Калининский район, Тутань - Вознесенский Тутанский мужской монастырь

Фото с сайта http://xenia.tver.ru/.


   По дороге от Михайловского озера или в обход по грунтовке Рождество-Кумордино можно пройти мимо длинного сухого рва - всего, что осталось от прежнего канала. За лесом в двух километрах расположена центральная усадьба совхоза “Октябрьский”, фактически объединяющая две деревни - Кумордино и Голыхино. За ней, снова за лесом, в двух километрах, на берегу Тьмы расположено бывшее село, ныне деревня Тутань.
   Что означает слово  “Тутань”, в точности неизвестно. Есть варианты расшифровок его от русского “тутошний”, “здешний”. Но такая этимология шатка и не слишком похожа на правду. Несомненно только, что высокий холм над Тьмой был обитаем еще в глубокой древности, задолго до славянского заселения этого края. По рассказам крестьян, в паперть каменной церкви в селе Тутань были вмурованы какие-то плиты с странным знаками из перекрещивающихся квадратов. Видевшие эти камни дореволюционные археологи полагали, что эти знаки - рунические или близкие к ним. Можно предположить, что здесь был какой-то племенной центр, может быть и капище. В древности место это выглядело совершенно не так как сейчас. Высокий холм и берега Тьмы покрывали густые дубравы, дубов было так много, что мореную дубовую древесину добывали еще в начале XX в. возле голыхинской мельницы, немного выше Тутани по Тьме. Эти дубравы сменили сосновые боры, и поныне являющиеся едва ли не лучшими лесами в окрестностях Твери.
   В XIV веке здесь поселился монах Ксенофонт. О нем совершенно ничего не известно, кроме позднего и не очень достоверного предания, что он был учеником преподобного Сергия Радонежского. Умер Ксенофонт в начале XV века. Летописных свидетельств и жития его не сохранилось. Почитание его святым началось довольно рано, но всегда было только местным, и это, вероятно, было причиной относительной неизвестности преподобного Ксенофонта. Память его отмечается в день памяти праведного Ксенофонта, супруги его Марии, чад их Аркадия и Иоанна, а также преподобного Ксенофонта Робейского - 25 января/7 февраля.
   Основанный им Тутанский монастырь не был знаменит, в середине XVI в. имел всего несколько деревень и пустошей. Опричный погром из-за расположения его рядом с дорогой, по которой пролегал путь на Новгород опричников Ивана Грозного, нанес ему очень сильный урон. Некоторое, хотя и недолгое, время он был полностью заброшен.
   Но уже в начале 70-х гг. XVI в. его восстановили соседние помещики - бояре Заборовские и вложили вместе с родовой вотчиной, Воскресенским-Заборовьем в Троице-Сергиеву Лавру. Благодаря этому Тутанский монастырь просуществовал еще полтора века, уже без монахов, как хозяйственный центр вотчины Лавры в этой части Тверского уезда. Здесь были склады, жили присланные из Лавры управляющие, действовала церковь в честь Вознесения Христова с приделом Рождества Богородицы. В середине XVII в. троицкий старец Аверкий, родом из этих мест, сделал вклад в Тутань и устроил деревянную гробницу в церкви над местом, где, по преданию, похоронен преподобный Ксенофонт.
   Эта деревянная гробница была уничтожена по приказу епархиального начальства в 1847 году, когда уже существовала новая каменная церковь и в ней даже был придел в честь преподобного Ксенофонта Тутанского. В этот период было запрещено почитание всех тверских преподобных, поскольку в официальных списках святых они не числились, а с местными святынями повсеместно шла борьба (совершенно бессмысленная и ничем не оправданная). Впрочем, по окончании этой компании почитание преподобного Ксенофонта восстановилось и не прекращалось до революции. К большому сожалению в период, когда была сломана гробница преподобного Ксенофонта, были утрачены его древние иконы и покров на гробницу.
   Но уцелел синодик (поминальная книжка) Тутанского монастыря, древнейший вообще уцелевший в настоящее время тверской синодик. Он был составлен в 1632-1633 гг. В синодике, среди других поминаний есть следующее:
   “Помяни, Господи, душу раба Своего Священноархимандрита Дионисия, повелевшего написати синодик сей Живоначальныя Троицы Сергиева монастыря и в Тутанский монастырь к церкви Вознесения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и Пречистыя Богородицы к честному Ея Рождеству и к Преподобному Отцу нашему Ксенофонту Чудотворцу, по себе и своих родителях…
   Помяни, Господи, душу раба Своего Андрея, потрудившегося своима рукама и написавшаго синодик сей ко святым храмам сим по себе и своих родителех и упокой их с праведными Твоими, молитвами Пречистыя Твоея Матери и Преподобных и Богоносных отец Сергия и Никона Радонежских Чудотворцев и Преподобнаго Отца Ксенофонта Чудотворца и начальника сей святей обители и всех святых Твоих. Аминь”.
   Дионисий - это преподобный Дионисий Радонежский, скончавшийся в 1633 году. Мирское имя его Давид Зобнинский, он был уроженцем Ржева и постриженником Старицкого Успенского монастыря. В грозные годы Смуты он был одним из руководителей героической обороны Лавры от интервентов, а после того - ее настоятелем. Дионисий много и несправедливо претерпел в 1620-х гг., когда его обвинили в неправильном исправлении богослужебных книг. Только вмешательство вернувшегося из плена патриарха Филарета вызволило его из тюрьмы. Последние годы он пробыл настоятелем Лавры, тогда, вероятно, и был написан по его заказу синодик в Тутанский монастырь, вотчину Троице-Сергиевой Лавры в родных местах настоятеля. Что касается переписчика Андрея, то он известен и из других документов, полное имя его Андрей Иванов, он был светским “служителем” Тутанского монастыря в 1 пол. XVII в. Родом он был из Старицы, и хозяйствовал в Тутанском монастыре долго и плодотворно. Среди памятников его деятельности нужно назвать две уцелевшие книги “Миней” (было их больше), купленные в селе Колюбакине Рузского уезда в 1628 году, вложенные в 1633 году, а в начале XVIII в. переданные из Тутани в Троице-Сергиеву Лавру. Там они сохранились до наших дней. (Ныне в Российской Государственной библиотеке). Книги имеют записи, очень важные для истории села.
   Первая запись: “Лета 7141 сию книгу минею месяц декабрь дал в Троецкий Тутанской монастырь к Вознесению Христову и Пречистой Богородице и преподобному отцу Ксенофонту иже на Тутани Тверскому Чудотворцу Троицкаго же Сергиева монастыря служитель Андрей Иванов по своих родителех и по себе, а родители писаны в прежних месяцех в сентябре и в октябре и в ноябре, и в синодике, а подписался я, Андрюшка, своею рукою”. (миней на сентябрь-октябрь-ноябрь не сохранилось, а синодик - тот самый, о котором только что шла речь).
   Вторая запись: “Лета 7142 декабря в 6 день сию книгу генварь письменой в полдесть положил в Троецкой Тутанской монастырь в церковь Вознесения Господа и Бога и Спаса нашего Исуса Христа и Пречистой Богородицы честнаго и славного Ея Рождества и преподобному богоносному отцу нашему Ксенофонту, иже имать от Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа благодать целити различные недуги с верою приходящим, паче же зубную, Троицкаго же Сергиева монастыря служка Андрей Иванов старичанин по своих родителех, а подписал я, Андрей, своею рукой”.i
   Вся вотчина Лавры включала в этих краях села Тутань и Заборовье, деревни Перехожая, Берглезово, Абакумово, Кумордино, Голыхино, Лясково и Пьяницыно (последние две уже на реке Каве). Из этих деревень изначально деревня Тутанского монастыря, которой он владел уже в XV веке - только Голыхино. Все остальные были вложены в Троице-Сергиеву Лавру их владельцами, и уже для удобства управления властями Лавры приписаны к этим двум селам. Столь тесная связь с крупнейшим духовным центром России, конечно, наложила отпечаток на их обитателей. Имена крестьян этих деревень, делавших вклады в Тутанский монастырь книгами и иконами, и помещенные за это в синодик, говорят о грамотности и благочестии простого народа в XVII- 1 пол. XVIII вв. Среди крестьян мы встречаем и достаточно богатых жертвователей. Так, крестьянин Иван Константинов из Кумордина вложил на рубеже XVII-XVIII вв. в церковь в Тутани напрестольное Евангелие.
   Монахов в Тутанском монастыре уже в начале XVIII в. не было. В 1724 г. село с деревнями было приписано к новооткрытой Александро-Невской Лавре в Санкт-Петербурге, которой и принадлежало до 1764 года. В эти годы здесь уже был обычный приход.
   Нельзя не вспомнить в истории села Тутани еще одного замечательного человека - священника Александра Ивановича Судакова, служившего здесь более тридцати лет, до 1923 года. Он передал в архив все ценные обнаруженные им в Тутани старинные документы, собрал разнообразнейшие материалы по селу и его истории. Обширный труд отца Александра сохранился и еще ждет своей публикации.ii Приход существовал почти до войны, последний священник, отец Ераст, был арестован около 1938 года.
   Каменный храм в Тутани, построенный в 1824-1842  гг., сохранялся до 1941 года, когда около двух месяцев река Тьма была линией фронта. В Тутани находились немцы, в Волынцеве - наши. От артобстрела церковь сильно пострадала, а о том, чтобы ее восстановить, не приходилось и думать. После войны место храма было пустым до середины 1990-х гг., когда на этом месте появились новые дома-коттеджи.
   Однако этот каменный храм строился не на месте монастыря, где было слишком тесно и существовала опасность осыпания берега, а немного в стороне, старое же место монастыря оставалось кладбищем до 1904 года, в середине его стояла маленькая каменная часовенка 1884 г., отмечавшая место старой монастырской церкви и могилы преподобного Ксенофонта. Примерно там был установлен в 2001 году Поклонный крест. Во время Крестного хода по Тьме у него совершаются молебны преподобному Ксенофонту.


   i Описание славянских рукописей Троице-Сергиевой Лавры. М.1878. С.167-169. По описи РГБ ф.304, часть 1.№№505 и 517. Вероятно, это не единственные книги, вложенные в Тутанский монастырь.
   ii Рукопись в ГАТО ф.103, оп.1, №3243, Материалы по истории села Тутань, собранные священником Александром Судаковым. Также неопубликованная рукопись о. Александра в личном архиве В.И. Судакова. По этим материалам сделан данный очерк.

   
     (По материалам официального сайта Тверской епархии )

     (Фото. с сайта Прихода Ксении Петербуржской в Твери.)