ПАЛОМНИЧЕСТВО ПО ТВЕРСКОЙ ЗЕМЛЕ
Савватьева пустынь
Нилова Столобенская пустынь
МОНАСТЫРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ
Калининский район
Рамешковский район
Кимрский район
Конаковский район
Старицкий район
Торжокский район
Лихославльский район
Зубцовский район
Ржевский район
Селижаровский район
Кувшиновский район
Вышневолоцкий район
Спировский район
Максатихинский район
Бежецкий район
Сонковский район
Кесовогорский район
Кашинский район
Калязинский район
Оленинский район
Нелидовский район
Андреапольский район
Пеновский район
Осташковский район
Фировский район
Бологовский район
Удомельский район
Лесной район
Сандовский район
Весьегонский район
Молоковский район
Краснохолмский район
Жарковский район
Западнодвинский район
Торопецкий район
Бельский район

ССЫЛКИ

СВЯЗЬ С НАМИ




КИМРСКИЙ РАЙОН, ПУХЛИМО-ОТРУБНЕВО

ПУХЛИМО ОТРУБНЕВО - НИКОЛЬСКАЯ ЦЕРКОВЬ

ФОТОАЛЬБОМ

Фото. Елены Филипповой с сайта http://temples.ru/


   В.И. КОРКУНОВ

   ИСТОРИЯ НИКОЛЬСКОГО ХРАМА

   Меня давно посещала мысль рассказать об этом замечательном сельском храме, расположенном в глубинке Кимрского района Тверской области. Уже много лет он одиноко стоит по соседству с кладбищем среди полей и лесов. Храм этот особенно дорог мне: здесь я был крещен в 1945 году.
   Первое дошедшее до настоящего времени известие о нем мы находим в Кашинской писцовой книге 1628-29 гг.: «Погост Николской на речке на Пухленке, а в нем церковь во имя Николы Чудотворца, да предел великая мученицы Пораскевы древян клетцки, а на церковной земле во дворе поп Иван Еремеев, во дворе дьячок Васка Самсонов, во дворе пономарь Юрка Григорьев». [1]
   Со временем храм становится ветхим, и в 1716 году взамен старого был возведен новый, тоже деревянный Никольский храм. В XVIII веке в нем служили священники: Егор Федоров, Алексей Федоров, Павел Алексеев, Иван Павлов (последний первоначально был диаконом), дьячок Федор Семенов, пономарь Иосиф Семенов. К концу столетия храм становится тесным для все большего числа прихожан, да к тому же изрядно обветшал от времени.
   Прихожанин храма, местный помещик князь Петр Николаевич Волконский, служивший в Москве стряпчим, задумал на свои средства построить новый каменный храм. В 1890 году он обратился к тверскому архиерею Тихону с соответствующим прошением, пожелав при этом, чтобы церковь была построена не на прежнем месте, погосте Пухлимо, а в его имении, сельце Отрубневе, и чтобы в новом храме был открыт второй придел - во имя Петра и Павла. Тверской архиерей санкционировал строительство. В январе 1794 года была выдана храмоздательная грамота. [2]
   Окончательно церковь была построена через много лет. Причиной тому стала амбициозность Волконского, который не пожелал, чтобы в финансировании строительства храма участвовали другие помещики - прихожане. А между тем, местные помещики выразили протест по поводу возведения храма в имении Волконского и просили разрешения архиерея построить каменный храм на прежнем месте и на их общие средства. [3]
   В 1805 году были готовы два придела (т.н. придельные храмы) с престолами во имя св. Петра и Павла и мученицы Параскевы. Вероятно, одновременно с ними была построена и колокольня. Освятил их (по просьбе князя Волконского) архимандрит новоторжского Борисоглебского монастыря Никифор в ноябре 1805 года. [4] В приделах начались богослужения, старая же деревянная церковь, стоящая на погосте в Пухлимо, была разобрана.
   Помещик Волконский, по мнению некоторых современников, считал строящийся храм едва ли не своей домовой церковью и единолично распоряжался в нем. Это вызвало естественное противодействие со стороны настоятеля, священника Василия Акиндинова, поддержанное благочинным округа, куда входил храм. В результате возник конфликт. Помещик жаловался на священника тверскому архиерею, требовал назначить на его место другого. Тверской архиерей, сочувствуя священнику, у которого в то время умерла супруга, оставив троих малолетних детей, долго не соглашался удовлетворить требование Волконского. За гонимого священника вступились некоторые местные помещики-прихожане, характеризуя князя Волконского как прихотливого самодура, выживающего доброго и кроткого пастыря. Однако князь не унимался. Для достижения своей цели он пригрозил прекратить строительство храма, если его пожелание не будет исполнено. Последний довод оказался решающим. Тверскому владыке пришлось перевести священника Василия Акиндинова из храма, где тот служил десять лет, в другой приход. В 1824 году на его место заступил священник Иоанн Стефанов. [5]
   Несмотря на то, что храм с престолом Николая Чудотворца был построен в 1824 году, по каким-то причинам освящен он был только в 1829-м. Место, где возник храм, сначала называлось «село Пухлимо, Отрубнево тож», позднее - Пухлимо-Отрубнево.
   Главный престол во имя Николая Чудотворца находился в высоком, с куполом, помещении, которое называли также летним или холодным (т.е. не отапливаемым) храмом; придельные храмы, с престолами св. Петра и Павла и мч. Параскевы, располагались в более низкой части здания, обогреваемой печами, т.н. теплом или зимнем храме, богослужения в котором совершались в холодное время года.
   Храм был построен в стиле позднего классицизма, состоял из апсиды, храмовой части, трапезной с приделами и колокольни. Внешне здание представляло собой храм типа «ротонды на четверике», перекрытый купольным сводом. Северныйи южный фасады его были украшены четырехколонным портиком тосканского ордера. Арочные световые проемы помещены в прямоугольные ниши с ромбовидными ширинками над ними. Окна ротонды, тоже арочные, чередуются с аналогичными ширинками. Колокольня двухъярусная, увенчанная шпилем с резонатором звона, который визуально воспринимается как третий ярус. Нижний ярус колокольни прямоугольный, с арочными проемами по сторонам света. Второй ярус и резонатор - круглые (цилиндрические). Трапезная (с приделами) двухстолпная, прямоугольная, перекрыта системой крестовых сводов, опирающихся на подпружные арки, переброшенные между стенами и столбами. Северный и южный фасады трапезной завершены аттиками с киотами в центре, увенчанными декоративными главками. Из храмовой описи 1846 года мы узнаем, что стены церкви, как внутри, так и снаружи, были оштукатурены. Купол окрашен голубой краской, сама церковь - желтой, крыша - зеленой. Входов было три: с запада, юга и севера. Иконостас Никольского храма состоял из пяти ярусов (в описи храма 1919 года указаны четыре яруса). Придельные храмы имели по одноярусному иконостасу (в описи 1919 года указано большее число ярусов). Самые старые евангелия были отпечатаны в Москве в 1697 и 1784 гг. Паникадило медное, посеребренное, весом в 34 фунта, висело в центре храма; в приделах паникадила весили по 16 фунтов каждое.

Фото Андрея Ага.

   С колокольни звонили 5 колоколов. Главный колокол имел вес 31 пуд 18 фунтов. Согласно надписи, он был отлит 3 марта 1797 года неизвестным мастером на средства князя Волконского. Второй колокол, 10-пудовый, был без надписи. Третий, весом в 6 пудов, имел надпись, гласящую, что колокол отлит на пожертвования прихожанина д. Папино Василия Иродианова. Четвертый колокол, весивший 4 пуда, не имел надписи. Пятый, однопудовый, был отлит в 1826 году неизвестным мастером на средства крестьянина д. Красиково Ивана Васильева. Позднее на колокольне взамен расколовшегося появился еще один колокол.
   В течение XIX века в храме проводились работы по его украшению, ремонту. Так, в 1843 году была покрашена крыша, в 1850-м отделан иконостас, в 1855-м вновь покрашена крыша, поправлена штукатурка. В 1877 году на приходском кладбище (на старом погосте) возведена деревянная часовня для отпевания усопших прихожан. [6] В этом же году была восстановлена обветшавшая иконопись в приделах.
   По данным 1850 года в храме служили священник Павел Носов, диакон Иоанн Тверецкий, дьячок Петр Аркадов, пономарь Стефан Порфирьев. [7]
   В 1880 году настоятелем храма являлся священник Павел Колтыпин, диаконом служил Николай Троицкий, пономарем (псаломщиком) Петр Троицкий.
   В начале 1900-х годов здесь производились работы по распространению (расширению) трапезной с приделами. Обязательства по наблюдению за работами принял на себя губернский архитектор В. Назарин. В ходе реконструкции первоначальный проект претерпел некоторые изменения. Расширение трапезной было осуществлено только между холодным храмом (с престолом Николая Чудотворца) и колокольней. Планировавшаяся пристройка по обеим сторонам колокольни сделана не была. Освящение обновленных приделов с престолами св. Петра и Павла и мц. Параскевы совершилось в 1906 году. Вместимость храма увеличилась до 735 прихожан. [8]
   11 марта 1885 года на церковной земле старого погоста, где находились дома священноцерковнослужителей (в 1 версте от храма), была открыта церковно-приходская школа. Занятия проходили в наемном доме. В 1884-85 учебном году в школе обучалось 23 мальчика и 6 девочек. Заведующим школой, а также преподавателем Закона Божьего стал священник Павел Колтыпин, учительницей первое время была его супруга, позднее ее заменила Евгения Любская. [9]
   В 1913-14 учебном году в штат школы входили священник Николай Алексеев и два учителя. В ней училось 56 мальчиков и 17 девочек. Среди учителей укажем на О.Г. Лисицыну, дочь священника кимрского Покровского собора Георгия Лисицына. Позднее Олимпиада Георгиевна преподавала в школе с. Ильинского, средних школах №№ 11 и 13 г. Кимры. За свой труд она была удостоена высшей награды СССР - ордена Ленина. Умерла О.Г. Лисицина в 1956 году. Проводить в последний путь известного и заслуженного учителя вышли тысячи жителей города. 15 лет в церковно-приходской школе преподавала Серафима Сергеевна Маслова. В 1922 году она перешла в школу с. Ильинского.
   В 1900 году причт храма состоял из настоятеля, священника Николая Алексеева (служил здесь с 1889 года), диакона Ильи Троицкого и псаломщика Петра Троицкого. Прихожанами Никольского храма являлись жители деревень: Папино, Бронницы, Петровское, Никитино, Деревнищи, Трокино, Юрино, Слободка, Теплиново, Долматово, Костенево, Кроптево, Яковлево, Князево, Бунегино, Кривцово, Шевелево, Лышники, Красиково. Всего 1162 мужчин и 1353 женщины. [10]
   Среди прихожан храма числилась и семья тайного советника (одного из высших гражданских чинов в России), бывшего сенатора, известного в стране юриста и владельца сельца (имения) Бронницы Павла Александровича Арсеньева. Как вспоминает бывшая жительница д. Папино А.А. Григорьева, «... П.А. Арсеньев часто посещал дом священника Николая Алексеева. Подъезжал на бричке. Ворота открывали дети, он неизменно угощал их конфетами. Хороший и добрый был барин». Добавим к этому, что П.А. Арсеньев организовал в начале ХХ века местное кооперативное товарищество, бесплатно оказывал крестьянам юридические услуги.
   Представители старшего поколения кимрян хорошо помнят сына «Бронницкого барина», заведующего хирургическим отделением Кимрской ЦРБ, заслуженного врача РСФСР, замечательного человека Владимира Павловича Арсеньева. [11]
   В 1904 году в Никольском храме появилась большая икона Серафима Саровского с надписью: «Святая икона сооружена усердием на средства прихожанина деревни Юрина Василия Осетрова при священнике о. Николае Алексееве июля 18 дня 1904». Ныне икона эта находится в кимрском Спасо-Преображенском соборе.
   После Октября 1917 года в жизни Никольского храма наступила трудная, точнее, черная полоса. Новая власть повела борьбу с религией.
   В 1918 году декретом советского правительства церковь была отделена от государства и школы. Храмы, монастыри становятся собственностью государства.
   В марте 1919 года Ильинский совдеп по договору передает Никольский храм группе верующих. Договор содержал массу пунктов, ограничивающих деятельность храма, а также обязательств по его ремонту, охране, содержанию, выплате прихожанами налогов и страховок. Договор был подписан представителем Ильинского волисполкома Кимрского уезда, с одной стороны, а также группой верующих, священником Николаем Алексеевым, диаконом Ильей Дворяшиным, псаломщиком Федором Страховым, с другой. [12]
   В 1920-х годах духовенство храма подверглось гонениям со стороны властей. В результате псаломщик Ф. Страхов в середине 20-х годов был вынужден оставить свой пост. В конце 1920-х годов оставили службу в храме священник Н. Алексеев и диакон И. Дворяшин. Кратко познакомимся с этими служителями церкви.


Протоиерей Николай Алексеев с супругой Татьяной Фёдоровной.

   Николай Павлович Алексеев.
   Родился в 1862 году Выходец из духовного сословия. Его отец служил священником в храме села Зятькова Калязинского уезда Тверской губернии. После окончания Тверской духовной семинарии, в августе 1889 года, Н. Алексеев архиепископом Тверским и Кашинским Саввой был рукоположен в сан священника и определен к Никольской церкви села Пухлимо-Отрубнево Корчевского уезда (ныне - Кимрский район) Тверской губернии. Помимо пастырских обязанностей отец Николай преподавал Закон Божий в церковно­приходской школе и земских школах деревень Шевелево и Теплиново, рядлет занимал должность благочинного 2 округа Корчевского, затем Кимрского уездов Тверской епархии. С 1907 года он являлся председателем местного общества трезвости. Отец Николай был награжден набедренником, скуфьей, камилавкой, золотым наперстным крестом, удостоен сана протоиерея. Супругу его звали Татьяной Федоровной. В семье Алексеевых родилось 9 детей: Федор, Вера, Ольга, Елизавета, Елена, Михаил, Павел, Владимир и Иван. [13] В 1930 году отец Николай с супругой переезжает в город Кимры, К дочери Елизавете Николаевне. Умер Н.П. Алексеев в 1940 году. Его дети выросли полезными обществу людьми. Один из них, Павел Николаевич, стал лауреатом Сталинской премии. Мы же остановим вкратце свое внимание на потомстве старшего сына священника - Федора. Ф.Н. Алексеев (1890-1939) работал в Кимрах врачом. Многих жителей города и района излечил он от недугов. Его старшая дочь Татьяна Федоровна (1915-1986) пошла по стопам отца, тоже стала врачом-терапевтом и инфекционистом. Многие старожилы города с благодарностью вспоминают эту скромную, отзывчивую женщину, настоящего подвижника. За свой самоотверженный труд Т.Ф. Алексеева единственная из всех медицинских работников Тверской области была удостоена звания Героя Социалистического Труда. Ныне в г. Дубне Московской области живут ее дети и внуки.
   Младшая дочь Федора Николаевича, Ольга Федоровна, всю жизнь прожила в Кимрах, здесь же живут и ее замужняя дочь Марина и внук Дмитрий.

   Илья Алексеевич Дворяшин.
   Родился в 1865 году Выходец из духовного сословия. Окончил духовное училище и несколько классов Тверской духовной семинарии. С 1888 года служил псаломщиком в храмах Кашинского уезда Тверской губернии. В 1899 году посвящен в сан диакона и переведен в Никольский храм с. Пухлимо-Отрубнево. Супругу его звали Александрой Николаевной. В семье родился сын Николай. Вконце 1920-х годов Илья Дворяшин вынужден был оставить службу в храме. О дальнейшей его судьбе ничего неизвестно.

Слева направо: священник Дмитрий Виноградов, псаломщик Федор Страхов, Мария Виноградова, супруга Д. Виноградова.

   Федор Николаевич Страхов (1884-1956).
   Его дед и отец были священниками в храмах с. Печетово и Никольское-Неверьево Корчевского уезда (ныне Кимрский район).
   Окончил Тверское духовноеое училище. В 1903 году становится псаломщиком Никольского храма с. Пухлимо-Отрубнево. Женой его стала дочь священника Николая Алексеева Елизавета Николаевна (1896-1981). В середине 1920-х годов под давлением властей Ф.Н. Страхов оставляет свой пост. Семья Страховых переезжает на жительство в Кимры. Федор Николаевич до выхода на пенсию работал счетоводом на обувной фабрике «Стахановец», на складе ремесленного училища. Елизавета Алексеевна многие годы (с 1930 по 1956) трудилась лаборантом в больнице, была одним из самых известных доноров в Кимрах. В семье в 1922 году родился сын Юрий, погибший в годы Великой Отечественной войны; в 1936 году - дочь Вера. Вера Федоровна с мужем Алексеем Николаевичем Козыревым работали учителями в школах города. В семье их дочери Светланы Титовой двое детей: Екатерина и Сергей. [14]
   После ухода из Никольского храма священника Николая Алексеева, диакона Ильи Дворяшина и псаломщика Федора Страхова здесь появился новый священник, Михаил Куницын, жизнь которого закончилась трагично.

   Михаил Михайлович Куницын.
   Родился в 1894 году в селе Абрамове, что под Кимрами, в семье священника Михаила Куницына. Окончил Тверскую духовную семинарию. В Первую мировую войну, после окончания школы прапорщиков, воевал с врагом. В 1915 году попал в плен к австрийцам. В 1918 году вернулся на родину. Четыре года работал в советских учреждениях как военный специалист. В 1922 году становится священником Успенской церкви с. Щелкова Кимрского района, где служил до 1929 года. В том же году был назначен настоятелем Никольского храма с. Пухлимо-Отрубнево. Жил с женой и сыном в церковной сторожке возле храма. Во второй половине сторожки жили две бывшие монашенки Александровского женского монастыря, что в селе Маклакове, Прасковья Бобкова и Прасковья Воронкова. Арестован 25 марта 1932 года по обвинению в антисоветской агитации. 4 августа 1932 года Михаил Куницын «тройкой» ПП ОГПУ Московской области был приговорен к 3 годам исправительно­трудовых лагерей. К такому же сроку заключения были приговорены и П. Бобкова с П. Воронковой. [15] Забегая вперед, укажем, что после отбытия наказания Михаил Куницын вновь становится настоятелем Успенского храма в Щелкове. В 1937 году по приговору «тройки» УНКВД по Калининской области он был расстрелян.
   Реабилитирован 26 марта 1989 года [16]

   Следующим священником Никольского храма становится Павел Дворяшин. Служил он в храме недолго. Не исключено, что одновременно он совершал службы в храме села Белый Городок.
   Вместе с ним некоторое время служил диакон Леонид Троицкий. После 1932 года сведения о священнослужителях мы узнаем не из архивных данных, а на основании воспоминаний старожилов и публикаций в местной печати.

В центре - священник Иоанн Плетнев. Фото 1945 г.

   Перед войной с Германией (или в годы войны) священником в храме становится Иоанн Александрович Плетнев. Как вспоминают бывшие прихожане, это был авторитетный, уважаемый населением пастырь. С начала 1930-х годов все священники проживали в церковной сторожке у храма, занимая только часть помещения. Во второй половине дома жили бывшие монашенки, вернувшиеся сюда после отбытия наказания в первой половине 1930-х годов. Они пели на клиросе, прислуживали в храме, занимались уборкой на кладбище.
   У Иоанна Плетнева и его супруги Анны Николаевны было двое детей. В середине 1950-х годов Иоанн Плетнев епархиальным начальством был переведен в город Кашин.
   После его отъезда настоятелем храма стал Николай Кудинов. Молодой священник прослужил здесь два года; по словам старожилов, он не пользовался авторитетом у прихожан.
   Последним настоятелем храма был священник Анатолий, который также прослужил в нем приблизительно два года.
   В 1962 году, в период так называемой «хрущевской оттепели», храм был закрыт. По рассказам старожилов, многие верующие при этом событии плакали. В 1963 году, согласно постановления Калининского облисполкома, состоялся акт передачи церковных строений местному колхозу. [17] Иконы и другое ценное церковное имущество были перевезены в кимрский Спасо-Преображенский собор; некоторые предметы переданы в Кимрский драмтеатр и краеведческий музей. В здании церкви разместился колхозный зерносклад.
   Спустя годы храм становится бесхозным. [18]
   Лишь в последнее время появились едва заметные перемены к лучшему. Храм как будто возрождается из забвения. По инициативе Центра «Сельская церковь» были вырублены растущие на его кровле деревца, летом школьники из Москвы (летний лагерь) занимались уборкой мусора, скосили траву вокруг церкви и кладбища.
   Храм за последние десятилетия сильно обветшал; от кирпичной ограды остались только одни ворота; нет и церковной сторожки. В конце 1990-х годов некие личности, обуреваемые сребролюбием, позарились на сиявший золотом крест, что стоял на колокольне. Когда же они обрушили купол с крестом вниз, то, к своему разочарованию, увидели, что он всего лишь позолочен. Ныне крест хранится в алтаре храма.
   Вот уже несколько лет здесь совершаются молебны. Храм был приписан к церкви Смоленской иконы Божией Матери, что в селе Ильинском, настоятелем которого является священник Игорь Остаев.
   В 2007 г. в храме совершено два молебна. Первый, 8 июля, собором Кимрского благочиния: священниками Игорем Остаевым, Павлом Павивкиным и Иоанном Стельмащуком - в присутствии десятков верующих. 11 августа состоялся второй молебен, совершенный священниками Игорем Остаевым и Павлом Павивкиным. Перед молебном заранее прибывшая из Кимр верующая Ася Алексеевна Каленова подготовила место богослужения: повесила иконки, зажгла свечи. Проникновенно и душевно пели во время молебна певчие из Никольского храма с. Каюрова Людмила Пацаловская и Наталья Молякова. Затем состоялся крестный ход вокруг кладбища, после которого по просьбе верующих священники отслужили панихидки на кладбище у могил усопших. Во второй половине дня жительница ближайшей к церкви деревни Отрубнево верующая Т.С. Нечаева совместно с родственниками в своем саду устроила для гостей - участников молебна - угощение. Кстати, тогда же и выяснилось, что у Татьяны Сергеевны хранятся в семейном альбоме фотографии священников храма, Иоанна Плетнева и Николая Кудинова, которые автор этих строк безуспешно искал долгое время.

   ПРИМЕЧАНИЯ

   1. Российский государственный архив древних актов. Ф. 1209. Оп. 1. Ед. хр. 661. Л. 97; Покудин В.П. Кашинская писцовая книга 1628-1629 гг. Вып. 1. Кимры, 2006. С. 140.
   2. Государственный архив Тверской области (ГАТО). Ф. 160. Оп. 10. Л. 1-1 об.
   3. ГАТО. Ф. 160. Оп. 10. Д. 4025. Л. 27-37.
   4. ГАТО. Ф. 160. Оп. 10. Д. 4025. Л. 62.
   5. ГАТО. Ф. 160. Оп. 10. Д. 2748. Л. 1,7,8.
   6. ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 6018. Л. 207.
   7. ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 7196. Л. 707.
   8. ГАТО. Ф. 466. Оп. 1. Д. 83784. Л. 1-13.
   9. Тверские епархиальные ведомости. 1886. № 8. Часть неофициальная. С. 240.
   10. Добровольскuй И.И. Тверской епархиальный статистический сборник. Тверь, 1901. С. 395.
   11. Шипулинский Ф. Бронницкий барин. // Утро России. 25 февраля 1917 г.
   12. ГАТО. Ф. Р 488. Оп. 5. Д. 11. Л. 51,54.
   13. ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 16018. С. 207; Ф. 160. Оп. 1. Д. 33770. Л. 1.
   14. ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 16018. С. 207; В. Ф. Козырева дополнила рассказ о своем отце, псаломщике Федоре Страхове.
   15. Тверской центр документации новейшей истории (ТЦДНИ). Ф. 7849. Д. 9129-с. Л. 1,51: Книга памяти жертв политических репрессий Калининской области. Мартиролог 1937-1938. Т. 1. Тверь, 2000. С. 248-249.
   16. ТЦДНИ. Ф. 7849. д. 20523-с. Л. 1, 18.
   17. Кимрский Муниципальный архив (КМА). Ф. 16. Оп. 1. Д. 897. Л. 18.
   18. Со слов бывших прихожан Никольского храма и старожилов: Сергея Арсеньевича и Марии Николаевны Тарасовых, Анастасии Алексеевны Григорьевой, Любови Арсеньевны Лукъяновой и других.

 

   
    (По материалам издания Коркунов В.И. Это было, было... К 10-летию канонизации кимрских новомучеников (Краеведческие очерки) - Тверь: Марина, 2008.)

    (Фото. № 1 Елены Филипповой с сайта Храмы России. Фото. № 2 Андрея Ага. Начало 1990-х гг.)


© 2006 Православные Храмы Тверской Земли