Зараменье - Амвросия Оптинского церковь и часовни

ПЕРЕЙТИ В ФОТОАЛЬБОМ
    

Фото. Бориса Орлова.


   Солнечный день. В Сельцах с большака сворачиваем влево. Буквально промелькнули деревни Березовка - Горшково - Огрызково - Труфанково , а вот и конечный наш пункт - деревня Зараменье. Из всех перечисленных она, пожалуй, самая маленькая и по количеству домов, и по населению. Но ей, следуя традиции, можно присвоить статус села, потому что только здесь есть церковь да еще три часовни. Настоящий, можно сказать, хоть и миниатюрный, православный комплекс. А все эти строения возникли здесь благодаря отцу Виктору Крючкову, который поселился в Зараменье, не имея еще священного сана, 15 лет тому назад. Но обо всем по порядку.
   ...Выходим из машины. Отец Виктор колет дрова. О встрече мы договорились накануне, поэтому гости мы не незваные.
   - Жду, жду, - приветливо говорит батюшка и сразу ведет в дом. - Чаек с дороги не помешает.
   - Не помешает, даже очень кстати, - сразу соглашаюсь я, - да и беседа за чашкой чая душевнее.
   - Я был актером и кинорежиссером, - вспоминает отец Виктор. - В хороших отношениях с Сергеем Бондарчуком, в его последнем фильме “Тихий Дон” даже снялся в роли священника и, похоже, этой ролью изменил свою судьбу. Отдыхая в начале девяностых в Зараменье, прикипел душой к этой деревне и решил оставить Москву. Поддержала меня и жена. Окунулись в деревенскую жизнь с головой, хотя оба не деревенские жители и ничегошеньки не смыслили - ни как землю пахать, ни как за скотиной ухаживать. Но Бог помог во всем разобраться, а душа требовала быть поближе к земле. А когда возникла идея поставить в деревне храм, то о возвращении в первопрестольную уже и речи не шло.
   - Как же вы стали священником?
   - А вот как положил первые шесть венцов будущей церкви своими руками, так и поверил в себя, а владыка, архиепископ Тверской и Кашинский Виктор, благословил меня на строительство и рукоположил в священники.
   - Но храм строился нелегко...
   - Нелегко - не то слово. Трудно! Приход небогатый, в деревнях народу немного, средств не было. Но постепенно люди увлеклись моей мечтой, стали помогать. Потянулись друзья из Москвы, привозили и своих друзей. Зараменье деревня красивая, недалеко река Молога. Гости не только отдыхали, но и работали, помогали доставать материалы, жертвовали на храм средства. Русь не перестала быть святой, люди сохранили живую душу. По бревнышку, по досочке церковь устремлялась ввысь. И вот уже засверкали на солнце купола, а рядом встали две часовни. Третья - поодаль от церкви. Помогали и помогают многие, но особый вклад в это благое дело внес мой друг, предприниматель Роман Мороз. Интереснейший человек, путешественник, досконально изучивший Северный морской путь. Но вот побывал в гостях и тоже прикипел душой к этому краю, теперь здесь бывает часто, присылает строителей, ведь работы еще продолжаются.
   - По православным праздникам, не без гордости говорят ваши односельчане, окрестные деревни радует малиновый звон церковных колоколов. Не только купить их, но и привезти-то сюда - проблема. Как же удалось это сделать?
   - Колокола - это особая история. Уже был собран их комплект, но не хватало самого большого - “благовеста”. И вот поехал я в Москву, просто побывать. Как всегда, зашел на Соловецкое подворье и там буквально случайно познакомился с женщиной-предпринимателем. Рассказал о деревне, о своей церкви, сказал, что мечтаю о “благовесте”. “Будет вашей церкви колокол”, - сказала она мне на прощание. На том и расстались. И вот месяца через два к моему дому подъезжает джип, а на буксире тянет другую машину. За рулем джипа - Юра Каменский, предприниматель из Мокшиц. Ехал в Тверь, видит, машина стоит, водитель что-то ремонтирует. Остановился - не нужна ли помощь? Оказалось, из Москвы в Зараменье колокол везут, да машина испортилась. Он развернулся, взял машину на буксир и притащил ее вместе с колоколом к моему дому. А местный предприниматель Валерий Яблонский тут же выделил людей, и колокол обрел свое место на колокольне. Мир не без добрых людей, я в этом постоянно убеждаюсь.
   - Значит, вера возвращается в души людей?
   - И вера, и доброта. Они живы, и народ наш жив. И хоть в сельских приходах трудновато приходится, народу маловато, но летом церковь заполняется. Храм притягивает людей, где есть церковь - там будет и жизнь. Здесь люди, пусть и приезжие, закрепляются.
   - Отец Виктор, у вас на стене большая фотография. На ней и священники, и знакомые по фильмам актеры, и воины в шлемах и с мечами, и казаки в полном обмундировании. Что у вас здесь было?
   - Каждый год 23 октября ко мне съезжаются добрые знакомые, можно сказать, со всей страны. Это день преподобного Амвросия Оптинского, чье имя носит и наша церковь. Это настоящий праздник, с большой службой, с выступлениями актеров, ансамбля “Русичи”. У нас бывает очень много интересных людей. Вот сейчас я жду своего друга, замечательного актера Бориса Галкина, кинозрители знают его по многим патриотическим фильмам.
   - А трудно, наверное, живется сельскому священнику?
   - Душа отдыхает. А руки и у меня, и у жены все время в работе. Здесь, в деревне, надо постоянно трудиться. Когда мы сюда приехали, ничего у нас не было, а сейчас, знаешь, какое хозяйство! Хочешь посмотреть? Мы спускаемся в хозяйственные постройки, и я диву даюсь. Кролики, гуси, курицы, цесарки, да какие дивные. Таких и не видел никогда. Пока я их разглядывал да гладил двух очаровательных коз, на меня налетел, распустив хвост, индюк. Обиделся, наверное, что на него-то не обратил внимания. Ну, а главная достопримечательность - ослик по имени Пителя. Ласковый, смышленый и добрый.
   - А ослик-то вам зачем?
   - Для души больше, уж больно забавный. Летом запрягаем в тележку, кое-что возим. Детей приезжих катаем, очень они его любят.
   - Хозяйство-то большое, как справляетесь?
   - Работаем!
   ...А потом, уже перед отъездом, мы пошли в церковь. Здесь особая атмосфера и дух особый. Все из дерева, даже царские врата. На них любовно своими руками сделал резьбу отец Виктор. Церковь небольшая, но очень уютная, какая-то домашняя, не хочется уходить. Но день уже склоняется к вечеру. Пора ехать. Отец Виктор пожелал нам здоровья и доброго пути, перекрестил в дорогу и еще долго стоял, глядя нам вслед, пока поворот не скрыл его от нас. А мы с водителем ехали молча, ощущая какое-то светлое чувство, которое еще долго не покидало нас. Мы побывали в другом, не суетном мире, где при входе в храм рука сама поднимается и хочется перекреститься, где невольно ловишь себя на мысли: Русь святая жива...

   05.04.2007 "Тверские ведомости"

   
     (По материалам сайта www.tverinfo.ru)

     (Фото. Бориса Орлова.)