ПАЛОМНИЧЕСТВО ПО ТВЕРСКОЙ ЗЕМЛЕ
Савватьева пустынь
Нилова Столобенская пустынь
МОНАСТЫРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ
Калининский район
Рамешковский район
Кимрский район
Конаковский район
Старицкий район
Торжокский район
Лихославльский район
Зубцовский район
Ржевский район
Селижаровский район
Кувшиновский район
Вышневолоцкий район
Спировский район
Максатихинский район
Бежецкий район
Сонковский район
Кесовогорский район
Кашинский район
Калязинский район
Оленинский район
Нелидовский район
Андреапольский район
Пеновский район
Осташковский район
Фировский район
Бологовский район
Удомельский район
Лесной район
Сандовский район
Весьегонский район
Молоковский район
Краснохолмский район
Жарковский район
Западнодвинский район
Торопецкий район
Бельский район

ССЫЛКИ

СВЯЗЬ С НАМИ




КИМРСКИЙ РАЙОН, КИМРЫ

КИМРЫ - СПАСО-ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ СОБОР

ФОТОАЛЬБОМ

Фото. Василия Шелемина с сайта http://www.sobory.ru/


   21 июля 1902 г. в Кимры прибыл архиепископ Тверской и Кашинским Димитрий. После литургии в Покровском соборе при большом стечении прихожан состоялся крестный ход по Ильинской улице (ныне ул. Урицкого) во главе с прибывшим Тверским владыкой Димитрием, протоиереем Кимрской Вознесенской церкви П. Ершовым, священниками Покровского собора М. Комаровым, А. Молчановым, И. Никольским, священниками села Абрамове, И. Куницыным, села Каюрово В. Рассудовским. В конце улицы состоялась закладка нового каменного храма.
   Храм был заложен над ключом (родником) слывущим по преданию, целебным. Проект новой церкви на 1000 мест был составлен архитектором Рыбинским в 1901г Точной даты освящения новопостроенной церкви пока установить не удалось, однако известно, что с 1911 г. для службы в храме был утвержден притч в лице священника, дьякона и псаломщика. Метрические книги о родившихся, бракосочетавшихся и умерших начинаются с октября месяца 1911 г.
   Храм был трехпрестольный в честь Преображения Господня, святого пророка Ильи и трех вселенских святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста. Выстроен храм был в древнерусских традициях. Композиционно он состоял из храмовой части, апсиды и трапезной. Увенчан храм был пятью главами в виде шатров со световыми барабанами. В подвале высотой более трех метров была установлена калориферная печь для обогрева здания. По проекту храм должен быть был возведен с встроенной колокольней, но последнюю в связи с трудностями того времени построить не удалось. Поэтому-то по соседству с храмом и была возведена временная небольшая деревянная колоколенка, с которой звонили восемь колоколов. Первыми служителями церкви стали священник Ф. К. Колеров, дьякон Н. Д. Завьялов, псаломщики В. Никольский, Г. Егоров, которых с 1913 г. сменил И. Муратов.
   К церкви были приписаны прихожане близлежащих улиц села Кимры и нескольких окрестных деревень. Улица, проходящая мимо храма, была названа Преображенской (ныне ул. Вагжанова). Место для приходского кладбища было отведено за селом, но левой стороне тракта Кимры - Ильинское (сейчас этого кладбища нет).
   При советской власти храм был закрыт. Трагическая история его не только познавательна, но и поучительна. Давайте же коротко остановимся на основным моментах.


Проект Спасо-Преображенского храма.

   Местные власти добросовестно (иногда чересчур, рьяно) выполняли указания свыше по борьбе с религией. Районная газета пестрела заголовками «Колокола па индустриализацию», «религия—опиум для парода», предложения о закрытии храмов. Но не такой уж простой задачей оказалось расправиться с церковью, учитывая тот факт, что большинство населения страны было верующим. Поэтому власти делали это постепенно, поэтапно, одновременно ведя активную антирелигиозную пропаганду с целью отрыва народа от церкви. Среди таких мер направленных против религии было закрытие духовных учебных заведений, изъятие храмов из ведения духовных властей в пользу государства и передача их по договорам вновь созданным религиозным общинам. Власти всячески старались расколоть церковь, поддерживая лояльно относящихся к ним церковников синодально-обновленческой ориентации в их соперничестве с традиционной православной церковью во главе с патриархом Тихоном. На примере Кимр можно было видеть как власти в 1927 г. передали небольшой группе обновленцев Скорбященскую церковь. Одним из примеров борьбы против церкви явился и запрет достройки каменной колокольни Преображенского храма. Местные власти мотивировали это тем, что в городе испытывается острая потребность в жилье, не хватает строительных материалов, и вообще возражали против колокольного звона, якобы мешающего больным расположенной по соседству больницы. Чтобы добиться от властей разрешения на достройку каменной колокольни, верующие на своем собрании согласились на прекращение колокольного звона и кроме того обязались собрать крупную сумму денег для строительства столь нужного в то время в Кимрах родильного дома . Но власти, уже приняв решение о закрытии церкви, отклонили просьбы и предложения верующих.
   В 1927 г. Кимрский горсовет направил в Тверской губисполком ходатайство о закрытии Преображенской церкви, ссылаясь при том на пожелания трудящихся, нехватку жилья в городе и острую нужду в строительных материалах. Тверской губисполком одобрив ходатайство, в свою очередь направил его далее в Москву. В столице, естественно, вопрос этот будет решен положительно. Прихожане в свою очередь обратились к властям с ходатайством о оставлении храма их религиозной общине. 9 мая председатель ВЦИКа М. И. Калинин подписал документ, отклоняющий просьбу верующих (копия документа хранится в Кимрском музее).


Кимрские купцы с планом Спасо-Преображенского собора.

   Узнав, о решении закрыть храм прихожане заволновались. 19 мая в церкви состоялось прощальное богослужение. 20 мая специальная комиссия горсовета прибыла к храму с целью провести опись церковного имущества. Однако собравшаяся толпа прихожан не допустила ее в храм. Таким своим поведением верующие выражали протест против его закрытия. Зазвонили колокола. Толпа людей вскоре выросла за тысячу человек. Слышались возмущенные и бранные слова в адрес представителей власти. Секретаря ЦИКа Колоскова хватали за ворот, члену укома (РКП б) Алексееву не давали возможность говорить, рабочий фабрики «Красная звезда» Кожевников был избит и попал в больницу. Видя подобную реакцию власти благоразумно отступили, но ненадолго. вскоре милиция арестовала большую группу лиц подозревавшихся как зачинщиков беспорядка. Началось предварительное следствие. Город затих как бы в предчувствии грозы.
   После нескольких томительных месяцев ожидания в Кимрах состоялся показательный судебный процесс. Вот что писалa по этому поводу районная газета «Коллективная жизнь» ныне «Кимрский вестник») от 20 октября 1929г.: «Сегодня начинается процесс Преображенских церковников. Состав суда: председательствующий — Велянец, народные заседатели Горохов и Борисов, государственный обвинитель Шаров. Обвиняются 20 человек: Колеров— священник Преображенской церкви, Дмитриев -— председатель церковного совета. А. Бойков - торговец член церковного совета, Болдаков—крупный кулак, имеющий 9 человек наемных рабочих, Овчинников — кустарь...». Кроме представителей из газеты «Коллективная жизнь» на процессе присутствовали корреспонденты «Известий ЦИК СССР и ВЦИК», рабочей газеты, «Рабочей Москвы» и др. Местная газета подробно освещала каждый день суда и по сохранившимся ее экземплярам можно легко представить себе эту трагическую историю.
   На пятый день суда прокурор Глазков выступил с речью, в которой сказал следующее: «Мы судим не группу верующих, которая якобы была против передачи здания церкви для культурных надобностей и поэтому оказала сопротивление. Мы судим нашего классового врага, сделавшего вылазку против наступающего пролетариата»... 28 октября в газете под жирной шапкой, озаглавленной «Приговор по делу Преображенских церковников» был напечатан приговор суда. Вот его текст: «Вчера в 7 часов вечера суд вынес приговор по делу контрреволюционного выступления Преображенских церковников... Главные организаторы и руководители выступления поп Колеров, кулак Болдаков, член церковного совета А. Бойков, Дмитриев и Закурин приговорены к высшей мере социальной защиты с конфискацией всего имущества...». Далее были перечислены лица, осужденные к разным срокам заключения, многие с конфискацией имущества и последующей высылкой после отбытия срока заключения: Овчинников, Кувшинов, Бобышева, Карнаухова. Заканчивался приговор следующими словами: «...Пухлов, Гладков, Иван Воробьев и Востоков приговорены к высылке в отдаленные местности по пять лет каждый, но последним трем как несовершеннолетним срок наказания снижен на одну треть. Смолина, Гущин, Шокин оправданы. Приговор встречен одобрительными аплодисментами». Посмотрим теперь хотя бы на примере двух обвиняемых приговоренных к расстрелу, в чем же заключалась их вина. При всей предвзятости, к протоиерею Ф. К. Колерову у судей ничего не нашлось против него кроме как инкриминировать ему в вину проведение прощального богослужения 19 мая, где он обратился, к верующим со словами сожаления по поводу решения властей закрыть храм и желания отстоять его. Второй его главной виной по мнению судей явилось то, что Ф.К. Колеров во время этого богослужения надел одежду предназначавшуюся для проведения больших праздников и распорядился сделать в храме полное освещение. Закурина же приговорили к высшей мере наказания, судя по материалам следствия, только за то, что во время беспорядков он находился в толпе прихожан, да еще за то, что в прошлом был стражником. Итак перед нами типичный для того времени образчик необоснованных репрессий властей против так называемого классового врага.


Обезглавленный храм со звездой.

   Кровавый урок был вполне усвоен верующими. Ликвидация других храмов в Кимрах воспринята была уже покорно и без протестов.
   Спасо-Преображенский храм за считанные месяцы был переоборудован под культурный очаг — клуб кустарей. В клубе были оборудованы зрительный зал на 450 мест, читальня, три комнаты для кружковой работы, киноустановка. Кресты с храма были сняты, главы укорочены, на центральной его главе была укреплена огромная красная пятиконечная звезда. В культурном новоявленном очаге, разместившемся в бывшем храме, почему-то было не весело. Через несколько лет клуб закрыли, и в освободившихся помещениях был устроен склад зерновых культур.
   Проходили годы, здание ветшало, требовало ремонта. В годы Великой Отечественной войны церковь разделила все тяготы военного времени со своим народом, внесла ощутимый вклад в конечную победу над фашистской Германией. Высшие власти страны оценили это, стали более терпимыми к церкви и ее деятельности. В стране было восстановлено патриаршество и осуществлен ряд других мероприятий, направленных на частичную реабилитацию попранных прав церкви. В Кимрах в 1947 г. в ответ на просьбу группы верующих власти возвратили им Преображенский храм. В нем начались богослужения. В 1948 г. по приглашению иеродьякона Преображенской церкви Иннокентия в храме совершил службу игумен Пимен впоследствии Патриарх Всея Руси.


Икона "Кимрские новомученики".

   Первым настоятелем храма (после его возвращения верующим) стал протоиерей Стефан Кондратьев. Затем эту должность занимали; епископ Никифор Никольский, протоиереи Сергей Бойков, Владимир Троицкий, Георгий Цинцевич и некоторые другие. Дольше всех (более 20 лет) настоятелем храма был протоиерей Иоанн Басюк (1940-1995). Имя этого видного и авторитетного священнослужителя было широко известно и почитаемо среди верующих. Не случайно после скоропостижной кончины проститься с ним пришли тысячи горожан, с выражением скорби и уважения к человеку, много сделавшему во имя православной церкви, самих верующих, возрождения храмов на кимрской земле.
   Нынешним настоятелем храма является протоиерей Евгений Mopковин, священниками - Олег Маскинский, Андрей Лазарев, Игорь Остаев, Михаил Бакун; диаконами служат Валерий Исаев и Владимир Кириллов.
   При храме действует замечательный церковный хор (регент Ирина Любимова).
   Имя и образ первого настоятеля храма протоирея Феодора Колерова продолжает неизгладимо жить в сердцах верующих. В начале 1990­х годов, после десятилетий умолчания о трагических событиях 1929 года в Кимрах, этот факт вновь становится достоянием общественности. Судьбой священнослужителя заинтересовались в Патриархии. Иеромонах Дамаскин (Орловский) посвятил отцу Феодору страницы в своей книге о репрессированных служителях Русской Православной Церкви.
   В 1995 г. по Центральному телевидению был показан фильм, посвященный судьбе кимрского священнослужителя. Архиепископ Тверской и Кашинский Виктор, собрав все необходимые свидетельства о подвижнической жизни и мученической кончине протоиерея Феодора (Колерова) и иже с ним убиенных Анании Байкове и Михаиле Болдакове, передал их в Патриархию.
   15-16 сентября 1997 г. члены Комиссии по канонизации святых под председательством митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, изучив представленные документы, пришли к единодушному мнению О причислению их к лику местночтимых святых Тверской епархии. Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй благословил это решение и сообщив Тверскому Владыке сию радостную весть, одновременно благословил его совершить канонизацию священномученика Феодора (Колерова), новомучеников Анании и Михаила. В Кимрах началась подготовка к этому знаменательному событию. Помощь в проведении торжеств кимрскому духовенству оказали ряд промышленных предприятий и организаций, частных лиц. Особо следует отметить ОАО "Савма" (ген. днректор А.В. Щеглов), ТОО "Изобилие" (руководители С.М. Самсонов и Н.В. Попова).
   25 июля 1998 г., в первый день торжеств, посвященных канонизации, жители города встречали гостей, среди которых были Постоянный член Священного Синода, управляющий делами Патриархии архиепископ Солнечногорский Сергий, архиепископ Новгородский и Старорусский Лев, архиепископ Тверской и Кашинский Виктор, архиепископ Костромской и Галичский Александр, епископ Магаданский и Чукотский Ростислав (уроженец Кимр). В числе гостей находились также представители Тверской епархии, игуменьи с насельницами четырех женских монастырей, представители руководства области, родственники священномученика Феодора (Колерова), мученика Михаила Болдакова. Вечером того же дня в Спасо-Преображенском соборе было совершено всенощное бдение и панихида у памятного креста в честь Кимрских новомучеников, воздвигнутого в канун праздника напротив собора на месте бывшего дома отца Феодора (Колерова).

Фото. Александра Коршунова.

   На второй день, 26 июля, состоялись главные торжества. В Спасо­Преображенском соборе Божественную литургию совершили пять владык в сослужении тверского и кимрского духовенства. Во время богослужения архиепископ Костромской и Галичский Александр зачитал акт о канонизации и причислении к лику местночтимых святых священномученика Феодора (Колерова), мучеников Анании Байкова и Михаила Болдакова. Во время богослужения в храме стройно пели три хора: один соборный и два из г. Конаково. По окончании Божественной литургии состоялся крестный ход к центру города. Множество икон, в том числе Иверской Божией Матери - покровительницы Кимр, Кимрских новомучеников, хоругви, десятки священнослужителей, тысячи верующих под песнопение прошествовали к обелиску кимрякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Возле обелиска состоялся молебен. С приветственными словами к собравшимся обратились: архиепископ Солнечногорский Сергий, архиепископ Тверской и Кашинский Виктор, глава администрации города Л.Н. Кушнарев. Затем крестный ход отправился на Вознесенскую сторону города (Заречье). У будущей часовни, освященной в честь Кимрских святых, были пропеты тропарь и величание, после чего участники крестного хода прошествовали до храма Вознесения Господня.
   В заключение праздника вечером в детской школе искусств № 2 состоялся духовный концерт, на котором выступили хор Спасо-Преображенского собора, две хоровые капеллы из г. Конаково и хор детскойшколы искусств № 2. Последнему коллективу во время концерта по предложению протоиерея Евгения Морковина с благословения архиепископа Солнечногорского Сергия, было присвоено имя священномученика Феодора (Колерова).
   В канун торжества вышла в свет небольшая книга "Житие священномученика Феодора и иже с ним убиенных"; к этому событию были написаны иконы с ликами Кимрских святых. Торжества в Кимрах были показаны по Центральному телевидению, широко освещались в печати. Отныне память о Кимрских святых будет ежегодно отмечаться 29 ноября - в день их мученической кончины, и 26 июля - в день их прославления.
   29 ноября 1999 г. пройдет под знаком 70-летия мученической кончины местночтимых святых.
   В храме не прекращаются работы по его восстановлению в первоначальном виде и украшению. Еще в 1980-х годах его западная часть была расширена за счет кирпичной пристройки; в начале 1990-х годов собор был подключен к центральному отоплению. Особенно видимые изменения в его внешнем облике произошли за последние годы. Были восстановлены 4 главы с барабанами (включая центральную) и небольшая главка на апсиде (алтаре), снесенные после закрытия властями храма в 1929 г. В будущем будет восстановлена и последняя оставшаяся глава храма. В результате восстановительных работ храм стал выше, величественнее, приобрел свой первоначальный облик. Златоглавые купола радуют и согревают сердце и душу каждого православного христианина.
   В Спасо-Преображенском соборе находятся святые иконы: Иверской Божией Матери - покровительницы Кимр и местночтимых святых: священномученика Феодора, мучеников Анании и Михаила - небесных предстателей за наш город и Тверской край. Хочется верить, что предложения краеведов, верующих христиан будут услышаны местными властями и состоится акт исторической справедливости: ул. Вагжанова будет возвращено ее историческое имя Преображенская, а одна из прилегающих к собору улиц названа именем священномученика Феодора (Колерова).

Фото. Андрея Ага.

   
     (По материалам издания Коркунов В.И. Судьбы Кимрских Храмов. - Кимры, 1999.)

     (Цветное фото № 1 Василия Шелемина с Народного каталога православной архитектуры, цветное фото № 2 Александра Коршунова. Фото. № 7 Андрея Ага.)


© 2006 Православные Храмы Тверской Земли