоанн Яшин, Павел Данилов, Петр Герасимович. Псаломщицей, просвирней и уборщицей былa монахиня Ольга Журавлева. Так продолжалось до 1963 года. В этом году уполномоченныЙ Борис Шантгай вознамерился закрыть церковь (в стране шло гонение на верующих, требовалось закрыть как можно больше церквей). Шантгай смог договориться с архиепископом Иннокентием (Леоферовым), «сдавшим» Марьино в обмен на открытие храма в Витожетке (в Пеновском районе). Весь старыЙ церковный актив был лишен регистрации. Но власти недооценили силу сопротивления. Его возглавил старый солдат, прошедший Первую мировую, по профессии печник Степан Алексеевич Рябов. Несмотря на сильнейший нажим на него властей, он продолжал писать во все места весь 1964 и 1965 годы. Решающую поддержку он нашел в лице управляющего делами Московской Патриархии архиепископа Алексия (Ридигера). Хлопотами будущего Патриарха Рябов смог переломить ситуацию. Прямая телеграмма от Патриарха Алексия (Симанского) 25 декабря 1965 года стала последней каплей, сломившей уполномоченного и архиепископа, ­ через неделю был зарегистрирован церковный совет (без Рябова, разумеется). Нажим на верующих продолжался и впоследствии, но приход выстоял. С 1968 года в Марьине служил священник Евгений Лисицын, с 2000 года - Сергий Хоцкий, в настоящее время - Андрей Гайдай.
   К приходу приписаны две часовни - в деревнях Крупшево и Щекино (обе ­ начала ХХ в.).

   
     (По материалам официального сайта Тверской епархии и материалам изданий Справочная книга по Тверской епархии 1915г. - Тверь, 1915. и Иванов П. Храмы Новоторжской земли. Церковно-краеведческие очерки. - Тверь, 2010.)

    

Фото. Андрея Ага.


   КАК АЛЕКСИЙ ПОМОГ ОТКРЫТЬ ЦЕРКОВЬ В МАРЬИНЕ

   5 декабря 2010 года исполняется год со дня смерти Святейшего Патриарха Алексия II. Всем памятны, конечно же, события прошлого декабря, всплеск интереса к личности усопшего, к недавней церковной истории. Алексий II, действительно, олицетворял собой эпоху.
   Воспитание и образование выделяли его из среды современного ему епископата.
   Алексий II не был народным трибуном. Его любили за улыбку и доброту. А еще – за то, что он делал и сделал на должности управляющего делами Московской патриархии. На этой должности архи-епископ Алексий (Ридигер) находился с декабря 1964 года – тогда ему было всего тридцать пять.
   В Калининской (Тверской) епархии ситуация в середине 1960-х годов была плачевной. Епископ Иннокентий (Леоферов) был «пуганый», к тому же больной. Влияние епископа на приходские дела падало. Приличные священники приходов в городах не получали. К 1964 году из числа церквей, открытых к 1947 году, закрылась половина.
   …Немного шансов было у прихожан Казанской церкви села Марьино в Новоторжском (с 1965 года – Торжокском) районе добиться открытия своего храма. В 1963 году областной уполномоченный по делам религий Борис Шантгай смог договориться с архи-епископом, что священник назначаться в храм не будет. Церковного старосту и актив не регистрировали (даже не объясняя причин). Усилиями местной власти подали заявления на выход из состава церковной «двадцатки» 11 человек из 29. У оставшихся отрезали огороды («под угол дома»), запрещали выгонять на пастбище скотину, лишали пенсии. (Такими методами в области было закрыто около сорока церквей: как только «двадцатка» «распадалась», приход снимали с регистрации, и это был конец.)
   Сопротивляться можно было единственным способом – писать во все места: в обком, генсеку Брежневу, Патриарху, хоть в ООН. В Марьине главным ходоком был прошедший Первую мировую, травленный газами и лишившийся на войне глаза печник Степан Рябов. Нельзя без восхищения следить по архивным документам за отчаянной борьбой этого человека, фактически в одиночку сражавшегося за церковь. У него отняли 10 из 13 соток огорода, лишили жену пенсии (сам он как «шабашник» пенсию и не получал). Но в нем как классном печнике была нужда, и тем Рябов выжил. Шантгай его ненавидел, но прямо устранить не мог – времена Сталина, к счастью, в СССР уже миновали. Каким чудом Степан Рябов ухитрился передать письмо управляющему делами Московской патриархии архиепископу Алексию в апреле 1965 года, неизвестно. Но бюрократический механизм дрогнул и повернулся. «Сверху» поинтересовались у архиепископа Иннокентия, что же происходит в Марьине. Архиепископ ответил, что ставить, дескать, некого, да и «церковный совет не зарегистрирован, поскольку не заботится о священниках». В сентябре 1965 года Шантгай согласился-таки дать регистрацию священнику в Марьине, если появится кандидат. Что послужило причиной такого поворота, мы не знаем, возможно, еще один нажим из патриархии. При этом уполномоченный «обработал» Иннокентия в том ключе, чтобы кандидат в Марьине никогда не появился.
   Решающий «щелчок» последовал 25 декабря 1965 года. Из управления делами Московской патриархии пришла телеграмма в Калининское епархиальное управление: «По распоряжению Его Святейшества просьба срочно сообщить причину неназначения священника церкви села Марьина». Телеграмма имела волшебный эффект: 3 января был зарегистрирован церковный совет, и после этого назначение священника стало делом ближайших недель…
   Помнил ли ставший Святейшим Патриархом Алексий (Ридигер) о том давнем деле, узнал ли сам, что его неравнодушие позволило спасти от закрытия этот маленький храмик у дороги? Не знаю. Но вот что удивительно. Рябов написал ему через три месяца после его назначения на должность управделами патриархии. С какой же скоростью слава о «добром заступнике» за всех обиженных, который появился в Москве в патриархии, облетела церковную Россию! Не всегда, по поговорке, добрая слава дома лежит… Но именно благодаря такой славе архиепископ Алексий и стал в 1990 году Патриархом.

   Павел ИВАНОВ

   
     (По материалам сайта газеты Тверские ведомости.)

     (Фото. № 2 Андрея Ага.)


© 2006 Православные Храмы Тверской Земли