Вышний Волочек - Преображенская (Пятницкая) церковь

ПЕРЕЙТИ В ФОТОАЛЬБОМ
    

ул. Рабочая

ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ


   Несмотря на значительные переделки и искажения, Преображенская церковь представляет интерес как наиболее ранняя сохранившаяся культовая постройка в городе. Расположена в центре кладбища, на вершине небольшого холма. Кирпичная двухэтажная церковь построена в 1779-1783 гг. В первом этаже находился теплый храм Пророка Ильи, во втором - летняя церковь Преображения. В 1826 г. здание оштукатурили и изменили декор фасадов. К 1865-1866 гг. относится устройство светового восьмерика над храмом и двух ярусов колокольни.
   Двухэтажное прямоугольное вытянутое по продольной оси здание объединяет храм, увенчанный восьмериком, трапезную и притвор. С востока примыкает пятигранная апсида, с запада - столпообразная четырехъярусная колокольня. Убранство фасадов сочетает мотивы позднего классицизма и русского стиля. Первоначально окна были обрамлены барочными наличниками с ушами. Стены разделены лопатками, которые соответствуют внутренним членениям, лопатками закреплены также углы и грани апсиды. Прямоугольные окна в первом этаже украшены пятичастным замком, второго - профилированными архивольтами. Грани невысокого восьмерика завершены кокошниками: диагональные - треугольными, по странам света - килевидными (завершение утрачено). На два равновеликих четверика колокольни поставлены два восьмерика. Первый ярус обработан Церковь Преображения. План.ленточным рустом. Углы восьмериков третьего и четвертого ярусов закреплены лопатками. Расположенные по странам света проемы звона четвертого яруса имеют профилированные килевидные завершения. Им вторят килевидные кокошники над узкими диагональными гранями.
   Перекрытия в первом и втором этажах плоские. Первый ярус колокольни перекрыт крестовым сводом. Переход от четверика к восьмерику в верхней церкви осуществлен при помощи тромпов. В притворе помещена деревянная двухмаршевая лестница, ведущая на второй этаж.

   РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 2041. Л. 14-16; Генеральное соображение по Тверской губернии. Тверь. 1873. С. 89; Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. Тверь. 1901. С. 201; Города Тверской области: Историко-архитектурные очерки (ХI-начало ХХ века / Редактор-составитель Г.К. Смирнов. СПб., 2000. Вып. 1. С. 131.

   А.Ф.

   
     (По материалам книги Памятники архитектуры Тверской области. Каталог. Кн. 2. / Ред. Г.К. Смирнов. - Тверь; Книжно-издательский отдел ОАО "Тверское княжество", 2002.)

    (Фото. № 1 hram-tver.)


   Началась история Преображенской церкви на Пятницком кладбище в начале 70х гг. XVIII в. в разгар работ по устройству города Вышнего Волочка. В 1770 г. Екатерина II подписала Указ Сенату об учреждении Вышневолоцкого яма городом. Работы по приведению будущего города в соответствие со стандартами Российской Империи затянулись на два года. По законам Российской империи с 1771 г. кладбища внутри селений устраивать запрещалось. Поэтому место для кладбища было устроено за пределами города «и то определено было оградою и посажено берёзами и сделана была на первой случай часовня».
   27 июля 1772 г. Вышневолоцкая воеводская канцелярия подала прошение в Новгородскую духовную консисторию о разрешении устраивать захоронения на новоотведённом кладбище. Но в ответ Новгородская консистория выслала указ, в котором ссылаясь на указ Императрицы Анны Иоанновны от 1734 г. запрещающий строить часовни внутри городов, в свою очередь предписала «построить на том месте церковь, хотя небольшую деревянную, а не часовню».



Преображенская церковь. Лестница на второй этаж храма. Фото 1941 г. Фото. с сайта matveevo.prihod.ru


   21 августа 1772 г. этот указ был направлен и Новгородскому генерал – губернатору Якову Ефимовичу Сиверсу, который в силу своей должности занимался устройством города Вышнего Волочка. Тот в свою очередь 6 сентября 1772 г. получил от вышневолоцких жителей соглашение на постройку церкви на новом кладбище и передал это соглашение в консисторию.
   А 20 сентября Вышневолоцкое Духовное правление сообщило в Консисторию о том, что «вышневолоцкое мещанство на означенном от его превосходительства для погребения мертвых тем за городом кладбище деревянную теплую церковь городским коштом построить желают трехпрестольную во именование а именно: Преображения Господа нашего Иисуса Христа с приделом святаго пророка Илия и святыя мученицы Параскевы нареченныя Пятницы, что празднуется октября 28 дня».
   В ноябре 1772 г. Духовное правление сообщило в Консисторию о желании городских жителей разобрать ветхую деревянную Богоявленскую церковь, что стояла на Отмойном острове в центре города близ Казанского и собора и часть этой церкви перенести на кладбище, где из неё устроить новую церковь.
   В ответ на это, 6 сентября 1773 г. губернатору Я.Е. Сиверсу было сообщено, что церковь разрешается строить каменную. Это же решение было отослано и в Вышневолоцкое Духовное правление. Но прошло два года и священники городского собора, а так же степенной городской голова Сергей Сорокин, снова подали прошение Новгородскому и Санкт-Петербургскому Архиепископу Гавриилу о разрешении разобрать деревянную Богоявленскую церковь и часть её перенести на новое кладбище, в городском же соборе устроить придел во имя Богоявления Господня.
   11 мая 1775 г. в Вышневолоцкое Духовное правление последовал указ, где снова, как и в 1773 г. было предписано церковь на кладбище строить каменную, а деревянную Богоявленскую церковь разобрать и употребить на топление тёплого Богоявленского придела в городском соборе.
   Строительство храма растянулось почти на десять лет. Лишь в декабре 1783 г. вышневолоцкий протоиерей Яков Петров с братиею подал прошение на освящение новоустроенной двухэтажной каменной церкви во имя Преображения Господня с приделом Пророка Божия Илии. 4 января 1784 г. храм было дозволено освятить.
   Стоит отметить, что проект Преображенской церкви на Пятницком кладбище послужил образцом для строительства аналогичной двухэтажной церкви в селе Глубокое Вышневолоцкого уезда. Конечно за столетия существования храмов их неоднократно перестраивали. Так на гранях восьмигранного купола кладбищенской Преображенской церкви появились сферические каменные навершия, чего нет в свою очередь на восьмигранном куполе Георгиевской церкви с. Глубокое. Кроме того на колокольне Преображенской церкви появился ещё один третий восьмигранный ярус для звона, когда как Георгиевская церковь не могла себе позволить подобного строительства. Но в целом храмы в своей архитектуре сохранили потрясающее сходство. К тому же Георгиевская церковь в Глубоком сохранила свой первоначальный облик, по которому мы можем судить о том, как выглядела в конце XVIII в. церковь на городском кладбище.
   После освящения, богослужения в Преображенской церкви проводились нерегулярно. Особого прихода у храма не было, и он служил больше для отпевания умерших горожан. Хотя в 1790 г. ставился вопрос «о бытии в г. Вышнем Волочке при кладбищенской церкви особливому паки священнику и приходу». Но лишь в 1811 г., когда городской собор поднял вопрос об учреждении при нём четвертого комплекта священнослужителей, городская дума одновременно с ним подала прошение об учреждении при кладбищенской Преображенской церкви своего самостоятельного прихода. В итоге Тверской архиепископ Мефодий 8 мая 1812 г. прошение соборного духовенства оставил без удовлетворения, а при Преображенской церкви повелел учредить самостоятельный приход. При этом новому приходу были приписаны от прихода городского собора 150 городских дворов и 358 душ.
   Весь 1812 г. продолжался подбор духовенства к Преображенской церкви. Диаконом в храм планировали рукоположить ученика первого класса Вышневолоцкого духовного училища Ивана Виноградова, но планам не суждено было сбыться. Дьяком в новый приход планировали перевести ученика Тверской семинарии Ивана Миролюбова, но в итоге это решение было отменено. Дьячок Алексей Иванов был прислан в кладбищенскую церковь из Николо – Столпенской пустыни. Пономарь Иван Григорьев был переведён в храм был из с. Заборовья. В итоге первыми священниками Преображенской церкви стали: «священник Алексей Иванов, из учителей, диакон Иван Петров, из учителей, дьячок Алексей Иванов, из риторики, пономарь Иван Григорьев, из пиитики».



Преображенская церковь. Вид Ильинского придела. 1941 г. Фото. с сайта matveevo.prihod.ru


   К служению назначенные священники приступили, как следует из архивных документов, «с половины генваря 1813 г.». И сразу же вызвали недовольство соборного духовенства. В своём прошении от февраля 1813 г. соборный протопоп и причетники писали следующее о духовенстве Преображенской церкви «вступив в служение в оной, еще в стол первых началах прохождения своей должности уже решительно поставили себя в праве исправлять по кладбищу требы и целого города, и чрез то начали подавать чувствительный повод к разстройству холодности в отношениях к нам прихожан наших».
   Конечно, не «расстройство холодности» прихожан беспокоило соборное духовенство, а то, что доход от треб, которые раньше они совершали на кладбище, теперь уходил в другой приход. Поводом к этому прошению, конечно же была не корысть – собор получал немалый доход не только от служб в самом соборе, но и от загородной Казанской часовни, а действительная нехватка средств. За этот период собор потратился на строительство каменной ограды, на роспись стен, кроме того, он вёл строительство каменного Богоявленского собора, а так же дал в займы городской думе деньги на завершение строительства Петропавлоской церкви.
   Всё это побудило соборное духовенство просить епархиального архиерея о том, что бы нижний этаж с Ильинским приделом был передан для исполнения треб по кладбищу собору, а верхний оставлен за Преображенским приходом. К слову аналогичное прошение будет некоторое время спустя подано и причтом Петропавлоской церкви, они будут так же требовать своего права совершать отпевание своих прихожан в Преображенской церкви.
   14 февраля 1813 г. Тверской архиепископ Мефодий разрешил соборному духовенству совершать отпевание своих прихожан в нижнем Ильинском приделе. Но уже в 1820 г. прихожане Преображенской церкви будут просить вернуть им в пользование нижний этаж храма с приделом Пророка Илии.
   Дальнейшую историю Преображенской церкви на протяжении XIX столетия мы можем проследить по заголовкам архивных документов. В 1819 г. приходскими старостами избираются купец Иван Думенский и крестьянин Агафон Иванов, в 1825 г. новым церковным старостою станет ещё один купец из рода Думенских - Симеон.
   В 1826 году начинается большой ремонт храма, на который выдаётся особая сборная книга сроком на три года. В 1829 г. прихожане переливают разбитый большой колокол. В 1834 г. подаётся прошение о разрешении поправить некоторые вещи и иконы, которые пришли в ветхость. А через три года возобновлённый храм заново освящают. В 1839 г. устраивается новый иконостас, в 1840-м – новый престол, за ним следует его освящение. В 1848 г. на пост церковного старосты избирается купец Михаил Городецкий.
   В 1852, 1856 и 1870 гг. в храме снова проводятся ремонтные работы. В 1857 г. заменяется ветхий антиминс. В 1865 г. решается вопрос о распространении церкви, но по видимому это были лишь внутренние перестройки. В 1883 г. устраиваются в верхнем храме новые потолки, а через десять лет – устраиваются новые печи.
   1885 г. подаётся прошение о выдаче благословения диакону Смирнову, а в 1887 г. – награды церковному старосте Малышеву. Купцы Малышевы – известная в городе фамилия, их родовое захоронение расположено близ стен Преображенской церкви. Один из потомков этой купеческой фамилии Малышев Борис Андреевич(1897 – 1949 г.) - станет одним из фигурантов дела о подпольных богослужениях в доме на ул. Урицкого. Он будет арестован и приговорён к расстрелу вместе со священником Симеоном Платоновым – регентом закрытого в 1939 г. Богоявленского собора. Но приговор будет заменён на десятилетний срок заключения. Борис Андреевич вернётся из тюрьмы в родной город, и так же после своей кончины будет погребён на городском кладбище.
   В 1894 г. в храме будет возобновлена живопись. К слову, фрагменты этой живописи можно и сейчас увидеть на стенах храма. К сожалению, живопись почти полностью уничтожена и не сколько погодой – а храм находится вообще без кровли, сколько вандалами, которые целенаправленно выбивают на фресках лики. Последние события, когда из стен храма были выломаны металлические растяжки, привели к гибели изображение Царепророка Давида, и других фрагментов фресок.
   В 1897 г. при храме устраивается Кладбищенское попечительство. Стоит отметить что, старое Вышневолоцкое городское кладбище – одно из самых сохранных на территории Тверской области. Здесь сохранились каменные надгробия XVIII – XIX вв., купеческие семейные захоронения, металлические склепы-беседки с художественным литьём, могилы городского духовенства и монашествующих. Многие из надгробий являются настоящими произведениями искусства. И всё это сейчас брошено на произвол судьбы, природы и вандалов, всё это оскверняется группами молодчиков, которые распивают здесь спиртные напитки, обрушивают надгробия, ломают кресты и т.д. Как мы видим, сто лет назад горожане сами учредили попечительство, которое заботилось о кладбище, содержало его в чистоте и порядке. Возможно, и нам стоит взять пример с наших предков и тоже проявить заботу об их последнем месте упокоения?



Священник Владимир Мощанский с сыном Николаем. Фото. с сайта matveevo.prihod.ru


   В 1900 г. священник Вышневолоцкой кладбищенской церкви Михаил Страхов был награждён орденом Св. Владимира III ст.
   По данным на 1901 г. в Преображенской церкви служили священник Александр Александрович Петропавловский, 25 лет, кандидат богословских наук, после своего рукоположения в 1900 г. он сменил на посту священника Михаила Страхова, и священник Александр Иванович Львов, 29 лет, окончил духовную семинарию, в служении с 1892 г., священник с 1896 г., состоит законоучителем воскресной школы и катехизатором. Диакон Владимир Васильевич Успенский, 31 год, из первого класса духовной семинарии, в служении с 1888 г., диакон с 1893 г. Псаломщики Фёдор Николаевич Пешехонов, 27 лет, окончил духовное училище, в должности с 1892 г. и Николай Андреевич Лебедев, 23 г., окончил духовную семинарию, с должности с 1899 г. Церковным старостой с 1893 г. был купец Пётр Георгиевич Носков.
   В приход храма входили селения Ящинской волости Вышневолоцкого уезда – хутор Великий Двор и сельцо Никольское, где располагались дворянские усадьбы, а так же деревни Старково, Обрез – Заворово и Заворово. Приход был поделен между двумя священниками. Всего прихожан у храма было 80 дворов, 300 мужчин и 314 женщин.
   В 1915 г. на приходе продолжал служить священник Александр Львов, вторым священником был Василий Левшин, 44 лет, окончил духовную семинарию, в служении 23 года. Диаконом оставался Владимир Успенский, а вот псаломщиками служили диаконы Павел Богоявленский, 29 лет, из 1 класса семинарии, в служении 10 лет и Иоанн Смирнов, 46 лет, из 3 класса духовного училища, в служении 23 года. Прихожан было 706 мужчин, 752 женщины. При Кладбищенском попечительстве имелся свой собственный телефон.
   В сложные послереволюционные годы Преображенская церковь на Пятницком кладбище стала убежищем для многих «врагов» Советской власти. Так в 1935 г. в храме служил псаломщиком высланный из Ленинграда игумен Никон (Белокобыльский). В этот же период при храме служил будущий священномученик Владимир Дмитриевич Мощанский (15 июня 1866 г. – 7 сентября 1938 г.). Постоянного прихода о. Владимир не имел, т.к. находился уже в преклонных летах, но часто совершал богослужения в сторожке Пятницкого кладбища, где крестил и отпевал умерших. На кладбище он служил панихиды по усопшим. Сохранилось свидетельство о том, что после подобных панихид он шёл на пустое место, где долго молился. Видимо, ему было открыто, что погребён после своей мученической кончины в Вышневолоцкой тюрьме он будет не в родовой могиле, а в тюремной. Здесь же в Преображенской церкви последние годы своей жизни служил и отец священника Владимира Мощанского протоиерей Дмитрий Константинович Мощанский.
   В Вышневолоцком муниципальном архиве сохранилось несколько документов этого периода, где упоминается Преображенская церковь. Первый из них датирован 4 апреля 1931 г. В этот день председателю церковной двадцатки среди прочих руководителей двадцаток действовавших на тот момент церквей города было объявлено решение Горисполкома от 1 апреля 1931 г. о прекращении с 5 апреля звона во всех храмах города. Вместо подписи под этим решением председатель церковной двадцатки Пятницкой церкви поставил два креста.
   В том же 1931 г. прошла компания по изъятию из храмов города и района металлических дверей, решёток, надгробий, а так же колоколов. Не обошло это и решение и храм на городском кладбище. Изымались так же и плиты с могил священнослужителей и дворян. Это и объясняет тот факт, что так мало сохранилось дворянских захоронений на территории Пятницкого кладбища. Не сохранилось и не одного дореволюционного захоронения священнослужителей Преображенской церкви. В числе прочих утрачены могилы таких известных в городе лиц как Михаил Фёдорович Ванчаков – городской голова, дворян Свечиных, Морковниковых, Глазатовых, Путятиных, Менделеевых и многих других. Некоторые надгробия стоят со сбитыми надписями – по-видимому, кто-то из родственников пытался скрыть имена своих предков, боясь преследований. Некоторые уже в советское время приспособлены под памятники другим умершим людям.
   В 1932 г. в приходе Пятницкой церкви на городском кладбище встал вопрос о выборе казначея. «Административный отдел Церковного совета Преображенской кладбищенской церкви, ул. Нариманова» подал соответствующее заявление в вышневолоцкий горсовет. Заявление рассматривалось на заседании религиозной комиссии 10 июля 1932 г. В протоколе по этому вопросу была оставлена следующая запись: «Слушали 1. – заявление церковного совета Преображенско - кладбищенской церкви о предоставлении им разрешения на устройство собрания прихожан церкви на 24 июля с/г на предмет избрания казначея. Постановили – предоставить право церковному совету устроить собрание указанной выше церкви на предмет выбора казначея в совет 24 июля с/г в период времени от 6-ти вечера до 10 ч. вечера, при чём обязать церковный совет назначить определённый час собрания поставить об этом в известность горсовет».
   Богослужения в Преображенской церкви были прекращены около 1940 г. Как мы видим на архивных фотографиях ноября месяца 1941 г. в интерьере храма уже отсутствуют иконы и иконостас, а так же прочее церковное убранство. Официальное решение Верховного совета РСФСР о закрытии храма датировано 26 февраля 1941 г. В нём Верховный Совет прописывал разместить в стенах церкви школу. Но этому помешала война.



Борис Андреевич Малышев - фигурант дела монахини Анастасии Платоновой. 1941 г. Фото. с сайта matveevo.prihod.ru


   Начиная с 1943 г. верующие Вышнего Волочка безуспешно пытались открыть Богоявленский собор в центре города. Среди альтернативных вариантов решения этой проблемы они предлагали и Пятницкую кладбищенскую церковь. Наконец после долгой переписки, на фоне всеобщего потепления по отношению к верующим со стороны Советского государства Верховный Совет 2 марта 1945 г.разрешил открытие Пятницкой церкви. «2 марта 1945 г. Калининский облисполком Уполномоченному Совета по делам Русской Православной церкви при СНК СССР тов. Хевронову В.И. Сообщаю, что Совет по делам Русской Православной церкви при СНК СССР, согласно заключению Калининского облисполкома и заявлению Верующих, постановлением от 21 февраля 1945 г. разрешил открыть Пятницкую кладбищенскую церковь в г. В. – Волочёк, Калининской области. Решение Совета об открытии Пятницкой кладбищенской церкви в г. В.Волочёк одобрено СНК СССР. Возвращая при этом заявление верующих, Совет предлагает Вам в 3-х дневный срок послать распоряжение Исполнительному Комитету г. В. – Волочёк о заключении договора на передачу здания церкви и Культового имущества и поставить в известность заявителей – верующих…Совет по делам русской православной церкви при СНК СССР просит сообщить, с какого числа начала функционировать церковь и кто является настоятелем. Председатель Совета по делам русской православной церкви при СНК СССР Карпов».
   28 апреля 1945 г. уполномоченный по делам РПЦ В.И. Хевронов зарегистрировал религиозную общину кладбищенской церкви г. Вышний Волочёк. Преображенская церковь после четырёхлетнего перерыва стала первым действующим храмом Вышнего Волочка. Тогда же «служителем культа» к храму был зарегистрирован Емельянов Фёдор Степанович. Он же был назначен благочинным церквей Вышневолоцкого округа. После своей кончины 17 апреля 1951 г. о. Фёдор он был погребён у стен алтаря своего первого вышневолоцкого храма, теперь поруганного и забытого всеми.
   О деятельности о. Фёдора в эти годы известно мало – Хевронов, как видно, «подчищал» регистрационное дело Богоявленского собора. Единственным заслуживающим внимания является «Протокол общего собрания верующих» от 19 января 1946 г. Он интересен тем, что содержит информацию о порядках, какие были заведены благочинным в главном храме благочиния.
   Первым вопросом собрание было переизбрание членов двадцатки и председателя ревизионной комиссии: были избраны Шкафин Алексей Васильевич и Остологов Ефрем Алексеевич. Новым председателем ревкомиссии утвердили Смирнова Степана Дмитриевича.
   Далее был вопрос о распределении церковных доходов. Именно в этом вопросе видна поистине дореволюционная закалка настоятеля: «Установили жалование причту: священнику 1600 руб., диакону 800 руб. в месяц. – при двух членах причта, при трёх настоятелю 1200 руб., второму священнику 1050 руб., диакону 750 руб. При условии служить с обоими священниками ежедневно. Средства содержания община поручает причту. Собирать при исполнении треб, довольствуясь только добровольными даяниями верующих, ни под каким видом не вводить таксы за требы и службы. Инвалидам Отечественной войны и неимущим невозбранно требы совершать бесплатно. Все торжественные службы по годовым и двунадесятым праздникам причт обязуется совершать бесплатно. Ежедневная выручка причтовых доходов в конце дня должна быть записана в особую братскую книгу, которая свидетельствуется подписью одного из членов прихода, присутствовавших в церкви. В случае если по книге записи значится излишек, то он передаётся в доход церковных сумм и наоборот, если окажется дефицит – то он пополняется из церковных сумм. При чём священники на домах верующих могут получить так называемых поручных до трёхсот рублей в месяц. Дефицит не пополняется. Что касается государственного налога, то таковой уплачивается самим причтом из личных средств без помощи от прихода».
   В протоколе заседания отмечается и жалование второму священнику храма, а так же диакону. К регистрационному делу подшита лишь справка о регистрации священника из пос. Ворошилова Завидовского района Ивана Захаровича Никольского в период со 2 апреля до 17 декабря 1947 г. О прочих священнослужителях кладбищенской церкви ничего не сказано.
   Началом конца Преображенской церкви послужило событие 7 января 1947 г. Этим числом датировано решение Калининского облсовета о передаче верующих здания Богоявленского собора. Судьбу действующей на тот момент Преображенской церкви решило лишь одно, казалось случайное, но хорошо продуманное слово...



Благочинный Фёдор Емельянов. Фото. с сайта matveevo.prihod.ru


   Вчитаемся в строки заключения облсовета о передаче верующим Богоявленского собора: «В Исполком Калининского Облсовета поступило несколько заявлений общины верующих Пятницкой кладбищенской церкви гор. В.Волочка – о передаче в их пользование здания бывшего Богоявленского собора. Свои просьбы верующие обосновывают тем, что здание кладбищенской церкви мало, отчего каждую службу оно переполнено, верующие в нём чувствуют себя плохо, а некоторые от тесноты и духоты теряют сознание. Проведённой проверкой установлено, что здание кладбищенской церкви действительно мало и не вмещает всех верующих и при наличии в городе другого большего помещения церкви быв. Богоявленского собора, не переданного верующим, вызывает с их стороны недовольство. Богоявленский собор был закрыт в 1941 г. решением президиума Верховного Совета РСФСР. Здание собора сохранилось и требует текущего ремонта, используется под складские цели. Культовое имущество и инвентарь не сохранилось. Учитывая действительную потребность верующих в передаче им здания собора находим возможным ходатайство их удовлетворить. Передать общине кладбищенской церкви гор. Вышнего Волочка здание Богоявленского собора, а здание кладбищенской церкви оставить за общиной для отпевания умерших. Зам. Председателя Исполкома Облсовета М. Образцов. Уполномоченный Совета по делам русской православной церкви при Совете Министров СССР по КО В. Хевронов. 4 января 1947 г. г. Калинин».
   Итак, облсовет решает Преображенский храм оставить за общиной. Но решение Совета по делам РПЦ при Совете Министров СССР от 17 марта 1947 г. говорит обратное: «Согласится с мнением Калининского облисполкома о передаче общине верующих здания Богоявленского собора (но) взамен (!) кладбищенской церкви в г. Вышний Волочёк, Калининской области».
   Верующие были ознакомлены лишь с решением облсовета, где храм оставался за Богоявленски собором, но фактически юридическую силу имел другой документ – решение Совета по делам РПЦ. Им то в 1953 г. и воспользовался Вышневолоцкий горисполком. То в каком положении храм оказался к 1953 г. хорошо описывает председатель ревизионной комиссии Богоявленского собора Иван Иванович Белов – родной брат настоятеля храмов с. Матвеево о. Михаила Белова.
   В письме уполномоченному Белов писал: «Обращаемся к Вам с просьбой, а именно. У нас в гор. В. Волочке имеется одно гражданское кладбище на котором имеется каменное здание бывшей церкви, построенной ещё предками нашими.
   Церковь была восстановлена и оборудована в 1945 г. и действовала до 1953 г., а затем почему то её закрыли, сняли кресты и купола, и в таком виде здание церкви пустует до настоящего времени.
   На означенном кладбище производится погребение всех умерших граждан города и всех пригородных рабочих посёлков, а для совершения обряда отпевания их приходится возить и носить их за 4-5 и более километров, в действующую Богоявленскую церковь , а после отпевания обратно обратно на кладбище для погребения их, что создаёт дополнительные расходы на двойную оплату стоимости катафалка и оплату времени, по несколько часов, в ожидании очереди получения катафалка для доставки покойников из церкви на кладбище, т.к. сразу всех покойников увезти на одном катафалке невозможно.
   Кроме этого, в действующую церковь очень часто приносят для отпевания сразу по несколько покойников, умерших от разных болезней и причин (по 4-5 и более), от которых по храму распространяется трупный запах, а особенно от покойников пролежавших несколько дней в морге больницы, что особенно плохо при стечении в храме большого количества богомольцев.
   Отпевание покойников как правило производится всегда по окончании положенного богослужения, а поэтому богомольцам приходится дышать воздухом пропитанным трупным запахом, что не только не правильно, но и отражается на состоянии здоровья.
   Поэтому обращаемся к Вам с просьбой о передаче нам пустующего здания бывшей кладбищенской церкви, которое мы обязуемся привести в надлежащий вид и оборудовать как усыпальницу для покойников и отпевания их». Под письмом было собрано 39 подписей, но подписи Белова под ним нет. Иван Иванович хорошо знал, что с его фамилией Хевронов и читать письма не будет. Хевронов недолюбливал братьев Беловых за их слишком активную позицию в жизни церкви, те так же отвечали ему взаимностью.
   Резолюция Хевронова оставленная на письме следующая: «Переговорить с настоятелем собора Дюковым, что бы он разъяснил подавшим заявление о нецелесообразности открытия кладбищенской церкви. 28/11 – 57 г.».
   И разговор был составлен. Настоятель Богоявленского собора протоиерей Василий Дюков был поставлен в безвыходное положение. Ослушаться Хевронова он не смел, в противном случае он навлекал на себя гнев уполномоченного, а мстить тот умел – настоятель мог лишиться не только места в соборе, но и сана вообще - Хевронов не стесняясь мог надавить на архиерея. С другой стороны были верующие, которые требовали открыть храм. И о. Василий выбрал меньшее зло…
   В письме в Совет по делам РПЦ, составленное по итогам «разговора» с протоиереем Дюковым, Хевронов всячески перевернул истинное положение дел вокруг Преображенской церкви: «Тов. Сивенкову И.И. от В.И. Хевронова. До 1947 г. в г. В.Волочке действовала кладбищенская деревянная Пятницкая церковь. В марте 1947 г. согласно решению Совета по делам Русской Православной церкви был открыт Богоявленский собор – расположенный в центре города. Кладбищенская Пятницкая церковь была оставлена за общиной Богоявленского собора для помещения в ней покойников и отпевания их. С началом службы в Богоявленском соборе никто из родственников умерших не стал помещать покойников в кладбищенской церкви, а стали привозить и помещать в соборе. Требования настоятелей, а так же руководства общины не превращать собор в место для помещения покойников стали вызывать серьёзные недовольства верующих. Община не стала производить ремонт здания, не стала и охранять его. К 1953 г. здание пришло в ветхое состояние с требованием большого капитального ремонта. Обсудив создавшееся положение община и духовенство обратились с просьбой в горсовет принять от общины здание церкви, отказавшись от его восстановления и дальнейшего использования. Горсовет здание принял с составлением соответствующего акта. В последствии в связи с серьёзной ветхостью здания были сняты купола, кресты, межэтажное перекрытие (здание двухэтажное), произведены и другие переделки. Здание после этого стало использоваться под склад, однако произведённого ремонта оказалось недостаточно для склада и склад был упразднён. Сейчас здание имеющее строго гражданский вид (?!) пустует. В конце 1957 г. и начале 1958 г. стали поступать заявления от отдельных граждан, что бы указанное здание вновь передали общине Богоявленского собора под покойницкую. Руководство общины и духовенство такого ходатайства не возбуждают, а настоятель собора считает, что такое здание кладбищенской церкви для собора не нужно. Учитывая вышеизложенное считаю, что ставить перед Облисполкомом вопрос о передаче здания бывшей кладбищенской церкви общине Богоявленского собора нецелесообразно. Нецелесообразно и передать его новой общине, если бы таковая и организовалась. В. Хевронов».
   Здание, как мы знаем, было обменено на Богоявленский собор ещё в 1947 г., да и не деревянное вовсе, оно в то время не требовало капитального ремонта, да и строгий гражданский вид храм не имеет до сих пор. Даже поруганный и осквернённый, он продолжает напоминать нам о прошлых наших ошибках. То, что настоятель собора против открытия второго храма тоже не правда – это доказывается резолюцией всё того же Хевронова. Беседа проведённая им дала ожидаемые плоды. Но ложь Хевронова возымела действие, Преображенская церковь вплоть до сегодняшнего дня пустует...
   Ещё совсем недавно верующие Вышнего Волочка пытались привести в порядок территорию вокруг Преображенской церкви. За долгие годы храм не только лишился куполов, перекрытий, внутреннего убранства, но и оказался в плену огромных куч кладбищенского мусора, зарос кустарниками и крапивой. Но попытки верующих не нашли поддержки у жителей города, хотя у каждого второго на этом кладбище погребён кто то из родственников. Попытки начать восстановление храма не увенчались успехом. Храм снова был брошен на произвол судьбы.

   Денис Ивлев, краевед. Г. Москва – г. В. Волочёк. 2011 – 2012 гг.

   
     (По материалам сайта Георгия Победоносца и великомученицы Варвары - Георгиевский приход села Матвеево.)

     (Фото. № 2 - 7 с сайта Георгия Победоносца и великомученицы Варвары - Георгиевский приход села Матвеево)