ПАЛОМНИЧЕСТВО ПО ТВЕРСКОЙ ЗЕМЛЕ
Савватьева пустынь
Нилова Столобенская пустынь
МОНАСТЫРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ
Калининский район
Рамешковский район
Кимрский район
Конаковский район
Старицкий район
Торжокский район
Лихославльский район
Зубцовский район
Ржевский район
Селижаровский район
Кувшиновский район
Вышневолоцкий район
Спировский район
Максатихинский район
Бежецкий район
Сонковский район
Кесовогорский район
Кашинский район
Калязинский район
Оленинский район
Нелидовский район
Андреапольский район
Пеновский район
Осташковский район
Фировский район
Бологовский район
Удомельский район
Лесной район
Сандовский район
Весьегонский район
Молоковский район
Краснохолмский район
Жарковский район
Западнодвинский район
Торопецкий район
Бельский район

ССЫЛКИ

СВЯЗЬ С НАМИ




ОЛЕНИНСКИЙ РАЙОН, НОВОСЕЛКИ (СОФЬИНО)

НОВОСЕЛКИ (СОФЬИНО) - СОФИЙСКАЯ ЦЕРКОВЬ

ФОТОАЛЬБОМ

Фото. Михаила Ильина aka uchazdneg.

   По описанию прихода в 1915 году:

   Село Софьино (Новосельский стекольный завод) расположено в 3 верстах от границы Тверской губ., в 55 вер. от г. Белого. В селе четыре дома, принадлежащих духовенству. В ½—версте от села Новосельский стекольный завод. Волостное правление (Городковское) в 12 в. от села, станция Оленино Моск.-Винд.-Рыбинской ж. д. в 25. Соседне села: Городок и Покров на Обше в 12, Завидово (Ржевского у.) в 15 в.
   Каменный храм во имя св. мученицы Софии (17 сентября), с приделами во имя св. велик. Георгия и Покрова Пресв. Богородицы (второй под ризницей) устроен тщанием Гофмейстера Высочайшего Двора Юрия Степановича Нечаева-Мальцева в 1898 г.
   Храм устроен был потому, что большинство окружающих деревень отстояли от соседних сель на 15 — 18 в., так что народ редко посещал богослужения, и среди него, особенно по причине столкновений с инославными на заводе (сущ. с 1839 г.), стала падать нравственность и все добрые обычаи.
   Храм из красного кирпича, с украшениями по окнам и карнизам, устроен в старо-новгородском стиле и по наружному виду напоминает часовню с большим куполом и одной главой. Каменная звоннивца устроена отдельно от храма, над воротами в ограду. Церковь и звонница крыты оцинкованным железом. Внутри храм гораздо больше, чем кажется по наружному виду. Резной, крытый дубовой фанерой иконостас, с иконами художественной работы, простирастся во всю ширину храма (приделы в нем рядом).
   Причт, по указу Св. Синода, от 31 мая 1899 года за № 3170, состоял из священника и псаломщика.
   В 1915 году прихожан в селе Софьине, в сельцах: Булаеве, Гаренке, Дурневе, Дубках, Елизарове, Иструбах, Остроухах (Щеголеве тож), Опецком, Пиляеве, Потеряловке, Поповке, Филаретове, в деревнях: Гончаровке, Коптеловке, Ларине, Ломовке, Любине, Ольховке, Репище, Раменке, Старой, Татинке - 225 дворов (660 мужчин, 699 женщин).
   Стекольный завод (Новосельский) устроен Сергием Ивановичем Мальцевым в 1839 году с целью дать заработать населению, среди коего отсутствовала в то время всякая промышленностъ. Число рабочих на заводе в 1915 г. колеблется; работает до 70 семейств; зимой, во время заготовки материала, число рабочих доходить до 200 человек. Население завода разнообразно: латыши, немцы, поляки, финны, русские, православные, католики, лютеране, старообрядцы.
   Народ мало развит: есть много суеверий и предрассудков. В приходе две школы: одноклассная церковно-приходская при заводе и земская в дер. Коптеловке. Первая устроена в 1877 г.; помещается в здании, устроенном для неё в 1910 г. владельцем завода и строителем храма Ю. С. Нечаевым—Мальцевым; учащихся 150 (80 м. и 70 д.). В земской Коптеловской школе 43 уч. (26 м. и 17 д.).
   Народ обрядово религиозен. Но сильно развито пьянство, по причине коего были случаи убийства. При церкви существует общество трезвости.
   Ктитор Юрйй Степанович Нечаев-Мальцев род. 11 октября 1836 года в Одессе и был сыном известного в прежнее время обер-прокурора Св. Синода Степана Дмитриевича Нечаева; прибавление же к отцовской фамилии "Мальцов" он получил лиш въ 1881 году по смерти своего дяди по матери д. т. с. И С. Мальцова. После домашнего воспитания покойный учился в 1-й Московской гимназии, где при окончании курса в 1853 году получил серебряную медаль, и на юридическом факультете Московского Университета. Выпущенный со степенью второго кандидата в 1857 году, он скоро начал государственную службу и продолжал ее до конца своей жизни, состоя в последнее время при Министерстве Иностранных Дел, членом Совета министра народного просвещения по техническому и профессиональному образованию, членом Совета при Министерстве Торговли и Промышленности, вице-председателем Императорского Общества поощрения художеств, в звании обер-гофмейстера и кавалера ордена Св. Владимира I-й степени.
   Но особенно Ю. С. благотворно потрудился в Москве над созданием замечательного Музея Изящных Искусств. Когда созрела мысль об устройстве такого Музея, Московский Университет стал обращаться с проектом задуманного предприятия к прежним своим питомцам, известным любовью к искусствам и отзывчивым на дела отечественного просвещения. В этой среде самым видным деятелем явился Ю. С., имя которого, как щедрого дарителя городу Владимиру Мальцовского училища, устройство коего превысило миллион сто тысячъ рублей, и как создателя нескольких храмов в разных местах России, было хорошо нзвестно. Тогда же Москва знала о приготовлениях его к сооружению грандиозного храма на Гусю-Хрустальном (Владимирской губ.) и высоко-художественной церкви в селе Березовке (Данковского уезда, Рязанск. губ.).
   По первому же обращентю к нему, Ю. С. прибыл в Москву и, на месте ознакомившись с проектом Музея при родном для него Университете, встурил, "на память о своих студенческих годах", в члены-основатели этого учреждения (весной 1897 г.). По словам И.В. Цветаева, "назначенный товарищем Августейшего председателя в комитет, Ю. С. принес делу созидания Музея и свою неустанную энергию, и свое время, и свои колоссальные материальные жертвы. С весны 1898 года он проводит по несколько месяцев в Москве ежегодно и здесь живет почти исключительно интересами и делами созидаемого Музея". Но этого мало: Ю. С. предпринимает ежегодные путешествия за границу ради дорогих и замечательных приобретений для Музея; так, в Египте им была куплена обширная коллекция памятников египетского искусства; в Лондоне и Париже были заказаны копии с ассирийской скульптуры; в Греции приобретены копии с памятников античного ваяния; наконец в Германии и Италии сделаны соответственные заказы на воспроизведение большого собрания разнообразных предметов древности, — все это совершено на его собственные пожертвования. Однако, и этим не ограничились жертвы покойного деятеля: на свои же средства он устроил Парфенонский фриз в мраморе над входом Музея, и ему же обязан Музей своей монументальной мраморной облицовкой. По признанию Цветаева, "совокупность всех даров памятниками искусств и всех денежных расходов, принятая исключительно на себя Ю.С. Нечаевым-Мальцевым, не поддается точному определению... Все это было бы немыслимо без его увлечения и шедрости". Музей торжественно открыт в 1912 г. Но судьба недолго позволила Ю.С. Нечаеву любоваться учреждением. Он скончался в СПБ 6 октября 1913 г.

   
     (По материалам издания Н.Н. Редков. Историко-статистическое описание церквей и приходов Смоленской епархии. Выпуск 1-ый. Бельский уезд. - Смоленск, 1915.)
     (Фото. Михаила Ильина aka uchazdneg с сайта Надбавка - мой компас земной...)


   ЧУДЕСНОЕ СПАСЕНИЕ ЗАВОДСКОГО ХРАМА

   Сегодня принято считать, что ненужные предприятия в крайне неудобных местах возникали лишь в советскую эпоху плановой экономики, а, дескать, при капитализме фабриканты были рачительными хозяевами. Однако детальное изучение истории показывает, что эта закономерность не всегда соблюдалась. Так, до сих пор ломают головы историки, зачем когда-то невдалеке от поселка Оленино, в непролазной глуши, вдали от железной дороги был построен стекольный завод. Сегодня о судьбе этого стеклозавода, а так же о чудом уцелевшем заводском храме рассказывают "Каравану" директор Оленинского муниципального музея Марина Весенкова и научный сотрудник Эмилия Бибикова.
   - Стекольный завод под Оленином, в Новоселках, был построен в XIX веке. Его хозяином был "хрустальный король" Нечаев-Мальцов, владевший также знаменитыми заводами в Дядькове и в Гусь-Хрустальном. Выпускал Новоселковский завод бутыли, декоративные стеклянные колпаки и шары, пуговицы и трости, опять же стеклянные. Помимо стекла на заводе производили гончарную посуду и пилили лес. Сырье, песок и белый известняк завозили сюда из-под Ржева и Старицы. Правда, свой песчаный карьер имелся и в Новоселках. 200 рабочих завода были людьми разных национальностей и религиозных концессий. Помимо русских здесь работали поляки, французы, финны. Чтобы как-то их объединить, Нечаев-Мальцов построил при заводе в 1898 году на собственные средства по проекту архитектора Бенуа православный храм во имя святой Софии.
   Однако завод не давал хозяину существенной прибыли, и, как известно, Нечаев-Мальцов пытался закрыть предприятие еще до революции, однако не делал этого по просьбе местных крестьян, которые по окончании сельхозработ подрабатывали на заводе. Это был не единственный пример благотворительности Мальцова, который вложил в Пушкинский музей два миллиона рублей, когда сам царь - всего лишь триста рублей. Однако после революции иногородние рабочие разъехались, и завод остановился. В 1926 году советская власть спохватилась и попыталась восстановить производство в Новоселках, но было уже поздно. Оказывается, охотники за металлом имелись и в то далекое время. Завод потихоньку растащили, он не подлежал восстановлению. Постепенно обезлюдели Новоселки. По заросшей дороге в эти места теперь можно добраться лишь в очень сухую погоду. Но совершенно иная судьба была у Софийской церкви. В то время, когда ее ровесницы ветшали и рассыпались в годы безбожья, Софийская церковь стояла и по сей день стоит, как новенькая, под целыми куполами и крестами. Из уст в уста передается легенда, что кресты эти пытались еще в годы коллективизации стащить тракторами, но тросы рвались, глохли двигатели, ломалась техника, а кресты оставались на прежнем месте. Позарились на позолоченные кресты и немецкие оккупанты в годы войны. Они тащили кресты уже танками. И опять нулевой результат. Так и сегодня стоит в глуши среди леса чудо оленинской земли - Софийская церковь, и словно ждет, когда люди вновь появятся в этих ныне диких местах.

   Записал Борис ГУРОВ

   
     (По материалам сайта Тверская газета Караван+Я.)
    


© 2006 Православные Храмы Тверской Земли