Калязин - Никольский (Никола) на Жабне монастырь мужской монастырь


   Помимо Волги, есть в Калязине и река Жабня. На здешних берегах угро-финны, а затем и славяне-кривичи селились ещё в I тысячелетиии н.э. Первое известное поселение, упомянутое в летописи, называлось «Никола на Жабне». Подобно многим городам и селениям, оно было сожжено монголо-татарами во время нашествия 1238 г. Появление «Николы на Жабне» относится к XI-XII вв. В ту пору новгородские купцы, торгуя с русскими и другими землями по Волге, устраивали в устьях небольших рек свои опорные пункты, строили небольшие церквушки и называли их в честь покровителя путешествующих святителя Николая Мирликийского. Так и появился монастырь «Никола на Жабне». А с древним монастырём было связано немало диковинных историй и легенд. Одна, пожалуй, наиболее яркая, дошла до нас в изложении Ивана Степановича Белюстина (о. Иоанна), священника Николаевского собора в Калязине в 1842-1887 гг. Иван Степанович живо интересовался историей местного края, много путешествовал. «В старые времена, очень старые, - повествует И.С. Белюстин, - которые и прадеды не помнят, был монастырь на реке Жабне во имя святителя Николая. Богатый подвижниками и землями, он необыкновенно был богат утварью и серебром. Когда пронеслась молва, что татары идут по направлению к нему, разграбляя и сжигая монастыри, предавая злой смерти подвижников, монахи этого монастыря решились скрыть свои сокровища, но не в стенах и не вблизи, а выбрали место среди болот и зарыли их. Старца-монаха оставили стеречь зарытые сокровиша, а все прочие возвратились в монастырь. Пришли татары, но напрасно допытывались они, куда монахи скрыли монастырское имущество, напрасно били и терзали их, они были безмолвны. Озлобленные враги окружили монастырь, зажгли его со всех сторон и ни одному из подвижников не удалось спастись; всё было превращено в пепел... Протекло много времени, оставшийся старец напрасно ждал известий из монастыря и наконец сам решил посетить его. Он нашел одни развалины да полуобгоревшие кости своих собратьев; собрал их и отнес в тот же подвал, где были сокровища. Кончив это дело, он привалил камень к отверстию подвала, после усердной молитвы возлег на этот камень и почил, положив близ себя посох, но не умер. Доселе мирно почивал он тут, не видимый никем, пока искатели чужих имуществ не нарушали его покой. Случалось, и не раз, охотники попытались порыться: роют кругом - ничего, но лишь приблизившись к самому месту, монах встаёт и грозит посохом, и счастье, кто, испугавшись его угрозы, немедленно бросали своё дело; более дерзких он наказывал страшно: их находили без чувств и памяти; некоторые совсем лишались языка, другие, после долгого беспамятства, потом рассказывали, что от одного взгляда монаха оказывались как бы прикованными к одному месту, а потом он бичевал их своим посохом. Так и оставили все попытки добраться до закрытых тут сокровищ».

   
     (Текст статьи - Тверская область. Путеводитель/Автор-составитель С.Б. Михня. - Тверь: "Мартин", 2005.)
    


   Никола на Жабне, мужской, в гор. Калязине, Тверской губ.,—там, где ныне соборная дерковь. Существовал еще в XIII ст. до второго Татарского погрома, и на развалинах его возник потом городок Калязин. Несомненно же существовал и в ХV ст., когда кн. Борис Александрович пожаловал преп. Макарию, основателю Троицкого мон. в Калязине, м-рь Св. Николы на Жабне с землями и «что к нему изстари потягло».

   Покровскии, Ист.-стат. опис. Твер. губ., I, Отд. I, 87; Твер. губ. в., 1850 г., № 11 (древние антиминсы, найден. в Николаев. церкви); 1851 г., № 44 (обновление Николаев. церкви); 1854 г, № 4 (опис. уроч. Язвицы); № 50 (грамота, в примеч.); Архив ист. и практич. свед., относящ. до Росс., 1860—61 г., I, 6 (Записка о г. Калязине).

   
     (По материалам издания Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской Империи, с библиографическим указателем. Том III. Монастыри закрытые до царствования Императрицы Екатерины II. - С.-Петербург: Синодальная типография, 1897.)