ПАЛОМНИЧЕСТВО ПО ТВЕРСКОЙ ЗЕМЛЕ
Савватьева пустынь
Нилова Столобенская пустынь
МОНАСТЫРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ
Калининский район
Рамешковский район
Кимрский район
Конаковский район
Старицкий район
Торжокский район
Лихославльский район
Зубцовский район
Ржевский район
Селижаровский район
Кувшиновский район
Вышневолоцкий район
Спировский район
Максатихинский район
Бежецкий район
Сонковский район
Кесовогорский район
Кашинский район
Калязинский район
Оленинский район
Нелидовский район
Андреапольский район
Пеновский район
Осташковский район
Фировский район
Бологовский район
Удомельский район
Лесной район
Сандовский район
Весьегонский район
Молоковский район
Краснохолмский район
Жарковский район
Западнодвинский район
Торопецкий район
Бельский район

ССЫЛКИ

СВЯЗЬ С НАМИ

Яndex

www.yandex.ru



КАЛЯЗИНСКИЙ УЕЗД, ВЕЛИКИЙ ДВОР

ВЕЛИКИЙ ДВОР - АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО ЦЕРКОВЬ

Фото. Поповой Валентины Петровны. 2008 г.

   Великий Двор, от Твери 100 вёрст, Калязина 60 вёрст.
   Церковь Александро-Невская, построена в 1897 году, каменная, престолов 3: главный Святого Благоверного Князя Александра Невского, правый Великомученика Димитрия Солунского, левый Святителя Николая.
   В 1901 году служили: Священник Александр Васильевич Чекалов 42-х лет, студент семинарии, в служении с 1880 года, священником с 1882 года, нагоаждён в 1896 году скуфьей. Псаломщик Иван Михайлович Александровский 28 лет, окончил духовное училище, в должности с 1891 года.
   Прихожан в селе Великий Двор, в деревнях: Ябугине, Слядневе, Людятине, Лебзине, в сельцах: Слободище, Носкове 269 дворов (708 мужчин, 628 женщин), раскольников 18 мужчин и 26 женщин.
   В приходе сей церкви 2 деревянные часовни: в селе Великий Двор постройки 1886 года и на пустоше "Угол", от церкви 1,5 версты, постройки 1746 года.
   По данным Справочной книги по Тверской епархии за 1915 год Священником служит Александр Чекалов 57-и лет, на службе 34 года, из них 17 лет в селе Великий Двор.
   На месте разрушеной церкви установлен Памятный крест. Из всех церковных построек сохранилось здание церковно-приходской школы, в котором находилась квартира священника.

Фото. Поповой Валентины Петровны. 2008 г.

   С 1897 г в Александро-Невской церкви села Великий Двор служил Александр Васильевич Чекалов.

   Александр Васильевич Чекалов родился 16 августа 1857 г. в селе Белеутово Кашинского уезда, сын дьячка. В 1880 окончил Тверскую духовную семинарию. С 1.09.1880-псаломщик Калязинского Никольского собора. 20.09.1881 рукоположен во дьякона того же собора.
   8.09.1882 рукоположен во священника в с.Каюрово
   «Камень памяти» возле Никольской церкви с. Каюрово Кимрского р-на.

   «Упокой Господи, души усопших раб Твоих, всех священнослужителей и церковнослужителей Храма Святителя Николая Чудотворца села Каюрово»
   «1882-1897 о. Александр Васильевич Чекалов».

   Жена, Анна Николаевна, 1861 г.р. , урождённая Морошкина.
   Дети: Николай 1881г.р., Мария 1882 г.р., Вера 1883 г.р., Елизавета 1888 г. р., Антонина 23.02.1891.

   1.02.1889 награжден набедренником, 3.03.1893 утвержден в должности духовника,

   Из Тверских епархиальных ведомостей за 1897 г «На вновь открытую священническую вакансию при церкви села . Великий Двор, Калязинского уезда, 9 июня сего года перемещен священник с. Каюрова Корчевского уезда, Александр Чекалов».

   Тверской Епархиальный статистический сборник 1901 г. «Священник Александр Васильевич Чекалов 44-лет, с. Великий Двор Калязинского уезда, Александро-Невская церковь, в служении с 1880 г. священником с 1882 года, награждён скуфьёй в 1896 г.».
   В 1902 награжден камилавкою. 17.11.1907 утвержден в должности благочинного.


Чекалов Александр Васильевич.


   Статья в газете "Тверские епархиальные ведомости" № 46 за 1908 г.
   «25-летний юбилей священника А.В. Чекалова».
   «Отец А.В. Чекалов – священник села Великий Двор, Калязинского уезда, благочинный 4-го округа того же уезда. В сентябре 1907 г исполнился 25-летний юбилей его служения в священном сане. Чествование его по сему случаю духовенством округа состоялось 23 ноября в храмовый праздник села Великий Двор»
   В статье отмечена скромность, присущая А.В. Чекалову, деликатность сердечная, одухотворённость, высокая нравственность и прямота. «Прихожане очень ценят своего пастыря, как отца духовного, как благочинного, как священника и как человека».
   Из Справочной книги по Тверской епархии 1915 г. «Священник Александр Чекалов, 57 лет, с. Великий двор Калязинского уезда (в р-не с. Талдом), Александра Невского церковь, на службе 34 года, из них 17 лет в с. Великий Двор.

   Младшая дочь Александра Васильевича Чекалова, Антонина Александровна, была замужем за Порфирием Владимировичем Ильинским, который сменил его в качестве иерея в церкви села Великий Двор Талдомского р-на Московской обл.

   В семье Ильинских сохранились совершенно драгоценные документы, которые были любезно предоставлены правнуком Александра Васильевича Чекалова, Александром Дмитриевичем Ильинским.

   Ниже приводятся фотографии, письма из ссылки, цитаты из заметок, написанных отцом Александра Дмитриевича — Дмитрием Порфирьевичем.
   Записки названы очень точно и красноречиво: «Жизнь - перекати поле».


Ильинский Порфирий Владимирович с женой Антониной Александровной Ильинской (Чекаловой).


А.П. Троицкий с женой Верой Александровной Троицкой (Чекаловой).


   В 1926 г. семья Ильинских-Чекаловых была вынуждена оставить кирпичный дом при церкви, который Александру Васильевичу подарили на юбилей. В этом здании была размещена школа, она там и по сей день.
   Но было разрешено построить дом для семьи, который и построил Порфирий Владимирович Ильинский в 1926 г.
   В 1928 г. заезжий фотограф сделал несколько снимков семьи на фоне недавно построенного дома.


Семья возле нового дома. На переднем плане приходящая няня держит Маню, Шура, Лёня, Митя, Коля, Миша. Задний план: А.В. Чекалов, А.П. Троицкий (?), П.В. Ильинский, А.А. Ильинская (Чекалова), 1928 г. у дома, построенного Порфирием Владимировичем Ильинским в 1926 году.


На переднем плане стоит Митя, далее Шура держит на коленях Мишу, Леня и Коля На заднем плане Порфирий Владимирович Ильинский и Александр Васильевич Чекалов. 1928 г.


   16-02–1930 г. Выездная сессия Кимрского округа рассмотрела дело по обвинению попа А.В. Чекалова… в создании контрреволюционной группировки.
   Приговор - высылка в отдалённые местности на 10 лет с конфискацией имущества. По делу проходили ещё два человека.
   Александру Васильевичу Чекалову было в то время - 73 года.

   Сохранилось письмо М. Овсянкина, собрата Александра Васильевича по ссылке, в котором он извещает Антонину Александровну о кончине Александра Васильевича 21 ноября 1931 г в ссылке. Онега, ул. Архангельская,

   «Он...не любил, чтобы за ним ухаживали, поэтому до последних дней он держался на ногах, и за два дня до смерти собственноручно испёк себе хлеб, которым ему не пришлось воспользоваться... Погребение совершено 23-го ноября в день памяти Св. благов. кн. Александра Невского, его ангела. Отпевали его втроём. Из священнического облачения на него возложена только епитрахиль, за неимением облачений, ибо все соборные облачения были изъяты от верующих вместе с собором. О Вас покойный вспоминал очень часто, с большой любовью и похвалами. За долгое Ваше молчание он не обижался, ибо знал Ваше положение и перемену жительства. Нужно думать скорее, что он не ожидал такой близкой развязки, ибо всё надеялся поправиться, жадно ловил всякие слухи о сокращении сроков высылки, заботился о ремонте одежды и не сделал никакого распоряжения на случай смерти... Хотя жаль расставаться с добрым человеком, однако благодарение Богу, что он упокоил его от земных трудов и печалей».


Дом Ильинских-Чекаловых и церковь Александра Невского в селе Великий Двор 1928 г.


   Далее из записок Дмитрия Порфирьевича:

   «В 1929 г. когда отца (Порфирия Владимировича Ильинского) сослали без суда, в селе началось раскулачивание, кроме кулаков, которые держали батраков, раскулачили и много просто трудолюбивых, за то, что они не горели желанием вступать в колхоз. Я помню про рассказ об одном, который был в плену в 1-ю мировую войну, и научился там как вести хозяйство с высокой культурой. Вернулся, навозил на свою усадьбу торфа, сделал её плодородной, работал как вол, имел хорошие урожаи, а и его раскулачили.
   После, как отца сослали без суда, на нашу семью начались гонения. Объявили лишенцами. Нагрохали налогов. Мать погнали на лесозаготовку. Пришлось ей продать корову, купила козу и потом и её продала. Денег не было, кое-что продавала, в т.ч. пчёл. Но я подробностей мало помню, помню, что зимой в тот год у нас на троих были одни валенки, по очереди одевали и гуляли или что-то делали. Зимой большую часть времени ютились дома на печи. Сбоку печки стоял сколоченный из досок, как бы сундук с крышкой его звали «карженка». С этой «карженки» на приступок, который был выше и на печку. А можно было и на полати, которые тоже были на кухне».


Церковь Александра Невского в с. Великий Двор 1928 г. В тридцатые годы была разрушена до основания. На её месте теперь футбольное поле.


   Сохранилось единственное письмо из лагеря от Порфирия Владимировича Ильинского. На листочке почтовой бумаги, на первой же строке письма наляпан штамп: «Проверено, III отдел Севлон ОГПУ» и каракуля красным карандашом. (Севлон – Северные лагеря особого назначения). Котлас, июля «4» 1930 года.

   «Вот сижу я в... бараке на самых верхних (третьих) нарах и с грустью смотрю на полотно ж.д., где ходят свободные люди, где бегут поезда в ту сторону, где Россия, где Москва, где вы живёте мои дорогие. Проходят поезда из России с выселенцами и заключёнными - о ужас и сердце сжимается. О северный ужасный край! Приезжают, вижу, к заключённым родственники, садятся против моего окна на брёвнышке и разговаривают, но их немного и они, бедные, этак посидят часа два, три и грустно расстанутся. Позвал бы я тебя, дорогая, приехать ко мне, повидаться со мной, но горе в том, что сегодня я здесь, а завтра могут отправить меня или в Усть-Сысольск или в Архангельск или ещё куда. Во всяком случае, без разрешения из Москвы не езди, т.к. по моей статье, говорят, здесь вовсе не дают свиданий. Пиши, дорогая, мне о себе, о каждом из детей, о папаше, о соседях и других знакомых, о Пенских, как они живут, передай им поклон и благодарность, о Васюсинских, о жизни вообще, которая, думаю, тяжела, особенно для тебя. Письмо и деньги 6 рублей я получил. От других, кроме тебя, писем не получил ни одного».

   Антонина Александровна после ареста Александра Васильевича Чекалова и Порфирия Владимировича в 1931 году из-за бесконечных притеснений была вынуждена с четырьмя детьми навсегда оставить дом, построенный Порфирием Владимировичем. Ее старшему сыну в возрасте 15-ти лет пришлось уехать и искать работу в Твери, а ей с младшими сыновьями скитаться в поисках жилья и работы.


Село Великий Двор 1928 г.


   И снова из записок Дмитрия Порфирьевича.
   «За неуплату налогов летом 1931 года (в августе) сельсовет описал дом и все имущество. Власти района – большевики – отличались сверх активностью в раскулачивании, в других районах было много мягче. Мать успела спасти от описи только одни отцовы яловичные сапоги, украдкой послав с ними Лёню, спрятать их в грядке малины в углу огорода на задворках. Итак, дом и всё имущество описаны и тогда мать решила уехать, не дожидаясь чего-либо худшего, например, ссылки и не дожидаясь распродажи имущества и дома за не уплаченные громадные налоги. Собрала наши рубашки и штанишки в узлы и на попутной подводе в райцентр. Там поезд стоял не полминуты, как на нашем полустанке, что даже нельзя было успеть сесть в вагон с узлами и тремя младшими ребятишками. Вот таким образом мы исчезли из дому в Киев… Ее старшему сыну в возрасте 15-ти лет пришлось уехать и искать работу в Твери».

   «... летом 1932 года он (Порфирий Владимирович) был на вольном поселении в Казахстане, но на каких условиях и на какой срок мне не известно. Мать решила к нему ехать с нами. Голодно, холодно, всегда в поисках работы. 27 июля 1933 года отец пошёл искать работу, но слабый после болезни, да возможно и натощак, где-то в городе упал, когда его подобрали, он скончался. Адреса, прописки не было очевидно, и его как бездомного схоронили в братской могиле на кладбище за Ташкентским шоссе. В то время ещё голод был сильный и таких упавших было много».

   Жить было негде и не на что и Антонина Александровна с младшими детьми меняла города, работу, чтобы как-то выжить: Киев – Тверь – Каскелен (Казахстан) - Алма-Ата - Авли-Ата - Алма-Ата - Актюбинск - Сызрань - Южное Алфёрово (Клинский район) - это уже перед самой войной.

   «Году в 1936 мать решила двигаться на родину (волевая была женщина)» - пишет Дмитрий Порфирьевич.
   Но средств не было и продвигались они до Тверской обл. до 1940 г.

   ПОПОВА Валентина Петровна


   В статье использованы материалы и фотографии, сохранившиеся в семье Ильинских-Чекаловых и предоставленные Ильинским Александром Дмитриевичем правнуком Чекалова Александра Васильевича.

 

     (По материалам издания Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. - Тверь. 1901. и материалам предоставленым Поповой Валентиной Петровной.)
     (Фото. Поповой Валентины Петровны. 2008 г.)
    


© 2006 Православные Храмы Тверской Земли