ПАЛОМНИЧЕСТВО ПО ТВЕРСКОЙ ЗЕМЛЕ
Савватьева пустынь
Нилова Столобенская пустынь
МОНАСТЫРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ
Калининский район
Рамешковский район
Кимрский район
Конаковский район
Старицкий район
Торжокский район
Лихославльский район
Зубцовский район
Ржевский район
Селижаровский район
Кувшиновский район
Вышневолоцкий район
Спировский район
Максатихинский район
Бежецкий район
Сонковский район
Кесовогорский район
Кашинский район
Калязинский район
Оленинский район
Нелидовский район
Андреапольский район
Пеновский район
Осташковский район
Фировский район
Бологовский район
Удомельский район
Лесной район
Сандовский район
Весьегонский район
Молоковский район
Краснохолмский район
Жарковский район
Западнодвинский район
Торопецкий район
Бельский район

ССЫЛКИ

СВЯЗЬ С НАМИ




ТОРЖОКСКИЙ РАЙОН, КУНГАНОВО

КУНГАНОВО (ХОТУНЕЦКОЕ-КУНГАНОВО, ВОСКРЕСЕНСКОЕ) - ВОСКРЕСЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

ФОТОАЛЬБОМ

Фото. Сергея Павловича Носикова.

   Село Кунганово, от Твери 65 верст, Старицы 25 верст.
   Старинное русское село, в XV веке известно как село Хотунецкое-Кунганово, называвшееся еще и Воскресенским, в XV—XVIII веке принадлежало Троице-Сергиеву монастырю. Это село еще в 1602 году поразило своей красотой герцога Ганса Шлезвинг - Голштинского, что он и отразил в своих записках.
   В XIX веке было центром прихода Дарской волости Старицкого уезда. В 1859 году — 42 двора, 453 жителя.
   В конце 19 века в селе Кунганово служил протоиерей Успенский Петр Федорович. По переписи 1920 г. Кунганово центр волости, население — 800 жителей.

   По данным Клировых ведомостей Старицкого уезда за 1828 год:
   Село Кунганово, в оном селе церковь каменная, во имя Воскресения Христова, построена в 1822 году утварию довольна, опись утвари и приходорасходная книга церковной суммы имеются, однокомплектная. Земли при ней отмежевано тритцать шесть десятин, приходских дворов 257, а в них мужеска пола 913 женска 982 души, священно и церковнослужительских денежных доходов триста семнатцать рублей, разстоянием от города Твери 65, а от Старицы 25 верст, поблизости имеются селы: Нестерово в 2-х, Новотроицкое в 3-х, Ладьино в 5-ти верстах.
   В 1828 году служили: Священник Иоанн Иоаннов - 47 лет. В чтении и пении хорош. Из богословии. Проповедь сказывает в Старице в год одну. Не вдов. Произведен в священнника в 1809 году и граммату имеет. При вышеозначенной церкви священно и церковнослужители родства между собою никакаго не имеют. Оный священник в 1825 году за причинение ведомственному благочинному обиды ругательством штрафован посылкою в монастырь на два месяца. В дурных поступках не замечены. Жена его Катерина Афанасьева - 32 года. Детиь их: Анна - 16 лет, Григорий - 13 лет в Старицком уездном училище прозванье Покровский.
   Диакон Феодор Петров - 36 лет. В чтении и пении хорош. Из уезднаго училища. Не вдов. Произведен в диакона в 1822 году, граммоту имеет. Подозрительных дел не было. Жена его Акилина Макарова - 32 года. Дети их: Захар - 8 лет в Старицком приходском училище прозванье Смирнов, Василий - 4 года. Теща диаконова Феодора Трофилова - 74 года.
   Дьячек Егор Ефимов - 40 лет. В чтении и пении хорош. Из реторики. Женат 1-м браком. Определен в дьячка в 1810 году; граммату имеет. Подозрительных дел не было. Жена его Анна Егорова - 35 лет. Дети их: Евграф - 16 лет, в Старицком уездном училище прозванье Воскресенский, Василий - 11 лет в том же училище прозванье Вершинский, Иван - 8 лет в приходском училище прозванье Вершинский, Настасья - 4 года, Иосиф - полугоду. Теща дьячкова Дарья Тимофеева - 72 года.
   Пономарь Даниил Михайлов - 43 года. В чтении и пении хорош. Из класса грамматики. Женат 2-м браком. Определен в пономаря в 1800 году, граммату имеет. Подозрительных дел не было. Жена его Вера Петрова - 37 лет. Дети их: Пелагия - 8 лет, Марья - 5 лет.
   Просвирня вдова умершаго дьячка Петра Осипова жена Катерина Андреева - 61 год.
   Прихожан в селе Кунганово, в сельце Чаново, в деревнях Высокое, Лаврово, Богатьково, Кожевниково, Жулево - 257 дворов (913 мужчин, 982 женщины).

   По данным Епархиального статистического сборника за 1901 год:
   Церковь Воскресенская, построена в 1820 году, каменная, престолов три: главный Воскресения Христова, правый Святой Троицы, левый Святого Пророка Илии.
   Церковные документы: опись 1888 года, метрики с 1780, исповедные с 1820 года, план на землю.
   В 1901 году служили: Священник Петр Васильевич Успенский 38-ми лет, студент семинарии, в служении с 1882 года, священником с 1887 года, награжден в 1900 году скуфьей. Диакон Андрей Георгиевич Вершинский 65-ти лет, в служении с 1851 года, диаконом с 1863 года. Псаломщик Александр Смирнов 21-го года, окончил духовную семинарию, в должности с 1900 года.
   Прихожан в селе Кунганове, в деревнях Высокове, Кожевникове, Лаврове, Богаткове, Вознесенском - 335 дворов (1112 мужчин, 1275 женщин).
   В 1914 году служили: Священник Петр Успенский 53-х лет, окончил семинарию, на службе 32 года, в приходе 27 лет. Штатный диакон Константин Панков 44-х лет, на службе 22 года, в приходе 7 лет. Псаломщик Феодор Шестов 24-х лет, на службе 7 лет, в приходе 6 лет.
   Прихожан в деревнях: Высоково, Кожевниково, Богатьково, Лаврово, Сельцо Вознесенское - 1133 мужчины и 1266 женщин.

   Кунганово Родина Священномученика Александра Вершинского.
   Священномученик Александр родился 6 марта 1873 года в селе Кунганово Старицкого уезда Тверской губернии в семье диакона Андрея Вершинского. Диакон Андрей был большим почитателем отца Иоанна Кронштадтского. 22 февраля 1906 года протоиерей Иоанн служил в храме погоста Упировичи Новоторжского уезда, и диакон Андрей специально приехал туда, чтобы послужить с праведником. В 1907 году диакон Андрей ушел за штат по состоянию здоровья.
   В 1897 году Александр окончил Тверскую Духовную семинарию и в том же году поступил псаломщиком в Борисоглебский собор в городе Старице. Женился на дочери священника Ильинской церкви в городе Торжке Михаила Никольского Еликониде. У священника Михаила Федоровича Никольского и его жены Евгении Михайловны родилось тринадцать детей, в живых осталось шестеро. Старшая дочь Еликонида родилась в 1878 году, младший сын Аркадий — в 1900 году. Семья была благочестивая, Евгения Михайловна отличалась добротой, честностью и справедливостью. После смерти мужа она стала старостой Ильинской церкви.

Александр Андреевич Вершинский с супругой Еликонидой Михайловной.

   30 января 1900 года псаломщик Александр был рукоположен во диакона к Борисоглебскому собору в городе Старице. 6 февраля того же года он был рукоположен во священника к церкви Архистратига Михаила в селе Михайловском Тверского уезда. С 20 августа по декабрь 1901 года отец Александр состоял законоучителем в Яковлевской земской школе Тверского уезда.
   3 декабря 1901 года умер тесть отца Александра священник Михаил Никольский, и отец Александр 10 декабря того же года был переведен в Ильинскую церковь в городе Торжке, в которой прослужил до дня ее закрытия воинствующими безбожниками в 1927 году. С 1902 по 1917 год он был в Торжке законоучителем в училище Министерства просвещения.
   У отца Александра и Еликониды Михайловны родилось трое детей — две дочери, в 1912 и в 1914 году, и сын Николай в 1918 году. Николай во время богослужений помогал отцу в алтаре; с началом Отечественной войны он был призван на фронт в состав 325-го стрелкового полка 14-й стрелковой дивизии и во время ожесточенных боев 11 сентября 1944 года пропал без вести.
   После смерти тестя на плечи молодого священника легли все заботы о его многочисленной семье, притом что некоторые дети были еще малы. В 1920 году отец Александр был награжден наперсным крестом, в 1922 году возведен в сан протоиерея.
   При наступлении гонений на Русскую Православную Церковь отец Александр нисколько не усомнился в выбранном им пути служения Богу и, обладая большим авторитетом среди духовенства и верующих, был в 1923 году выбран ими первым благочинным 1-го округа Тверского уезда и затем утвержден в этой должности епархиальным архиереем. В том же году он был назначен благочинным Борисоглебского монастыря в Торжке. В 1924 году протоиерей Александр был награжден палицей, в 1925 году к 25-летию его служения Святой Церкви — золотым наперсным крестом с украшениями.
   После закрытия властями в 1927 году Ильинской церкви архиепископ Тверской Фаддей (Успенский) благословил общину перейти в Спасо-Преображенский собор в городе Торжке и назначил отца Александра настоятелем. Здесь он прослужил до закрытия собора в 1931 году, а затем был переведен в Николо-Пустынскую церковь. В 1932 году протоиерей Александр был награжден митрой. В марте 1937 года храм при активной поддержке властей был захвачен обновленцами и протоиерей Александр остался без места.
   Повсюду разливалось пламя все более беспощадных гонений, это ясно видел и отец Александр, однако он ни на минуту не поколебался в своем решении продолжать служение Церкви. Будучи хорошо известен священноначалию, он был приглашен в марте 1937 года в Смоленский храм в поселке Ивантеевке Пушкинского района Московской области, где прослужил до дня своего ареста.
   24 октября один из сотрудников администрации школы в Ивантеевке подал донос секретарю партийного комитета, который одновременно был и секретарем поселкового совета в Ивантеевке. Составитель доноса вызвал в школу диакона Александра Якиманского, дети которого учились в этой школе, и, поговорив с ним, составил следующее донесение: «Гражданин Александр Павлович Якиманский (диакон церкви в поселке Ивантеевка) передает следующее: священник церкви в поселке Ивантеевка Александр Андреевич Вершинский говорит проповеди по праздничным дням. Эти проповеди носят монархический характер. Он неоднократно был предупреждаем гражданином Якиманским и священником Успенским, чтобы не говорил проповеди, но Вершинский не обращает внимание на предупреждения и продолжает говорить проповеди.

Священник Александр Вершинский с супругой Еликонидой Михайловной и дочерью Маргаритой .

   "У нас возникает мысль — с какой целью он, Вершинский, сюда прибыл, когда он в городе Торжке был благочинным, пользовался авторитетом, имел двухэтажный собственный дом", — говорит Якиманский. Например, он говорил проповеди на Воздвижение относительно Креста Господня, на Рождество Богородицы, где говорил о библейской истории царя Давида, царя Константина (Византийская империя). Перед Пасхой говорил проповедь о распятии Иисуса Христа, Который был распят властями. Устраивает торжества, которые раньше не устраивались в церкви, — например, на третий день Успения организовал вынос плащаницы и погребение Божией Матери и ход по церкви. Есть подозрение, думает диакон Якиманский, что священник Вершинский состоит в какой-то партии».
   10 ноября диакон Александр был вызван на допрос в НКВД, где, отвечая на вопросы следователя, дал следующие показания: «Я знаю, что Вершинский пользуется большим авторитетом. Я предполагаю, что он завоевал себе авторитет среди женщин своими проповедями, которые он часто произносил в церкви; если говорить о его церковной службе, то служит он неважно. Поначалу, когда Вершинский только приехал в Ивантеевку, он в церкви говорил проповеди чисто религиозные. Впоследствии он стал в своих проповедях протаскивать монархические идеи, при этом восхвалял бывший царский род и отдельных царей. Во все бывшие религиозные праздники, имевшие свое значение в Церкви в дореволюционное время, Вершинский устраивает торжественное богослужение, и в некоторые такие праздники он говорит проповеди, в которые протаскивает свои монархические идеи; так, в частности, в один из праздников весной 1937 года восхвалял отдельных царей, как-то: царя Давида и других.
   Осенью 1937 года в своей проповеди говорил о царе Константине и его деятельности, при этом старался преподнести слушателям все в лучших красках. Весной 1937 года в одной из проповедей Вершинский, связывая свою проповедь с ожившей после зимы природой, говорил: "Природа расцвела... мы должны искать лучшей жизни, раньше жизнь была лучше"».
   21 ноября 1937 года сотрудники НКВД арестовали протоиерея Александра, а через день — председателя церковного совета Павла Васильевича Кузовкова и члена церковного совета Николая Ивановича Копнинского. Все они были заключены в Таганскую тюрьму в Москве.
   25 ноября диакон Александр Якиманский снова был вызван на допрос к следователю. Отвечая на вопросы, он показал: «Копнинского и Кузовкова я знаю с момента моего поступления на должность диакона в село Ивантеевку, то есть с 18 февраля 1937 года, а Вершинского знаю с марта 1937 года. До последнего времени мои с ними отношения были нормальные, но примерно с половины октября они обострились на почве доходов. Связь Вершинского, Кузовкова и Копнинского была очень тесная и заключалась в том, что они, находясь во главе церковного совета, совместно решали все вопросы, касающиеся церкви, и вообще у них были личные, дружественные отношения. Я могу заявить, что Вершинский, Копнинский и Кузовков были настроены антисоветски. Вдохновителем антисоветских настроений и недовольств является Вершинский, и он фактически является вдохновителем этой группы. Вершинский в своих проповедях высказывал чисто монархические взгляды; так, например, на праздники Воздвижение и Рождество Богородицы он восхвалял древних царей Давида, Константина и других. В частных разговорах Вершинский говорил: "В настоящее время жизнь тяжела и жить невозможно, виновата в этом советская власть". Сидя за столом в присутствии посторонних, Вершинский, обращаясь к посторонним, говорил: "Празднования надо участить и сопровождать крестными ходами, этим мы больше привлечем на свою сторону верующих"».

Протоиерей Александр Вершинский. Москва. Таганская тюрьма. 1937 год .

   Затем диакон дал показания против Павла Кузовкова и Николая Копнинского, закончив их следующим образом: «Собрания церковного совета собирались примерно два раза в месяц и в разных местах: то в церкви, то в квартире Кузовкова, то у других частных лиц. И поскольку уже много приведено фактов контрреволюционных разговоров и все эти разговоры связаны в той или иной степени с церковным советом, то, по моему мнению, собрания церковного совета являлись поводом для контрреволюционных разговоров и эти разговоры в очень скрытой форме передавались окружающему населению».
   В тот же день был допрошен священник Смоленского храма в Ивантеевке Николай Михайлович Успенский, который показал: «Вершинский, Кузовков и Копнинский находились между собой в хороших взаимоотношениях, часто посещали квартиры друг друга и особенно часто собирались в доме Кузовкова, где систематически разделяли между собой контрреволюционные взгляды. Вершинский, Кузовков и Копнинский настроены явно враждебно к существующему в СССР строю. Руководителем и вдохновителем данной контрреволюционной группы, как в церковных делах, так и в контрреволюционных высказываниях, был Вершинский. В марте 1937 года Вершинский рассказывал о своей работе в Торжке и говорил, что он устраивал там крестный ход, который комсомольцы хотели сорвать, но он был хорошо знаком с членами партии и они заранее его информировали, что дало ему возможность предупредить верующих и дать надлежащий отпор комсомольцам. В марте 1937 года после окончания службы в церкви Вершинский о применяемых к духовенству репрессиях говорил: "Духовенство за маленькие преступления, за слово сказанное страдает пятилетней ссылкой или еще чем-нибудь; вообще, преступления не соответствуют наказанию". После этого разговора он стал высказывать свои контрреволюционные взгляды по вопросу о выборах в Верховный Совет. После ареста Вершинского на другой день ко мне в дом пришел Кузовков и просил меня написать заявление во ВЦИК по вопросу о закрытии церкви. Я заявление писать отказался. После этого мы с Кузовковым пошли к Копнинскому, и Копнинский говорил, что на религию идет жестокое гонение со стороны правительства, а Кузовков сказал: "Конституция написана только для заграницы, а не для СССР"».
   1 декабря 1937 года Тройка НКВД приговорила протоиерея Александра Вершинского и председателя церковного совета Павла Кузовкова к расстрелу, а члена приходского совета Николая Копнинского — к восьми годам заключения в исправительно-трудовом лагере.
   Протоиерей Александр Вершинский и мирянин Павел Кузовков были расстреляны 8 декабря 1937 года и погребены в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой. Мирянин Николай Копнинский был заключен в Мариинские лагеря в Кемеровской области и здесь 15 марта 1938 года скончался.

   
     (По материалам изданий Духовенство и приходы города Старицы и Старицкого уезда. 1828 год: Клировые ведомости / Тверской государственный университет, НИИЦ ЦИ и ПК им. В.В. Болотова. Ред. кол.: Т.Г. Леонтьева (отв. ред. и др.) - Тверь: Твер. гос. ун-т, 2009., Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. - Тверь, 1901., Справочная книга по Тверской епархии. - Тверь, 1914., сайтов ВИКИПЕДИЯ, РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ и форума сайта Общество изучения русской усадьбы.)

     (Фото. № 1 Сергея Павловича Носикова, фото № 2-4 с сайта РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.)


© 2006 Православные Храмы Тверской Земли