ПАЛОМНИЧЕСТВО ПО ТВЕРСКОЙ ЗЕМЛЕ
Савватьева пустынь
Нилова Столобенская пустынь
МОНАСТЫРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРИ
Действующие и сохранившиеся
Утраченные
ХРАМЫ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ
Калининский район
Рамешковский район
Кимрский район
Конаковский район
Старицкий район
Торжокский район
Лихославльский район
Зубцовский район
Ржевский район
Селижаровский район
Кувшиновский район
Вышневолоцкий район
Спировский район
Максатихинский район
Бежецкий район
Сонковский район
Кесовогорский район
Кашинский район
Калязинский район
Оленинский район
Нелидовский район
Андреапольский район
Пеновский район
Осташковский район
Фировский район
Бологовский район
Удомельский район
Лесной район
Сандовский район
Весьегонский район
Молоковский район
Краснохолмский район
Жарковский район
Западнодвинский район
Торопецкий район
Бельский район

ССЫЛКИ

СВЯЗЬ С НАМИ

Яndex

www.yandex.ru



КАЛЯЗИНСКИЙ УЕЗД, СЕМЁНОВСКОЕ

БОЛЬШОЕ СЕМЁНОВСКОЕ (СЕМЁНОВСКОЕ) - БОГОЯВЛЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

ФОТОАЛЬБОМ

Фото. Поповой Валентины Петровны.

   В настоящее время село входит в Талдомский район Московской области.

   Село Семёновское (Калязинский уезд), от Твери 147 вёрст, калязина 50 вёрст
   Богоявленская церковь построена в 1843 году, каменная, престолов три: в холодной Богоявления Госродня, в теплой: преподобного Симеона Столпника и Святителя Николая.
   В 1901 году служили: СвященникНиколай Михайлович Тархов 39-ти лет, окончил духовную семинарию, в служении с 1884 года, священником с 1888 года, в 1900 году награждён скуфьей. Диакон-псаломщик Ксенофонт Захарович Колеров 50-ти лет, в служении с 1867 года, диаконом с 1900 года.
   Прихожан с селе Семёновском и деревне Гора 124 двора (345 мужчин, 376 женщин), в деревне Острове Переяславльского уезда, Владимирской губернии 32 двора (139 мужчин, 151 женщина).


   В начале 17-го века в селе Святое Семеновское была построена небольшая деревянная церковь во имя Преподобного Семиона Столпника. В 1839 году, на месте деревянного храма был возведен большой каменный храм с тремя престолами. Главный престол его был освящен во имя Богоявления Господня в 1854 году, а в ноябре 1854 года были освящены и два малых престола – один во имя Святителя Николая Чудотворца, другой – во имя Преподобного Семиона Столпника. В 1891 году в летнем храме «Богоявления» был обновлен иконостас и продолжилась настенная роспись. Прихожанами данного храма были крестьяне села Святое Семеновское (более 500 человек) и деревни Гора (около 150 человек). В настоящее время в селе Большое Семеновское не более 20 домов, большая часть из них – дачные. До 1917 года село Святое Семеновское относилось к Калязинскому уезду Тверской губернии, Семеновской волости. После 1917 года территория Калязменского уезда претерпела ряд изменений, была значительно уменьшена. Из нескольких волостей уезда был образован Ленинский уезд Московской губернии (ныне Талдомский район Московской области), на территории которого и оказалось село Святое Семеновское, которое было переименовано в с.Большое-Семеновское. В период 1999г.-2000г. был восстановлен [изготовлен и установлен] на колокольне храма большой колокол, весом 300 кг. Установкой и изготовлением колокола занимались жители д.Остров - Столяров Владимир Иванович и Кисляков Алексей Александрович. Деньги на изготовление колокола пожертвовал Кисляков А.А. Отливку колокола по договору выполнил НИИМЕТМАШ. Первым приходским священником каменного храма был Михаил Елпатьевский, который и участвовал в освящении двух пределов. Из священно-церковных служителей дольше всего служили представители рода Колеровых. Первый представитель этой династии Захар Колеров был определен в храм пономарем. В 1846 году после упокоения Захара Колерова, пономарем стал его сын Ксенофонт. В 1882 году у Ксенофонта Захаровича и его жены Елизаветы Ивановны родился сын Федор. В селе Святое Семеновское он провел детство и юность. В 1905 году окончил Тверскую духовную семинарию, стал священником и служил в храмах Бежецкого и Кашинского уездо Тверской епархии. В 1912 году был назначен настоятелем Спасо-Преображенского храма в селе Кимры Тверской губернии. В 1929 году была предпринята попытка властей закрыть Преображенский храм, что привело к стихийному протесту прихожан. Власти жестоко расправились с верующими. Протоиерей Федор Колеров и миряне Анатолий Бойков и Михаил Больдяков были расстреляны 29 ноября 1929 года. В 1997 году Комиссия Священного Синода по канонизации святых под председательством Высокопреосвященнейшего митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия приняла решение о причислении к лику святых протоиерея Федора Колерова. В 1900 году Ксенофонт Захарович Колеров был рукоположен в сан диакона и направлен на служение в Богоявленский храм в село Святое Семеновское, где когда-то проходил послушание пономарем. Через некоторое время сюда же был назначен настоятелем храма его второй сын – Анатолий Ксенофонтович. До 1917 года в храме проводили службы сын и отец. После 1917 года священник Анатолий Ксенофонтович переехал из села Б.Семеновское в Малышково Кимровского района. В 1930 году был осужден и заключен в тюрьму, по возвращении из заключения он жил в деревне Ваулино, где и упокоился в 1961 году. В самый тяжелый период смуты, когда оскверняли и разрушали храмы, в село Б.Семеновское в Богоявленский храм был направлен священник Николай Пиганов. Отец Николай был не только хорошим пастырем и молитвенником о душах человеческих, но и отзывчивым и добрым человеком. Он постоянно помогал крестьянам в их многочисленных бедах и скорбях. Вот один из примеров. В одной многодетной семье сдохла корова, которая была кормилицей семьи и дети были обречены на голод, но отец Николай спас семью, он отдал свою корову. Своим чутким отношениям к людям, он снискал большую любовь и уважение у прихожан. Когда в январе 1933г. приехала комиссия по изъятию церковных ценностей и закрытию храма, отцу Николаю удалось убедить комиссию, что иконы не содержат драг. металлов и пообещал собрать сумму, которая была ему назначена. Он собрал все ценное из своего дома, объездил всю область и собрал назначенную ему сумму. Но колокола все же сняли и храм закрыли. Служить в храме запретили. Тогда о.Николай взял из храма антиминс, а также все необходимое для службы и продолжал Богослужения у себя дома. Поток верующих приходил к нему домой на службу. Власти Советов терпели это до мая 1933 года. В 11 мая 1933 года отец Николая был арестован и осужден . Через 2 года 12 февраля 1935 года он был освобожден, отцу Николаю исполнилось тогда 62 года. В 1937 г.работает о.Николай священником и преподавателем в Макарьевском Решемском женском монастыре. В1938 г. о.Николай вернулся в село Большое-Семеновское. В 1941 г. был открыт для Богослужения в селе Богоявленский храм, где снова продолжил Богослужения настоятелем о.Николай. В возрасте 82 г., 2 сентября 1946 г., о.Николай переведен за штат. В феврале 1960 г. о.Николай упокоился. Похоронен о.Николай на сельском кладбище. Когда о.Николай находился в тюрьме снова приезжала комиссия по экспроприации. Возле храма собралось много верующих людей, среди них была прихожанка и певчая клироса храма, многодетная вдова Пудова Александра Андреевна. Староста храма был вынужден протянуть руку с ключами от храма члену комиссии. В это время Александра Андреевна в отчаянии выхватила ключи и убежала с ключами в сторону болота в лес, где и пряталась пока не уехала комиссии. Замок входной двери храма члены комиссии не стали взламывать, видимо побоялись собравшихся около храма людей, воодушевленных поступком Пудовой. Александра Андреевна после открытия храма еще долго пела на клиросе, дожила до возраста 95 лет. Похоронена на сельском кладбище села Б.-Семеновское. В семье Пудовых росла тихая, скромная девочка. По желанию ее родителей была отдана в монастырь. В иночестве – Мария, после закрытия монастыря она решила посвятить свою жизнь уходу за детьми инвалидами. Детский дом-интернат находился недалеко от города Талдома, в деревне Дубки. За ее нелегкий подвиг была всеми любима и почитаема и часто приходила в родной храм помолиться. Похоронена на кладбище в родном селе. После о.Николая в храме Богоявления служил о.Стефан. Он был скромным, мудрым человеком, большим утешителем в скорбях. Похоронен на кладбище Б.Семеновское.
   В храме Богоявления Б.Семеновского более 30-ти лет прослужил настоятелем ветеран Великой Отечественной Войны протоиерей Петр Бахтин. Родился о.Петр в 1918 году в многодетной трудолюбивой семье на орловской земле, в селе Бородинка, недалеко от города Ливны. Детство выпало на годы репрессий. В 30-е гг. семью сослали в Казахстан, где он потерял отца и троих своих братьев и сестер. Когда достиг совершеннолетия, началась финская война. Юноша Петр решительно и смело встал в армейские ряды. Потом началась Великая Отечественная Война и Петр Бахтин, сначала лейтенантом артиллерийского полка, а потом командиром батальона героически защищал наше отечество. С четырьмя орденами на груди вернулся он в свой родной город, с собой на родину он привез Библию, которую получил в подарок за свою доблесть от чешского врача – христианина, сохранившего ему жизнь. В 1949 году по благословению своей матери и их духовника о.Севастьяна Карагоспоренского (ныне канонизированного) с рекомендацией приснопоминаемого Митрополита Алма-Атинского и Казахского Иосифа (Черного) Петр Бахтин поступил в Московскую Духовную семинарию, но через 2 года был арестован и отправлен в Пермские лагеря за то, что стал верующим христианином и стал свой парт. билет. Пять лет лагерей не смогли сломать его твердого духа и решимости служить Богу. Освободившись Петр Сергеевич продолжил учиться в семинарии, успешно ее закончил, женился и принял священный сан. Вместе со своей матушкой Светланой (в крещении Ларисой) батюшка воспитал троих сыновей, которые все стали священниками. Старший Александр – диакон, средний Сергей – священник, младший Алексей – протоиерей (упокоился в 2006 году). Ни одно десятилетие нес свое пастырское служение о.Петр, постоянно окормляясь у братии Троицко-Сергиевой лавры. 22 января 2005 года на 87 году, закончил свой жизненный путь митрофорный протоиерей Петр Сергеевич Бахтин. Сейчас в Богоявленском храме служит его приемник священник Владимир (Федоров), который проходил здесь же и в г. Талдоме, в храме Архистратига Михаила послушание пономаря, алтарника, диакона, и был рукоположен в сан священника 28.08.2003 года. С 1 сентября 2003 года назначен настоятелем Богоявленского храма села Б.Семеновского.

   История храма восходит к XVII веку. В Дмитровской переписной книге за 7135-37 года (1628-1630) «за дьяком за Семёном Собакиным старое его поместье село Константинове, Семёново тож, в селе церковь Симеона столпника древяна клецки». В этой же книге за 7154 год (1646) написано, что «за Василием Семеновым сыном Собакиным его поместье село Константиново, Семеновское тож». И, наконец, за 1678 год «за стольником за Семеном да за Алексеем Васильевыми детьми Собакиными село Константиновское, Семеновское тож». Упоминания села Семеновского (а не деревни) говорит о существовании храма в эти годы.
   В 1700 году в селе освящается новопостроенная церковь Симеона Столпника. После смерти Семена Собакина половина села была продана Ивану Михайловичу Сурмину и перешла как приданое его до-чери к графу Роману Ларионовичу Воронцову, который затем купил и вторую половину села. В клировой ведомости 1796 года написано, что деревянная церковь, выстроенная в 1773 году, сгорела, а строится новая, тоже деревянная. В приходе в это время 51 двор и 445 прихожан. В межевом описании 1855 году «село Семеновское, Константиново тож с каменной церковью принадлежит генерал-адьютанту светл. князю Михаилу Семеновичу Воронцову». Именно этот представитель рода Воронцовых, по-видимому, и является заказчиком существующей церкви, освященной в 1843 году. Имя этого вельможи хорошо известно из-за взаимоотношений с А.С.Пушкиным.
   В 1890 году Семеновское — крупное село с двумя кузницами, двумя маслобойнями и двумя ветряными мельницами. В селе земское училище и две ярмарки по престольным праздникам: Богоявления и Симеона Столпника. Судя по всему, с момента постройки зда-ние не подвергалось существенным переделкам. Можно только отметить типичное для конца 19 в. покрытие купола и абсиды ромбовидными листами железа.
   Храм никогда не закрывался.

   (Информация предоставлена настоятелем Храма Архангела Михаила в г.Талдоме Московской области священником И. Шугаевым)

   Владислав Зарецкий



   СЕРГЕЙ БАЛАШОВ. БОГОЯВЛЕНСКИЙ ХРАМ СЕЛА БОЛЬШОЕ СЕМЕНОВСКОЕ.

   На востоке Талдомского района, почти на самой границе с Сергиево-Посадским районом, находится село Большое Семеновское. До революции оно называлось Свято-Семеновским. Село это, раскинувшееся вдоль дороги, ничем особенным непримечательно: небольшая деревня, большинство домов в которой – дачные. И только устремленный в небо шпиль колокольни белоснежного храма придает значимость этому населенному пункту. Скромная церковь, которая стоит в центре села, огорожена металлической оградой с воротами и калиткой. За оградой, по соседству с храмом, находится колодец с крышкой, увенчанный крестом, а неподалеку – бревенчатое строение для хранения церковного инвентаря.
   Село Большое Семеновское существует с незапамятных времен. Существует предание о том, что церковь на этом месте стояла еще до нашествия монголо-татарского ига. Неподалеку от Б.Семеновского находится деревня со скорбным названием Разорено-Семеновское. Предание гласит о том, что когда татары пришли в эти края, то из двух Семеновских они разграбили и разорили то, в котором не было храма. Поэтому деревню с тех пор так и стали называть – Разоренное Семеновское или короче - Разорено-Семеновское. Но это всего лишь одно из старинных преданий, которые, однако, не возникают на пустом месте.
   В древности земли эти входили в состав Тверского княжества. Однако в 1485 году происходит присоединение Тверского княжества к Московскому государству и село Большое Семеновское оказывается в составе Кашинского уезда.
   Самое старое документальное свидетельство о селе Семеновское, а также о деревянном храме, относится к 1628 году. В Дмитровской переписной книге за этот год можно найти такую запись: «За дьяком за Семеном Собакиным старое его поместье село Константиново, Семеново тож, в селе церковь Симеона Столпника древяна клецки» (т.е. клетью, как изба). Благодаря сохранившемуся описанию мы можем мысленно перенестись в храм XVII века: «…а церковь и в церкве образы и книги и ризы и колокола и всякое церковное строенье…». Как известно, деревянные храмы долго не стояли: нередко они сгорали либо от попадения молнии, либо от неисправности печей. Немного позже, в 1649 году, появляется такая запись: «За Василием Семеновым сыном Собакиным ево поместье село Константиново, Семеновское тож». И, судя по следующей записи, сделанной в 1678 году, Василий Собакин к тому времени умер, а имения перешли к его сыновьям: «За стольником за Семеном да за Алексеем Васильевыми детьми Собакиными село Константиновское, Семеновское тож». В 1700 году в селе в честь Симеона Столпника освящается новая деревянная церковь, заказчиком которой является Семен Собакин.
   После смерти Семена Собакина половина Семеновского была продана Ивану Михайловичу Сурмину и перешла как приданое его дочери Марфы к графу Роману Илларионовичу Воронцову (1707 – 1783), который затем купил и вторую половину села. С этого времени на протяжении многих лет село принадлежало представителям старинного рода Воронцовых, занимавшим высшие государственные и дипломатические посты в России. Самый первый владелец села из рода Воронцовых – Роман Илларионович – был крупным государственным деятелем, а с 1760 года являлся сенатором. После переворота 25 ноября 1741 года сопровождал в заточение Анну Леопольдовну и ее семью. В 1760-1763 гг. – член, а затем председатель Уложенной комиссии. При дворе Петра III, фавориткой которого была его дочь Екатерина, являлся самой влиятельной фигурой. А после свержения Петра, был арестован и выслан в Москву, лишился многих имений. Роман Илларионович прославился необузданным лихоимством, доведя до разорения три вверенные ему губернии, за что получил прозвище «Роман – большой карман».
   В 1773 году в Семеновском на месте старой деревянной церкви на средства Романа Илларионовича Воронцова строится новая деревянная церковь. Однако эта церковь простояла недолго, так как в клировой ведомости за 1796 год указано, что она сгорела. В этом же документе отмечено, что в приходе 51 двор и 445 прихожан. На основе этих данных можно судить о размере сгоревшего деревянного храма.
   Одна из важных перемен в жизни села прозошла в годы правления Екатерины II (1762 – 1796), которая провела в России губернскую реформу. В 1776 году село Семеновское вошло в состав Калязинского уезда Тверской губернии.


Михаил Семенович Воронцов.

   В межевом описании Тверской губернии 1855 года можно найти такую запись: «Село Семеновское, Константиново тож с каменной церковью принадлежит ген.-адьютанту светл. князю Михаилу Семеновичу Воронцову». Михаил Семенович Воронцов родился в 1782 году, детство и молодость провел при отце, Семене Романовиче, в Лондоне, где получил блестящее образование: Михаил великолепно знал французский и английский, греческий и латынь, а также свободно говорил на русском. Еще грудным ребенком он был записан в бомбардир-капралы лейб-гвардии Преображенского полка, а в 4 года произведен в прапорщики. В 1798 году Павел I присвоил Михаилу звание действительного камергера. В 1803 году он отправился волонтером в армию князя П.Цианова в Закавказье.
   Во время Отечественной войны 1812 года Воронцов командовал дивизией, а в 1815 – 1816 гг. русским оккупационным корпусом во Франции. М.С.Воронцов был близок к деятелям преддекабристских движений. Также имя этого вельможи хорошо известно из-за неприязненных отношений с А.С.Пушкиным, которые сложились во время ссылки на юг великого поэта. Причиной тому стали глубокие чувства, которые Пушкин питал к жене Михаила Семеновича Елизавете Ксаверьевне, урожденной графине Браницкой. Пушкин подарил миру ряд незабываемых стихотворений, посвященных его возлюбленной, а ее мужу адресовал широко известную язвительную эпиграмму «полумилорд-полукупец…», злую и несправедливую по отношению к этому аристократу и известному полководцу.

Профиль Е.К.Воронцовой работы А.С.Пушкина. 1829 г.

   Что же касается каменной церкви, указанной в документе, то она была построена в 1839 году. По своей архитектуре это типичный для первой половины XIX века сельский храм. Построенный в стиле классицизма, он состоит из полуциркулярной апсиды, храмовой части, трапезной и колокольни. Четверик храма имеет световой барабан, перекрытый куполом и увенчанный главкой с крестом. Северный и южный фасады четверика украшены портиками с четырьмя трехчетвертными колоннами и фронтонами. Трапезная увенчана небольшой главкой. Трехъярусная колокольня увенчана главкой с высоким шпилем и крестом. Нижний ее ярус с трех сторон имеет сдвоенные пилястры с фронтонами. У второго и третьего ярусов колокольни с четырех сторон света – высокие арочные проемы звона.
   Главный придел храма освящен в честь Богоявления Господня 23 июня 1854 года, о чем свидетельствует надпись на одном из крестов, сохранившихся с момента освящения храма: «Совершен и освящен сей настоящий храм во имя Богоявления Господня в лето от Рождества Христова 1854 года июня 23-го дня при царствовании Государя Императора Николая Павловича Перваго по благословению Высокопреосвященнейшего Гавриила архиепископа Тверскаго и Кашинскаго местным благочинным села Рождества, что во Вьюлках иереем Александром Докучаевым при священнике приходском Михаиле Елпатьевском общим иждивением прихожан». Два придела зимней церкви были освящены 5 ноября 1844 года в честь преподобного Симеона Столпника и Николая Чудотворца: «Совершен и освящен придельный храм во имя преподобного Симеона Столпника в лето от Рождества Христова 1844 года ноября 5 дня при царствовании Государя Императора Николая Павловича Перваго по благословению Высокопреосвященнейшего Гавриила архиепископа Тверскаго и Кашинскаго Корчевскаго Воскресенскаго собора протоиереем Феодором Ершевым при священнике приходском Михаиле Елпатьевском общим иждивением прихожан».
   К концу XIX века село сильно разрослось, появились две кузницы и две маслобойни, на краю села стояли две мельницы. Для крестьянских детей свои двери распахнула земская школа, а также была открыта публичная библиотека. По престольным праздникам – Крещения Господня и Симеона Столпника – проводились ярмарки. В это время в селе проживало около 500 человек, которые и являлись вместе с жителями деревень Гора и Остров прихожанами Богоявленского храма. В 1891 году появилась возможность на средства прихожан обновить иконостас в летней церкви, а также продолжить настенную роспись. В купольной части летнего храма с распростертыми для благословения руками изображен Господь Саваоф, вокруг которого предстоят ангелы и архангелы. Одна из настенных фресок копирует широко известную картину художника А.Иванова «Явление Христа народу».

   Священнослужители Богоявленского храма.

   Самым первым приходским священником новопостроенного каменного храма был Михаил Елпатьевский, который участвовал в освящении приделов.
   Дольше всех прослужили в Богоявленском храме представители рода Колеровых. Первый представитель этой династии Захар Колеров был определен в храм пономарем. В 1846 году, после смерти Захара Колерова, пономарем стал его сын Ксенофонт.
   В 1882 году у Ксенофонта Захаровича и его жены Елизаветы Ивановны родился сын Федор (по другим данным Федор Колеров родился 7 февраля 1883 года). Удаленный сельский приход считался бедным, поэтому семье постоянно приходилось испытывать нужду. Членам семьи приходилось много трудится на своем земельном участке, выращивая картофель и другие овощи, тем самым обеспечивая себе пропитание. В Большом Семеновском Федор Колеров провел свои детство и юность, после чего поступил в Тверскую духовную семинарию, которую окончил в июне 1905 года и был назначен псаломщиком в храм Кирилла Белозерского Бежецкого уезда. В этом храме он прослужил псаломщиком полгода, а в 1906 году после женитьбы на Анне Михайловне Думашевой был рукоположен в сан священника и стал настоятелем этого храма. В 1911 году о.Федор был переведен в село Столбово, а через год стал настоятелем в только что отстроенном Преображенском храме в селе Кимры Тверской губернии. Своим ревностным служением о.Федор быстро привлек к себе сердца верующих. Несмотря на молодость, он для своих прихожан стал отцом, и в трудных случаях люди шли к нему за советами. Когда о.Федор проходил по селу, то многие стремились поговорить с ним, останавливали его, и он, не жалея времени, старался разрешить все возникшие вопросы. Всех своих прихожан он хорошо знал, знал кто какой имеет душевный или телесный недуг. Бывало, жены запойных пьяниц, когда случалась беда, спешили позвать отца Федора, чтобы он поговорил с мужьями и как-то отвлек их от пагубной привычки. Священник никому не отказывал, и зачастую его беседа с пьяницей, а более того совместная молитва, удерживали человека от запоя. Когда началась Первая мировая война, священник и его жена Анна Михайловна возглавили в Кимрах общество помощи фронту – шили для армии одежду и отправляли на фронт посылки. На Пасху и на великие праздники о.Феодор непременно обходил дома всех своих прихожан, обходил и после того, как советская власть стала это запрещать и преследовать.
   После Октября 1917 года для Русской Православной Церкви наступили трудные времена. Сказались они и на судьбе о.Федора. В 1919 году Федор Колеров был арестован за организацию духовного концерта без разрешения на то местных властей.
   Чтобы прокормить свою большую семью, о.Федору приходилось подрабатывать. В 1920 году он был принят на работу в контору обувной фабрики «Жук», а в 1921 году трудился в должности делопроизводителя в Кимрской народной больнице.
   У о.Федора были дружеские отношения с певицей Неждановой и актером Головановым. В Москве тогда был голод. Многие известные артисты лишены всяких средств к существованию и голодали. После духовных концертов и пения на службах прихожане приносили им что у кого было из продуктов. Так о.Федор помог певцам пережить голодное время.
   В 1924 году местные власти муниципализировали церковный дом, пригрозив выселить семью Колеровых. Спустя три года Федор Колеров построил собственный деревянный дом, куда и переехала семья.
   В 1928 году городские власти приняли решение закрыть храм. 19 мая состоялось последнее богослужение. Его настоятель Федор Колеров сообщил верующим о предстоящем закрытии храма. На следующий день, когда комиссия пришла к храму, чтобы опечатать его, верующие не допустили их даже до дверей. О.Федор безуспешно призывал прихожан подчиниться решению властей. Протест верующих был расценен как контрреволюционная вылазка церковников против советской власти. Через два дня была арестована группа людей, в число которых входил и Федор Колеров.
   20 октября в Кимрах состоялся показательный судебный процесс, который освещался в местной и центральной прессе. 28 октября газета «Коллективная жизнь» опубликовала судебный приговор: «…Главные организаторы и руководители выступления – поп Колеров, кулак Болдаков …приговорены к высшей мере социальной защиты – расстрелу с конфискацией всего имущества…». Приговоренные к расстрелу были отправлены в Москву. Родственникам Федора Колерова были разрешены свидания с осужденным. 29 ноября состоялась последняя встреча с женой и младшим сыном. В ночь с 29 на 30 ноября 1929 года о.Федор был расстрелян. 30 ноября родственникам, пришедшим в Таганскую тюрьму, были вынесены одежда и некоторые вещи казненного. Среди вещей находилась фотография жены, на которой о.Федор начертал имена детей и подписал: «До свидания общего», а на первой странице канонника стояла дата: «29/XI – 11 часов ночи», написанная его рукой.
   В 1997 году Комиссия Священного Синода по канонизации святых под председательством Высокопреосвященнейшего митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия приняла решение о причислении к лику святых протоиерея Федора Колерова.

   Жизнь Богоявленского храма после Октября 1917 года.

   Трагическая история для Русской Православной Церкви началась с 1917 года. Настало время, о котором пророчествовал Иисус Христос: «…тогда будут предавать вас на мучения, и убивать вас, и вы будете ненавидимы за Имя Мое».
   Сразу после большевистского переворота 1917 года священник Анатолий Ксенофонтович Колеров, служивший в храме с 1910 года, переехал из Большого Семеновского в с.Малышково Кимрского района, где в соседней деревне Глазово основал сапожную промартель, в которой работал некоторое время председателем и бухгалтером-счетоводом. В 1930 году о.Анатолия арестовали, после чего он был заключен в тюрьму, а после возвращения он жил д.Ваулино, где и умер в 1961 году.
   После отъезда из Большого Семеновского священника Анатолия Колерова, его отец, Ксенофонт Захарович Колеров был рукоположен в сан священника и служил в Богоявленском храме до 1919 года. Ксенофонт Захарович умер в середине 1920-х годов в Кимрах, в семье своего сына Федора.
   Большевики постановили, что имя Бога должно быть забыто к 1 мая 1937 года на всей территории СССР. Во Всесоюзную перепись по предложению Сталина был включен вопрос о религии. Результаты переписи обескуражили и озлобили коммунистов: почти две трети населения признали себя верующими. Но это еще не все: 75 % верующих назвали себя православными. Тогда власти решили уничтожить православие физически.
   В самый тяжелый период смуты, когда разрушались и осквернялись храмы, в Богоявленский храм был назначен священник Николай Пиганов. О.Николай был не только хорошим пастырем и молитвенником о душах человеческих, но и просто отзывчивым и добрым человеком. Он постоянно помогал крестьянам в их многочисленных бедах, всегда был готов разделить чужую скорбь. Своим чутким отношением к людям, о.Николай снискал большую любовь и уважение среди прихожан. Стоит привести только один пример, чтобы понять насколько он был милосердным и добрым человеком. В одной многодетной крестьянской семье сдохла корова, которая была главной кормилицей семьи, и дети были обречены на голод. Но о.Николай спас семью от голодной смерти, отдав свою корову. Нужно было иметь великую христианскую любовь, милосердие и сострадание, чтобы совершить такой поступок.
   Когда приехала комиссия по изъятию церковных ценностей и закрытию храма, отцу Николаю удалось убедить комиссию, что иконы не содержат драгоценных металлов и пообещал собрать сумму, которая была ему назначена. Он собрал все назначенное из своего дома, объездил всю область и собрал назначенную сумму, что, очевидно, членов комиссии разозлило еще больше. Храм был закрыт, колокола сняли, служить запретили. Тогда о.Николай совершил поистине героический поступок: взял из храма антиминс, а также все необходимое для службы и продолжал богослужения у себя дома. Верующие толпами приходили к нему домой на службу. Власти терпели это до 1939 года. В 1939 году о.Николай был арестован и осужден за поповство, а после был заключен в тюрьму, где просидел до начала Великой Отечественной войны.
   Когда о.Николай находился в тюрьме, снова приезжала комиссия по экспроприации. Возле храма собралось много верующих людей, среди которых была певчая клироса храма – многодетная вдова Пудова Александра Андреевна. Церковный староста был вынужден протянуть руку с ключами от храма члену комиссии. В это время Александра Андреевна в отчаянии выхватила ключи и побежала по болоту в лес, где и пряталась, пока не уехала комиссия. Этот героизм во имя веры сегодня кажется фантастическим. Ведь это были не первые христиане, не первые подвижники за веру Христа… Но выходит разницы нет никакой: истинная вера всегда вечна.
   Замок входной двери храма члены комиссии не стали взламывать, видимо побоялись собравшихся около храма людей, воодушевленных поступком Пудовой.
   Александра Андреевна после открытия храма еще долго пела на клиросе. Она дожила до возраста 95 лет, а после смерти была похоронена на сельском кладбище в Большом Семеновском. В семье Пудовых росла тихая, скромная девочка. В годы Советской власти она работала в детском доме-интернате, который находился в Дубровках, недалеко от Талдома. За ее нелегкий подвиг была всеми любима и почитаема. Она часто приходила помолиться в родной храм. Но мало кто знал, что еще в юности она была пострижена в монашество с именем Мария, а после закрытия монастыря она решила посвятить свою жизнь уходу за детьми-инвалидами. Кто-то верно заметил, что Православная Церковь в советские времена стала женской. В храме редко увидишь мужчину, все больше старушки, женщины, иногда молодые девушки. Они молились за Россию, оберегая ее душу своими тихими молитвами. Их считали темными и забитыми, коммунисты махнули на них рукой, а они спасали Церковь, спасали Россию…
   В 1941 году о.Николая освободили с разрешением вернуться в Большое Семеновское и продолжать служение в храме, который, однако, был закрыт до 1945 года. Храм был открыт в мае 1945 года, уже после великой победы над фашистской Германией. В день открытия храма собралось много верующих людей. Очевидцы этого события вспоминают: «В тот день собралось много народу. Многие плакали, но это были слезы радости. Лица у всех светились радостью». С этого момента храм больше никогда не закрывался, в нем больше никогда не прекращались богослужения.
   После смерти о.Николая в храме служил о.Стефан. Он был скромным, мудрым человеком, большим утешителем в скорбях. После смерти он был погребен на сельском кладбище.
   В Богоявленском храме более 30 лет прослужил настоятелем ветеран Великой Отечественной войны протоиерей Петр Бахтин. О.Петр был добрым и простым, представлял собой образец кристальной честности, любил каждого больше себя, готов был в любую минуту пожертвовать собой, был великим тружеником. Таким его воспитала любящая мать-христианка. Родился о.Петр в многодетной трудолюбивой семье на орловской земле, в селе Бородинка, недалеко от города Ливны. Мать его еще в юности хотела уйти в монастырь, но ее духовник сказал ей: «Твой путь в миру, он еще тяжелее. Твой крест – выйти замуж и растить детей». Шесть детей родила она. Росли они в строгости и, несмотря на юный возраст, трудились в хозяйстве от темна до темна.
   Однажды, когда переделав все дела, семья за ужином обсуждала отказ отца войти в колхоз, в избу ворвались милиционеры-гэпэушники.
   - Самогонкой от них несло будь здоров, - вспоминает о.Пётр, - в бутылке-то она смиренна. А в человека войдёт – так буйная. Первым делом арестовали отца. Потом, ироды, забрали коров, лошадь, овец. Голодали мы. Жизнь становилась невыносимой. Идёшь, бывало, по воду, а соседские ребятишки камнями кидаются, кулацким отродьем обзывают. «Батя, - спрашивали мы отца, когда он ещё дома был, - почему нас называют кулаками?» А он отвечал: «Оттого, что нам некогда спать на подушке, отдыхаем в поле на кулаках».
   Прошло совсем немного времени со дня ареста отца, как к Бахтиным снова нагрянули гэпэушники, выгнали всех на улицу, посадили на подводу и повезли на вокзал, а там уже наготове стоял товарный состав. «Что пережили, - вздыхает батюшка, - не дай Бог! Знаете, что я вам скажу: кто в те лихие времена в Казахстане не бывал, тот горя не видал, а кто побывал, тот до гроба не забывал». Семью везли в Казахстан в товарных вагонах, а потом высадили посреди голой степи, где не было ни жилья, ни воды, ни пищи.
   Бахтины выкопали яму, прикрыли ее ветошкой - это и было первое их жилье. Потом ссыльные начали строить бараки. Взрослые на себе возили дерн километров шесть, а дети ворочали саманы, чтобы просохли на солнышке. Не было ни стекол, ни дверей. Но изобретательность народ выручала и здесь. Зимой нальют в корыто воды, она застынет, и эту льдину вместо стекла вставляли в окно.
   Из рассказа о.Петра:
   «Жили в каждом бараке человек по 200-300. Утром люди встают и что же видят? В одном углу мертвецы, в другом, в третьем... Приедет подвода, закинут на нее умерших, отвезут в яму. Гробов-то не было. Только для младенцев сплетали корзинки. А если и их не хватало, то хоронили в железной трубе. На этих общих могилах мучеников день и ночь горят невидимые глазу свечи от земли до неба...».
   Трое братьев и сестер Петра, а затем и отец умерли от голода. Но постепенно, тяжелым трудом, жизнь как-то наладилась. Петр окончил школу, получил среднее техническое образование. В 15 лет поступил на работу, а в 21 год его взяли в Армию. Недолго длилась более-менее спокойная армейская жизнь Петра Бахтина. Грянула война. Сначала Финская. Из ста новобранцев-земляков в живых остался он один. С Отечественной пришёл с четырьмя орденами и двумя ранениями… На войне у всех опасная работа, а у разведчиков особенно.
   За время Великой Отечественной войны дослужился до звания капитана. Был награжден четырьмя орденами. На него за время войны дважды приходили «похоронки», и каждый раз его отпевали в церкви, но он остался жив.
   О службе в разведке о.Петр вспоминает так:
   «Знаете, что такое разведка? Это прежде всего терпение. Преодолевать многие километры ползком. Часами лежать на снегу или в болотной хляби. Выносить холод и голод. И найти силу для броска...».
   На третий год войны на фронте ожидалось большое наступление, и требовались дополнительные данные об обороне противника. Двух разведчиков послали в тыл врага за «языком». Оба не вернулись. Третьим вызвался Бахтин. Путь ему был неблизкий: сначала километры по лесу, потом по заминированному полю. Не один час он пролежал, притаившись, под дождем, отчетливо слыша немецкую речь, прежде чем вскочить в окоп, молниеносно накинуть на спящего немецкого офицера мешок, спеленать и поволочь «языка» к своим...
   Военное начальство представило разведчика к званию героя Советского Союза. Но политотдел этого не пропустил: в дивизии он был едва ли не единственным беспартийным офицером; ему дали орден Красной Звезды. Был награжден четырьмя орденами. Последний орден - Красного Знамени - он получил за взятие Праги. Перед штурмом Праги комбата Петра Бахтина послали в разведку, сбросили на парашюте в немецкий тыл.
   «Я передал сведения, которые потом помогли нашим частям в наступлении. Но фашисты засекли меня и открыли шквальный огонь. Вечером, тяжело раненного, меня нашли чехи и доставили в госпиталь. Семь дней был без сознания. Семье за это время послали «похоронку». Началась гангрена, хотели уже ногу ампутировать. Но призошло чудо – я пошел на поправку. Выходил меня чешский врач. Прощаясь, он сказал: «Я за тебя все время молился» - «А я же атеист», - был мой неумный ответ. - "Чего ж крестик носишь?» - «Так то мать благословила меня на войну». Врач протянул мне Библию на русском языке: «Читай, разбирайся...». С тех пор Петр с ней не раставался: зажгло Бахтина изнутри Слово Божие. В конце войны Петр Бахтин вступил в партию. Впереди у него – четырежды орденоносца, капитана, маячила неплохая карьера. Но он вступил на путь духовного служения. В 1947г. Петр Бахтин был демобилизован и вернулся в Караганду.
   В Караганде Петр Бахтин познакомился с одним из последних Оптинских старцев, иереем Севастианом (ныне канонизированном Церковью), сосланным в Караганду после многих лет тюрем и лагерей. Петр Бахтин пришел к старцу за советом, как распорядиться своей послевоенной жизнью.
   Из статьи Н.Лариной, беседовавшей с о.Петром:
   «Почему же фронтовик, член партии, идет за напутствием не в райком, а к служителю церкви? Рассказывать мне подробно он не захотел. Сказал только: «Не зря же я все-таки крестик носил на шее. Да и как бы я мог выжить на такой войне, если бы не Промысел Божий?» Разговор со старцем Севастианом был долгим. После этого Петр решил поступать в Духовную Семинарию. Мать Петра поддержала старца: «Сынок, учись на батюшку».
   По правде сказать, Пётр и сам удивился этому решению. Он, конечно, и на войне задумывался о смысле бытия, о загробной жизни, о Боге. Но стать священнослужителем?! Нет, это в его планы не входило. Сказалось всё-таки и воспитание: с детства он рос в послушании своим родителям, старшим. Вот и сейчас ослушаться старца да матушку не захотел: отправил документы в Московскую духовную семинарию.
   Тогда вместе с ним заявление в Семинарию подали еще 18 офицеров-фронтовиков. Рассказвали, что когда об этом доложили Сталину, он сказал: «Пусть идут. Туда дорога есть, обратно – нет». Документы Петру Бахтину вернули с отповедью: «Коммунистов не принимаем». Тогда отправился в Обком и сдал свой партбилет. В те времена это был подвиг, за которым следовала жестокая расплата, часто арест и лагеря. Тогда он пришел сдавать свой партбилет, было созвано внеочередное партбюро, на которое созвали 150 парторгов со всей области. Начались обвинения, клевета... Партийцы недоумевали, как так - боевой офицер, политкурсы в армии вел... Не иначе как с ума сошел. А когда убедились, что все серьезно, начались обвинения: враг народа, сын кулака и т.д. Петр Бахтин был исключен из партии с формулировкой: Заболел шизофренией... нарушал партийную дисциплину». Напоследок ему сказали: «Мы вас еще найдем. Даже в семинарии».
   Но на этом, однако, дело не кончилось. Начал КГБ кругами ходить. Но знающие люди выручили, подсказали: "Пиши в ЦК". Из Кремля пришеответ. Три слова: «Дело вашей совести». И оставили в покое.
   В 1949г. по рекомендации митрополита Алма-Атинского и Казахстанского Иосифа уже беспартийный, он поехал в Загорск поступать в Московскую Духовную Семинарию.
   - Когда я узнал, что на одно место претендуют пять человек, - вспоминает батюшка, - у меня опустились руки, да я со своими знаниями, точнее незнаниями, ни за что не пройду. Предложили на экзамене прочитать церковнославянский текст. Слово «Бог» было написано с пропуском гласной. Ну я и рявкнул «Бг». Приёмная комиссия недоумённо переглянулась. Ясно было, что я провалился. Что делать? Возвращаться в Казахстан? Нельзя. Знал уже, что дали команду – на работу не принимать, даже чернорабочим. И тут я первый раз в своей взрослой жизни заплакал. Стою в храме у мощей преподобного Сергия в военной форме, с орденами и плачу. Утром должны были вывесить списки. Сам взглянуть на них побоялся, попросил товарища. И ушам своим не поверил: «Принят!». Пояснили, что приняли по рекомендация епископа: «Примите для эксперимента». Видно, молитвы старца да матери помогли.
   18 офицеров Красной Армии, поступавшие вместе с Петром в Духовную Семинарию, вскоре были арестованы и осуждены. Был арестован и Петр Бахтин через два года учебы прямо на каникулах.
   Приговор – высшая мера наказания – расстрел. Однако приговор был изменен на 25 лет ИТЛ в связи с отменой в СССР смертной казни.
   Из рассказа о.Петра:
   «Приказывают: «Снимай крест!» А он в ответ: «А вы вешали?! Я с ним всю войну прошел!» Сорвали с меня крест, забрали Библию, ордена, стали бить и пытать. Втолкнули в карцер. Там стужа, кругом одно железо. И в наступившей тишине тело сковал холод. Замерзаю, пронеслось в голове... На месте стал быстро ходить и бегать, воздух из камеры ушел, и я упал в обморок».
   После карцера Петра Бахтина перевели в камеру к уголовникам. Узнав о его прошлом, сокамерники отнеслись к нему с уважением. Если кто-нибудь из новеньких пытались обидеть его, зэки заступались. Нередко прибегали к его советам и духовной помощи. А потом и вообще освободили его от работ по уборке барака, сказали: «Молись за нас». Один сокамерник посоветовал Петру написать жалобу на то, что с него сорвали крест и забрали Библию. Он послушался. Написал заявление, но слово «Библия» заменил на «учебник» и пояснил, что крестик для него не предмет культа, а память о матери. И что бы вы думали? Библию ему вернули. С тех пор начальство стало побаиваться зэка Бахтина: раз добился своего, значит, у него есть высокие знакомые. Надо с ним поосторожнее, как бы чего не вышло.
   Впоследствии о.Петр говорил, что в лагерях он многое понял, стал лучше понимать людей. Пять лет лагерей не смогли сломать его твердого духа и решимости служить Богу. В 1956г. Петр Бахтин был освобожден по амнистии. После лагерей из 18 арестованных офицеров-студентов семинарии в живых остались только двое: о.Дмитрий Дудко и Петр Бахтин. Вызвали Бахтина к начальнику лагеря, достали из сейфа опечатанный пакет. «Вскрывай сам», - говорят. Он открыл, а там его крестик, серебряный, потертый и орденские колонки. Сами ордена куда-то сгинули. Для него его овобождение было чудом Божиим...
   После лагеря поехал Петр обратно в Загорск. Доучиваться. И вот настает время выпуска из Семинарии, пора Петру жениться. Бахтин на почте дает своему духовнику телеграмму: «Есть ли промысел Божий жениться?» И на следующий день получает благословение. А Петр как раз познакомился с девушкой Ларисой, она была моложе его на двенадцать лет, работала в лавре – шила церковные облачения. Однажды проходили они вместе по улице мимо ЗАГСа. Петр просит у спутницы под каким-то невинным предлогом паспорт, скрывается в дверях учреждения и возвращается с торжествующим видом: он и его пребывающая в неведении избранница отныне объявляются мужем и женой. Девушка ударяется в слезы, но шаг сделан. На следующий день они обвенчались, а вскоре Петр был рукоположен во священники... Матушка потом утешилась и простила о.Петру обман. «Был в этом промысел Божий», - говорила.
   Семейное счастье Бахтиных длилось более сорока лет. Трёх сыновей вырастили они с Ларисой Николаевной. Держали их в строгости, всем дали высшее образование. Сейчас все трое священники. В последние годы жизни о. Пётр овдовел.
   Не одно десятилетие нес свое пастырское служение о.Петр, постоянно окормляясь у братии Троице-Сергиевой лавры. Детская вера в Бога и полное упование на помощь святого угодника Божия преподобного Сергия Радонежского помогли доброму пастырю создать крепкую церковную общину в селе Большое Семеновское. Протоиерей Петр Бахтин слыл в округе едва ли не легендарной личностью. О нем не раз сообщалось в местных и центральных печатных изданиях, его показывали по телевидению. В 2001 году о.Петр был приглашен в Москву, в Кремлевский дворец, на торжественное заседание, посвященное Дню Победы, где выступил с речью.
   В Богоявленском храме при о.Петре были произведены многие работы, на пожертвования москвича А.Кислякова были приобретены колокола.
   - Да Бог даёт силы-то. Ну и я не плошаю: сам копаю огород, за садом ухаживаю, по дому справляюсь, кашеварю, стираю, зимой холодной водой обливаюсь. Тут как-то сломал ключицу. Врачи пугали: в таком возрасте кости очень плохо срастаются, служить нельзя, нужен покой. Да для меня пропустить службу – всё равно, что умереть. Не сдался и с Божьей помощью поправился. Так что я ещё, видно, востребован жизнью, хотя и сидят во мне боевые осколки.
   За свое усердное служение Церкви отец Петр был удостоен высших церковных наград: ношения митры и служения Божественной литургии с открытыми Царскими вратами до Херувимской песни.


Протоиерей Петр Бахтин.

   О.Петр так вспоминает о пережитом: «Если проповеди будешь говорить, если люди тебя полюбят – значит, ты уже на особом учете. Удачная проповедь – это когда сам плакал и люди плакали. Чистое слово заставляет человека плакать. Сила Божия через уста грешного священника чудеса творит. Нам нужно любить друг друга и научиться молиться. Самая сильная молитва ночная. Когда трое верующих просят Божию Матерь помиловать их и читают Ей акафист… Господь требует от нас только веры, веры и больше ничего!»
   С 2003 года о.Петр ушел на покой и стал готовиться к постригу, получив для проживания келью в Троице-Сергиевой лавре. 22 января 2005 года, на 86 году жизни, он скоропостижно скончался.
   Отпевание отца Петра в Ильинской церкви Сергиева Посада совершил архиепископ Можайский Григорий. Ему сослужили родные сыновья-священнослужители почившего и клирики Сергиево-Посадского, Талдомского и Дмитровского благочиний. Слажено и умилительно в антифонном исполнении звучали погребальные песнопения. Два братских хора обители преподобного Сергия, которую очень любил отец Петр, пришли проводить его в последний путь. молодые воины, встретив погребальную процессию на кладбище, проводили почившего ветерана до могилы и, отдавая воинские почести, засвидетельствовали это почетным караулом и артиллерийским салютом. Отца Петра похоронили на старом городском кладбище города Сергиев Посад рядом с могилой его любимой дорогой супруги матушки Ларисы.
   Настоящие подвижники-христиане в жизни почти незаметны. Незаметно они уходят и из жизни. Несколько месяцев не дожил отец Петр до 60-ти десятилетнего юбилея победы в Великой Отечественной войне. Но память о нем, как о защитнике нашей многострадальной родины, как мужественном и стойком христианине и как истинном пастыре Церкви Христовой навсегда останется на страницах нашей русской церковной истории.
   Ныне настоятелем Богоявленского храма является священник Владимир Федоров, который с 2000 года был на послушании в Богоявленском храме под наставничеством протоиерея Петра Бахтина. 2 июля 2003 года рукоположен в диаконы, а 28 августа того же года стал священником. В сентябре 2003 г. о.Владимир стал настоятелем Богоявленского храма.

   Список используемой литературы.

   1) Шугаев И. Талдомское благочиние. Справочник-календарь. Талдом 1999. С. 8 – 10.
   2) Крылов Л. Материалы по истории церквей и монастырей г.Калязина и сел Калязинского уезда. Калязин 1908. С. 185. (по 1).
   3) Дмитровская Переписная Книга за 185 год. л.36, № 458 (по 1).
   4) Дмитровская Переписная Книга за 154 год. л. 660, № 308 (по 1).
   5) Дмитровская Переписная Книга за 186 год. л. 531, № 333 (по 1).
   6) Межевое описание Тверской губернии Калязинского уезда. СПб, 1855. С. 1664, № 639 (по1).
   7) Добровольский И. Статистическое описание Тверской губернии. Тверь 1901. С. 323 (по 1).
   8) Российская родословная книга П.Долгорукова. СПб 1855. Т 1. С. 107 (по 1).
   9) Сборник статистических сведений по Тверской губернии. Тверь 1890. Т V. Калязинский уезд. С. 35 (по 1).
   10) Протоколы земских собраний Калязинского уезда. Тверь 1908. С. 150 (по 1).
   11) Коркунов В.И. Кимрская старина. Кимры 2007. С. 51 – 60.
   12) Протопресвитер М.Польский. Новые мученики Российские. Джорданвил. 1949. С. 197, 198. (Репринтное издание 1994). Игумен Дамаскин (Орловский). Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви 20 столетия. Тверь 2001. С. 404 – 417. ( по 11).
   13) Коркунов В.И. Новомученики кимрской земли. Тверь 2006. С. 3 – 9.
   14) Духовное возрождение Дубны и Талдомского района. Духовное наследие ученый ОИЯИ. (Авторский коллектив). Дубна 2006. С. 60 – 61.
   15) Житие священномученика Феодора и иже с ним убиенных. Тверь 1998.
   16) Большая Советская Энциклопедия.
   17) Т. Хлебянкина. «Скрижали сердца». Талдом, 2005.
   18) А.О.Отчев. На сем камне Я создам Церковь Мою// Русский Дом. 2001. №5.
   19) Н.Ларина. От звезды до креста// Радонеж. 2005. №5.
   20) Священник Александр Самойлов. Памяти протоиерея Петра Бахтина// Московские епархиальные ведомости. 2005. №1-2.
   21) Третьякова Л. Невольник чести// Вокруг света. 2001. №4 (2727).
   22) Сухарева О.В. Кто был кто в России от Петра I до Павла I. Москва, 2005.
   23) Данилов А.А. Справочные материалы по истории России IX – XIX веков.

    (По материалам издания Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. - Тверь. 1901., сайта Народный каталог Православной архитектуры и материалам предоставленым Сергеем Балашовым.)
     (Фото. Поповой Валентины Петровны.)
    


   В Дмитровской Писцовой книге 135-137 г.г., на л. 36, за № 458, сказано следующее.
   «За дьяком за Семеном Сабакиным старое его поместье село Костянтиновское Семеновское тож а в селе церковь Семион Столпник древяная клецки а в церкве образы и книги и ризы и всякое церковное строение помещиково.
   Пашни церковные перелогом худые земли пять четей да лесом поросло пятнадцать четей вполе а вдву потомуж сена дватцать копен да всележ двор помещиков живет внем прикащик Пронка Михайлов двор пуст бобыля Лукашка Кузмина да Микитка Мисюра бродят по миру кормятца Христовым именем».
   В клировой ведомости 1796 г. о с. Семеновском содержатся следующия сведения: «Церковь Семеновская. Церковь эта Февраля 26-го 1796 г. сгорела; строится новая, деревянная же, церковь. Сгоревшая Церковь - деревянная, построена 1773 года. Священник Иосиф Иванов, 27 л., из пиитики, посвящен в 1796 г. Церковной земли 36 десятин; в приходе 1 деревня, 51 двор; душ м. п. 219, ж. п. 226».


   Церковь Богоявленская, построена в 1843 году, каменная, престолов три: в холодной Богоявления Господня, в теплой: преподобного Симеона Столпника и Святителя Николая.
   В 1901 году служили: Священник Николай Mихайлович Тархов 39-ти лет, окончил духовную семинарию, в служении с 1884 года, священником с 1888 года, награжден в 1900 году скуфьей. Диакон-псаломщик Ксенофонт Захарович Колеров 50-ти лет, в служении с 1867 года, диаконом с 1900 года.
   Прихожан в селе Семеновском, в деревне Горе,Владимирской губернии Переяславльского уезда в деревне Острове - 156 дворов (484 мужчины, 527 женщин).

   
     (По материалам изданий Крылов Л. Материалы для истории церквей и монастырей г. Калязина и сёл Калязинского уезда. - Калязин, 1908. и Добровольский И.И. Тверской епархиальный статистический сборник. - Тверь, 1901.)
    


© 2006 Православные Храмы Тверской Земли