Кунганово (Хотунецкое-Кунганово, Воскресенское) - Воскресенская церковь

ПЕРЕЙТИ В ФОТОАЛЬБОМ
    

Фото. Сергея Павловича Носикова.


   Село Кунганово, от Твери 65 верст, Старицы 25 верст.
   Старинное русское село, в XV веке известно как село Хотунецкое-Кунганово, называвшееся еще и Воскресенским, в XV—XVIII веке принадлежало Троице-Сергиеву монастырю. Это село еще в 1602 году поразило своей красотой герцога Ганса Шлезвинг - Голштинского, что он и отразил в своих записках.
   В XIX веке было центром прихода Дарской волости Старицкого уезда. В 1859 году — 42 двора, 453 жителя.
   В конце 19 века в селе Кунганово служил протоиерей Успенский Петр Федорович. По переписи 1920 г. Кунганово центр волости, население — 800 жителей.

   По данным Клировых ведомостей Старицкого уезда за 1828 год:
   Село Кунганово, в оном селе церковь каменная, во имя Воскресения Христова, построена в 1822 году утварию довольна, опись утвари и приходорасходная книга церковной суммы имеются, однокомплектная. Земли при ней отмежевано тритцать шесть десятин, приходских дворов 257, а в них мужеска пола 913 женска 982 души, священно и церковнослужительских денежных доходов триста семнатцать рублей, разстоянием от города Твери 65, а от Старицы 25 верст, поблизости имеются селы: Нестерово в 2-х, Новотроицкое в 3-х, Ладьино в 5-ти верстах.
   В 1828 году служили: Священник Иоанн Иоаннов - 47 лет. В чтении и пении хорош. Из богословии. Проповедь сказывает в Старице в год одну. Не вдов. Произведен в священнника в 1809 году и граммату имеет. При вышеозначенной церкви священно и церковнослужители родства между собою никакаго не имеют. Оный священник в 1825 году за причинение ведомственному благочинному обиды ругательством штрафован посылкою в монастырь на два месяца. В дурных поступках не замечены. Жена его Катерина Афанасьева - 32 года. Детиь их: Анна - 16 лет, Григорий - 13 лет в Старицком уездном училище прозванье Покровский.
   Диакон Феодор Петров - 36 лет. В чтении и пении хорош. Из уезднаго училища. Не вдов. Произведен в диакона в 1822 году, граммоту имеет. Подозрительных дел не было. Жена его Акилина Макарова - 32 года. Дети их: Захар - 8 лет в Старицком приходском училище прозванье Смирнов, Василий - 4 года. Теща диаконова Феодора Трофилова - 74 года.
   Дьячек Егор Ефимов - 40 лет. В чтении и пении хорош. Из реторики. Женат 1-м браком. Определен в дьячка в 1810 году; граммату имеет. Подозрительных дел не было. Жена его Анна Егорова - 35 лет. Дети их: Евграф - 16 лет, в Старицком уездном училище прозванье Воскресенский, Василий - 11 лет в том же училище прозванье Вершинский, Иван - 8 лет в приходском училище прозванье Вершинский, Настасья - 4 года, Иосиф - полугоду. Теща дьячкова Дарья Тимофеева - 72 года.
   Пономарь Даниил Михайлов - 43 года. В чтении и пении хорош. Из класса грамматики. Женат 2-м браком. Определен в пономаря в 1800 году, граммату имеет. Подозрительных дел не было. Жена его Вера Петрова - 37 лет. Дети их: Пелагия - 8 лет, Марья - 5 лет.
   Просвирня вдова умершаго дьячка Петра Осипова жена Катерина Андреева - 61 год.
   Прихожан в селе Кунганово, в сельце Чаново, в деревнях Высокое, Лаврово, Богатьково, Кожевниково, Жулево - 257 дворов (913 мужчин, 982 женщины).

   По данным Епархиального статистического сборника за 1901 год:
   Церковь Воскресенская, построена в 1820 году, каменная, престолов три: главный Воскресения Христова, правый Святой Троицы, левый Святого Пророка Илии.
   Церковные документы: опись 1888 года, метрики с 1780, исповедные с 1820 года, план на землю.
   В 1901 году служили: Священник Петр Васильевич Успенский 38-ми лет, студент семинарии, в служении с 1882 года, священником с 1887 года, награжден в 1900 году скуфьей. Диакон Андрей Георгиевич Вершинский 65-ти лет, в служении с 1851 года, диаконом с 1863 года. Псаломщик Александр Смирнов 21-го года, окончил духовную семинарию, в должности с 1900 года.
   Прихожан в селе Кунганове, в деревнях Высокове, Кожевникове, Лаврове, Богаткове, Вознесенском - 335 дворов (1112 мужчин, 1275 женщин).
   В 1914 году служили: Священник Петр Успенский 53-х лет, окончил семинарию, на службе 32 года, в приходе 27 лет. Штатный диакон Константин Панков 44-х лет, на службе 22 года, в приходе 7 лет. Псаломщик Феодор Шестов 24-х лет, на службе 7 лет, в приходе 6 лет.
   Прихожан в деревнях: Высоково, Кожевниково, Богатьково, Лаврово, Сельцо Вознесенское - 1133 мужчины и 1266 женщин.

   Кунганово Родина Священномученика Александра Вершинского.
   Священномученик Александр родился 6 марта 1873 года в селе Кунганово Старицкого уезда Тверской губернии в семье диакона Андрея Вершинского. Диакон Андрей был большим почитателем отца Иоанна Кронштадтского. 22 февраля 1906 года протоиерей Иоанн служил в храме погоста Упировичи Новоторжского уезда, и диакон Андрей специально приехал туда, чтобы послужить с праведником. В 1907 году диакон Андрей ушел за штат по состоянию здоровья.
   В 1897 году Александр окончил Тверскую Духовную семинарию и в том же году поступил псаломщиком в Борисоглебский собор в городе Старице. Женился на дочери священника Ильинской церкви в городе Торжке Михаила Никольского Еликониде. У священника Михаила Федоровича Никольского и его жены Евгении Михайловны родилось тринадцать детей, в живых осталось шестеро. Старшая дочь Еликонида родилась в 1878 году, младший сын Аркадий — в 1900 году. Семья была благочестивая, Евгения Михайловна отличалась добротой, честностью и справедливостью. После смерти мужа она стала старостой Ильинской церкви.


Александр Андреевич Вершинский с супругой Еликонидой Михайловной.

   30 января 1900 года псаломщик Александр был рукоположен во диакона к Борисоглебскому собору в городе Старице. 6 февраля того же года он был рукоположен во священника к церкви Архистратига Михаила в селе Михайловском Тверского уезда. С 20 августа по декабрь 1901 года отец Александр состоял законоучителем в Яковлевской земской школе Тверского уезда.
   3 декабря 1901 года умер тесть отца Александра священник Михаил Никольский, и отец Александр 10 декабря того же года был переведен в Ильинскую церковь в городе Торжке, в которой прослужил до дня ее закрытия воинствующими безбожниками в 1927 году. С 1902 по 1917 год он был в Торжке законоучителем в училище Министерства просвещения.
   У отца Александра и Еликониды Михайловны родилось трое детей — две дочери, в 1912 и в 1914 году, и сын Николай в 1918 году. Николай во время богослужений помогал отцу в алтаре; с началом Отечественной войны он был призван на фронт в состав 325-го стрелкового полка 14-й стрелковой дивизии и во время ожесточенных боев 11 сентября 1944 года пропал без вести.
   После смерти тестя на плечи молодого священника легли все заботы о его многочисленной семье, притом что некоторые дети были еще малы. В 1920 году отец Александр был награжден наперсным крестом, в 1922 году возведен в сан протоиерея.
   При наступлении гонений на Русскую Православную Церковь отец Александр нисколько не усомнился в выбранном им пути служения Богу и, обладая большим авторитетом среди духовенства и верующих, был в 1923 году выбран ими первым благочинным 1-го округа Тверского уезда и затем утвержден в этой должности епархиальным архиереем. В том же году он был назначен благочинным Борисоглебского монастыря в Торжке. В 1924 году протоиерей Александр был награжден палицей, в 1925 году к 25-летию его служения Святой Церкви — золотым наперсным крестом с украшениями.
   После закрытия властями в 1927 году Ильинской церкви архиепископ Тверской Фаддей (Успенский) благословил общину перейти в Спасо-Преображенский собор в городе Торжке и назначил отца Александра настоятелем. Здесь он прослужил до закрытия собора в 1931 году, а затем был переведен в Николо-Пустынскую церковь. В 1932 году протоиерей Александр был награжден митрой. В марте 1937 года храм при активной поддержке властей был захвачен обновленцами и протоиерей Александр остался без места.
   Повсюду разливалось пламя все более беспощадных гонений, это ясно видел и отец Александр, однако он ни на минуту не поколебался в своем решении продолжать служение Церкви. Будучи хорошо известен священноначалию, он был приглашен в марте 1937 года в Смоленский храм в поселке Ивантеевке Пушкинского района Московской области, где прослужил до дня своего ареста.
   24 октября один из сотрудников администрации школы в Ивантеевке подал донос секретарю партийного комитета, который одновременно был и секретарем поселкового совета в Ивантеевке. Составитель доноса вызвал в школу диакона Александра Якиманского, дети которого учились в этой школе, и, поговорив с ним, составил следующее донесение: «Гражданин Александр Павлович Якиманский (диакон церкви в поселке Ивантеевка) передает следующее: священник церкви в поселке Ивантеевка Александр Андреевич Вершинский говорит проповеди по праздничным дням. Эти проповеди носят монархический характер. Он неоднократно был предупреждаем гражданином Якиманским и священником Успенским, чтобы не говорил проповеди, но Вершинский не обращает внимание на предупреждения и продолжает говорить проповеди.


Священник Александр Вершинский с супругой Еликонидой Михайловной и дочерью Маргаритой .

   "У нас возникает мысль — с какой целью он, Вершинский, сюда прибыл, когда он в городе Торжке был благочинным, пользовался авторитетом, имел двухэтажный собственный дом", — говорит Якиманский. Например, он говорил проповеди на Воздвижение относительно Креста Господня, на Рождество Богородицы, где говорил о библейской истории царя Давида, царя Константина (Византийская империя). Перед Пасхой говорил проповедь о распятии Иисуса Христа, Который был распят властями. Устраивает торжества, которые раньше не устраивались в церкви, — например, на третий день Успения организовал вынос плащаницы и погребение Божией Матери и ход по церкви. Есть подозрение, думает диакон Якиманский, что священник Вершинский состоит в какой-то партии».
   10 ноября диакон Александр был вызван на допрос в НКВД, где, отвечая на вопросы следователя, дал следующие показания: «Я знаю, что Вершинский пользуется большим авторитетом. Я предполагаю, что он завоевал себе авторитет среди женщин своими проповедями, которые он часто произносил в церкви; если говорить о его церковной службе, то служит он неважно. Поначалу, когда Вершинский только приехал в Ивантеевку, он в церкви говорил проповеди чисто религиозные. Впоследствии он стал в своих проповедях протаскивать монархические идеи, при этом восхвалял бывший царский род и отдельных царей. Во все бывшие религиозные праздники, имевшие свое значение в Церкви в дореволюционное время, Вершинский устраивает торжественное богослужение, и в некоторые такие праздники он говорит проповеди, в которые протаскивает свои монархические идеи; так, в частности, в один из праздников весной 1937 года восхвалял отдельных царей, как-то: царя Давида и других.
   Осенью 1937 года в своей проповеди говорил о царе Константине и его деятельности, при этом старался преподнести слушателям все в лучших красках. Весной 1937 года в одной из проповедей Вершинский, связывая свою проповедь с ожившей после зимы природой, говорил: "Природа расцвела... мы должны искать лучшей жизни, раньше жизнь была лучше"».
   21 ноября 1937 года сотрудники НКВД арестовали протоиерея Александра, а через день — председателя церковного совета Павла Васильевича Кузовкова и члена церковного совета Николая Ивановича Копнинского. Все они были заключены в Таганскую тюрьму в Москве.
   25 ноября диакон Александр Якиманский снова был вызван на допрос к следователю. Отвечая на вопросы, он показал: «Копнинского и Кузовкова я знаю с момента моего поступления на должность диакона в село Ивантеевку, то есть с 18 февраля 1937 года, а Вершинского знаю с марта 1937 года. До последнего времени мои с ними отношения были нормальные, но примерно с половины октября они обострились на почве доходов. Связь Вершинского, Кузовкова и Копнинского была очень тесная и заключалась в том, что они, находясь во главе церковного совета, совместно решали все вопросы, касающиеся церкви, и вообще у них были личные, дружественные отношения. Я могу заявить, что Вершинский, Копнинский и Кузовков были настроены антисоветски. Вдохновителем антисоветских настроений и недовольств является Вершинский, и он фактически является вдохновителем этой группы. Вершинский в своих проповедях высказывал чисто монархические взгляды; так, например, на праздники Воздвижение и Рождество Богородицы он восхвалял древних царей Давида, Константина и других. В частных разговорах Вершинский говорил: "В настоящее время жизнь тяжела и жить невозможно, виновата в этом советская власть". Сидя за столом в присутствии посторонних, Вершинский, обращаясь к посторонним, говорил: "Празднования надо участить и сопровождать крестными ходами, этим мы больше привлечем на свою сторону верующих"».


Протоиерей Александр Вершинский. Москва. Таганская тюрьма. 1937 год .

   Затем диакон дал показания против Павла Кузовкова и Николая Копнинского, закончив их следующим образом: «Собрания церковного совета собирались примерно два раза в месяц и в разных местах: то в церкви, то в квартире Кузовкова, то у других частных лиц. И поскольку уже много приведено фактов контрреволюционных разговоров и все эти разговоры связаны в той или иной степени с церковным советом, то, по моему мнению, собрания церковного совета являлись поводом для контрреволюционных разговоров и эти разговоры в очень скрытой форме передавались окружающему населению».
   В тот же день был допрошен священник Смоленского храма в Ивантеевке Николай Михайлович Успенский, который показал: «Вершинский, Кузовков и Копнинский находились между собой в хороших взаимоотношениях, часто посещали квартиры друг друга и особенно часто собирались в доме Кузовкова, где систематически разделяли между собой контрреволюционные взгляды. Вершинский, Кузовков и Копнинский настроены явно враждебно к существующему в СССР строю. Руководителем и вдохновителем данной контрреволюционной группы, как в церковных делах, так и в контрреволюционных высказываниях, был Вершинский. В марте 1937 года Вершинский рассказывал о своей работе в Торжке и говорил, что он устраивал там крестный ход, который комсомольцы хотели сорвать, но он был хорошо знаком с членами партии и они заранее его информировали, что дало ему возможность предупредить верующих и дать надлежащий отпор комсомольцам. В марте 1937 года после окончания службы в церкви Вершинский о применяемых к духовенству репрессиях говорил: "Духовенство за маленькие преступления, за слово сказанное страдает пятилетней ссылкой или еще чем-нибудь; вообще, преступления не соответствуют наказанию". После этого разговора он стал высказывать свои контрреволюционные взгляды по вопросу о выборах в Верховный Совет. После ареста Вершинского на другой день ко мне в дом пришел Кузовков и просил меня написать заявление во ВЦИК по вопросу о закрытии церкви. Я заявление писать отказался. После этого мы с Кузовковым пошли к Копнинскому, и Копнинский говорил, что на религию идет жестокое гонение со стороны правительства, а Кузовков сказал: "Конституция написана только для заграницы, а не для СССР"».
   1 декабря 1937 года Тройка НКВД приговорила протоиерея Александра Вершинского и председателя церковного совета Павла Кузовкова к расстрелу, а члена приходского совета Николая Копнинского — к восьми годам заключения в исправительно-трудовом лагере.
   Протоиерей Александр Вершинский и мирянин Павел Кузовков были расстреляны 8 декабря 1937 года и погребены в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой. Мирянин Николай Копнинский был заключен в Мариинские лагеря в Кемеровской области и здесь 15 марта 1938 года скончался.

   
     (По материалам изданий Духовенство и приходы города Старицы и Старицкого уезда. 1828 год: Клировые ведомости / Тверской государственный университет, НИИЦ ЦИ и ПК им. В.В. Болотова. Ред. кол.: Т.Г. Леонтьева (отв. ред. и др.) - Тверь: Твер. гос. ун-т, 2009., Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. - Тверь, 1901., Справочная книга по Тверской епархии. - Тверь, 1914., сайтов ВИКИПЕДИЯ, РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ и форума сайта Общество изучения русской усадьбы.)

     (Фото. № 1 Сергея Павловича Носикова, фото № 2-4 с сайта РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.)