Слобода - Никольский собор Антониева монастыря

  • Печать

ПЕРЕЙТИ В ФОТОАЛЬБОМ
    

Фото. с сайта http://r-oc.1gb.ru/


Вариант реконструкции собора    В 1480-х гг. был сооружен каменный Никольский собор, дошедший до нашего времени в руинированном состоянии (уцелели почти на всю высоту три стены - северная, южная и западная). Это одно из древнейших сооружений, сохранившихся на территории Тверской области. В своем первоначальном виде храм представлял собой чрезвычайно своеобразный образец московского зодчества последней четверти XV в. (Бежецкий Верх в то время принадлежал к землям Московского княжества). Для московской архитектуры характерны как строительная техника, так и основные художественно-типологические особенности собора. Он построен в технике смешанной кладки: стены из белого камня, своды из кирпича. Это был крестово-купольный четырехстолпный трехапсидный храм с одной крупной световой главой и малой главой над юго-восточным углом четверика. Фасады собора делятся лопатками на три прясла. Входные проемы оформлены килевидными перспективными порталами с полуколонками, дыньками и сноповидными капителями. В то же время архитектуру храма отличает ряд новаторских черт, которые во многом предвосхищают зодчество XVI В.: полуциркульные закомары; карнизный пояс, отделяющий закомары от поля прясел; крестовые своды в угловых западных ячейках и др.


Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря. Фот. нач. 20 в.

   Интереснейшим на территории области памятником московского зодчества является Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря (сохранился в руинах). По поводу его датировки существуют два различных мнения исследователей. Согласно первому (В.П. Выголов, Вал. А. Булкин, А.М. Салимов), собор был построен в 1481 - нач. 1490-х гг., согласно второму (С.С. Подъяпольский) значительно позднее, предположительно в кон. 1550-х гг. Крупное четырехстолпное и трехапсидное здание из белого камня (лишь своды и глава кирпичные) отличается тонкостью фасадных профилировок, характерных для московской архитектуры кон. 15-16 в. (лопатки, порталы с колонками, украшенными дыньками и сноповидными капителями, архивольты закомар). Основной четверик венчала мощная глава, дополненная по столичной традиции eщe одной, малой главкой над приделом в юго-восточном углу. Необычность храму придавали отрезающие закомары тонкие пояски, а также крестовые своды над угловыми, западными компартиментами и импосты у пят основных подпружных арок. Применение этих форм, появившихся в Москве в Успенском соборе и в последовавших за ним других постройках приехавших итальянских зодчих, позволило исследователям предположить и здесь работу какого-либо "фрязина" (Выголов) или русского мастера, знакомого с "итальянизмами" московской архитектуры (Булкин, Салимов). В случае справедливости более ранней датировки собор Краснохолмского монастыря следует признать уникальным памятником кон. 15 в. При более поздней датировке (которую поддерживают также А.Л. Баталов и Вл. В. Седов) постройка органичней включается в общий процесс развития русской архитектуры кон. 15-сер. 16 в.

   
     (По материалам книг: Край Краснохолмский. Сборник статей. Исследования краеведов. Хроника событий. Серия СИТЕС "Города Тверской Земли". Тверь: Издательство Студия-С, 2004. и Свод памятников архитектуры и монументального искусства России / Гос. ин-т искусствознания Федерального агенства по культуре и кинематографии. - М.: Наука, 1997 - . - (Свод памятников истории и культуры России). Тверская область: в 6 ч. Ч. 2 / [отв. ред. Г.К. Смирнов]. - 2006.)

     (Цветное фото. с сайта Русские церкви.)
    


   Судьба у собора сложилась трагически. В начале 1930-х гг., когда монастырская территория была отдана под использование колхозу, его апсиды были вырваны тракторным тралом. Вместе с каменной кладкой апсид обрушились купол и своды. Трагедия состоит еще в том, что нет ни одной фотографии интерьера храма. Мы практически не знаем, как и в каком виде были устроены своды. Обрушение привело к неизбежной гибели исключительной для Тверской области фресковой живописи 1683 года, второго и последнего живописного ансамбля XVII века на нашей территории (первый - роспись собора Троицкого Калязина монастыря, уцелевший лишь в виде нескольких снятых фрагментов). Но в течение 1930-1960-х гг. о такой "мелочи" как фрески никто не беспокоился. Собор был не более чем сараем.
   Лишь в 1960-х гг. на остатках стен были устроены навесные кровли. Они не спасли фрески, лишь несколько отсрочили разрушение стен. В конце 1990-х гг. старые навесы полностью обветшали. В начале 2000-х гг. были выделены областные средства на новые навесы. В 2004 году они были устроены, но на этот раз простояли меньше двух лет.
   Уже в 2007 году собор имел вид, который не изменился за шесть прошедших лет. Лишь крест установлен напротив бывшего алтаря в 2006 году.
   Некрополь собора позволил открыть ряд интересных деталей в истории монастыря. В частности, стало понятно, что "Летописец" об основании обители и его первых десятилетиях является крайне ненадежным и в высокой степени фальсифицированным в конце XVII века документом. Не Нелединские-Мелецкие, как утверждает "Летописец", а совсем иные боярские роды, в частности, старшая ветвь Шереметьевых, а также и Романовы были причастны к его блестящему расцвету уже в XVI веке. Но теперь их надгробия находятся в таком же запустении, как и все здесь...
   Фресковая роспись - это памятник, изучению которого были посвящены несколько экспедиций тверского филиала Государственной академии славянской культуры. Собранные фрагменты (их десятки тысяч) переданы в областную картинную галерею. Восстановление их, правда, едва ли предвидится в ближайшее время. Более реальным выглядит воссоздание композиций по уцелевшей графье. (Если, конечно, собор вообще будет восстановлен). Изучение и калькирование росписей в настоящее время закончено. Остается надеяться, что от оригиналов хоть что-то дождется лучших времен. Как обычно в России, перед нами не чистая фреска, а смешанная техника живописи, где по сырой штукатурке наносились только графья и предварительное охрение. Они и сопротивляются времени из последних сил. Остальное давно смыто.
   В соответствии с практикой XVII века штукатурка прибивалась к стене металлическими гвоздями с широкими шляпками. Практика показала, что гвозди эти наносят лишь вред живописи и в крупных ансамблях, например, в Ростове Великом, их приходится поштучно удалять. Здесь, правда, не до удаления...
   Единственный фрагмент, сохранивший несколько слоев верхних колеров - "Спас Нерукотворный" на откосе западного портала.

   
     (По материалам сайта Тверские своды.)
    


   В 2016 году на Никольском соборе начаты противоаварийные реставрационные работы.

   
     (По материалам сайта Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря.)
    


Проект реставрации Никольского собора.

Проект реставрации Никольского собора.


   Еще при жизни Преподобного Антония обитель его начала изменять свой вид и даже первоначально избранное для нее место. Увеличивавшееся с каждым годом число богомольцев и приношений от них, а также горячее усердие к новооснованному монастырю бояр Нелединских-Мелецких внушили Пр. Антонию мысль соорудить каменную церковь. Здесь нужно заметить, что берег реки, на котором впоследствии начал устрояться и ныне стоит монастырь, был низменный, заливавшийся в весеннее время водою, и потому первая деревянная церковь и кельи были, конечно, на ближайшей к реке возвышенной местности. Антоний же возъимел желание, чтобы предположенный к построению каменный храм, а также кельи и службы монастырские были на самом берегу реки, для чего потребовалось сделать насыпную площадь, значительную по пространству и высоте насыпи. И в этом деле, требовавшем значительных средств, каких в монастыре и быть не могло, видно участие Нелединских. На этой насыпной и выравненной площади, по сказанию монастырского летописца, в 1481 году Антоний положил основание величественному по тому времени храму во имя Святителя Николая Чудотворца с приделом Благовещения Пресвятыя Богородицы. Храм был достроен уже по смерти Антония преемником его Германом.
   Через сто лет храм выглядел следующим образом:
   Несколько правее восточных ворот «церковь Николы Чудотворца каменная, а в ней придел Благовещенье Пречистые Богородицы»; крыша и две главы на церкви деревянные, кресты тоже деревянные, опаяны жестью; входные двери в церковь с трех сторон: передние и полденные – железные, а «с ночи двери деревянные, биты гвоздями»; но пред дверями нет ни паперти, ни крылец. Над западными дверями снаружи «образ Николы Чудотворца настенное письмо, да с полденные стороны над дверьми образ Пречистые Богородицы Одигитрия». В церкви два четыреугольные столба и в алтаре за иконостасом – два, сведенные под сводом арками; свет проникает только сверху в два или три узкие окна. Пол настлан кирпичом, а у стен – белым камнем. Иконостас в четыре яруса. Икон множество, из них все местные и много мелких настенных – в серебряных вызолоченных окладах и венцах, со множеством на них дорогих привесок: крестов, ожерельев, монет, колец, серег и проч.; но в размещение икон мало соразмерности, особенно около боковых алтарных дверей и на столбах: рядом с местной иконой «штинядей» размещены по несколько локотных, или больших и малых пядниц. Кроме того впереди иконостаса помещено в золоченых киотах несколько икон складней со створами. Тут же особо помещен вклад царя Иoaннa Грозного, состояний из 12 небольших икон в серебряных окладах, – «государь пожаловал по опальных людех». Всего икон, считая только в церкви, кроме алтаря и придела Благовещение, до 200 икон. Более замечательны в нижнем ярусе: «царские двери резь золочена столбцы и с сенью, а дал те двери в дом чудотворцу Николе Юрьева монастыря Архимандрит Варфоломей... Образ Спас Вседержитель, письмо корсунское, обложен серебром, а окладывал игумен Варфоломей... Образ Николы чудотворца, а около Николина образа писано деянье Николино, венцы серебряны позолочены, а окладывал тот образ игумен Иосаф (Иоасаф).» По обилию привесок замечателен, по левую сторону царских дверей, «образ Пречистые Одигитрия, штипядей, обложен серебром, венцы серебряны сканные золочены, а в венцах по три репьи золочены, а в репьях по четыре жемчужки». Вся икона увешана серебряными гривнами, цепочками, крестами, оправленными жемчугом и драгоценными камнями; тут же двои серьги; один яхонтовые с жемчугом, «а дача Ульяны, Семеновы жены Андреевича Бутурлина», другие серьги – яхонт да лалы с жемчугом, «а приложила их Настасья, Никитина жена Шереметева.» Под местными иконами пелены из разных материй: на правой стороне четыре пелены, а на левой – от царских до северных дверей одна пелена синего атласа. Пред иконами на правой стороне три свечи местным «к в них тянет по три пуды;» на левой стороне тоже три свечи, в одной «тянет три пуда,» а в двух других – в обеих три пуда. Пред иконостасом «паникадило медное большое о десяти свечах, промеж свечами ангели вольяшные, а у паникадила яицо струфомилово обложено серебром.., а дал то паникадило троецкой игумен Иасаф». На западной стене у северного угла, на высоте от полу более сажени, видна железная дверь, это тайник, где хранится «большая монастырская казна.» Алтарная северная дверь находится у самой стены: для нее прикладена к стене каменная не высокая поперечная стенка и в этой сделано отверстие с полукруглым верхом. Алтарь разделен, на три полукруглые отделения: в среднем помещен престол, над горним местом вверху окно, внизу под окном ниша, по сторонам в стене тоже устроено несколько нишей (впадин) для хранения сосудов, евангелий, ризницы и проч. Для лучшей ризницы шкафы; в одном из них «большой игуменский наряд – камка бела, оплечье сажено жемчугом с дробницами, около подола атлас золотной,.. да патрахель – на ней шиты святые золотом да серебром, да на той же патрахели тринатцеть пуговиц серебреных круглых; да поручи – на них святые шиты золотом; да пояс шелков с кистьми, обвираны яблочки золотом да серебром, а дал тот пояс Троецкой игумен Иасаф.» Не мало и других облачений из камки, тафты с бархатными и атласными оплечьями; но видны и холщевые, и крашенные ризы с выбойчатыми оплечьями. Большой запас ширинок (платков) «чем сосуды покрывают;» из них до 20 шиты золотом, серебром и разными шелками; одна – с вышитыми на ней птицами – вклад Якова Михайловича Годунова. Напрестольных Евангелий 11, писаны на бумаге; в некоторых Евангелисты, заставицы и строки прописаны золотом твореным, а в других – красками. На пяти Евангелиях верхние деки обложены серебром, а нижние бархатом; одно из таких Евангелий, с серебряными херувимами и серафимами на верхней деке, вклад боярина Федора Васильевича Шереметева. Из крестов один воздвизальный обложен серебром. Одни сосуды служащие серебреные, а прочие оловянные. Одно кадило серебреное «а дал его Троецкой Игумен Иасаф». Три подсвечника деревянные, один, позолочен, а два покрыты красками. В алтаре же хоругвь полотняная в железной рамке с изображениями: па одной стороне Св. Георгия Страстотерпца, а на другой – огненного восхождения Св. Пророка Илии. В левом отделении алтаря жертвенник; здесь одно окно внизу, по сторонам в стенах поделаны ниши, в них: «кружка оловянная с вином с церковным, да чаша булатная с покрышкою, а в ней святят воду,.... да кунган медной, а в нем стоит вода святая,... да пять киотцев, а вставливают в них образы, коли около монастыря ходят со кресты...», «Да в Николе ж чудотворце в каменной церкви придел Благовещенье Пречистые Богородицы», в правом отделении алтаря. Входная дверь в него в ряду главного иконостаса. Длина придела и с алтарем 3 саж., ширина 1½ сажени. Вверху его «полати» с двумя малыми – на восток и юг – окнами; внизу на теже стороны два окна. Здесь царские двери и большая часть икон «поставленье Николы чудотворца старые церкви деревянные». Сосуды оловянные, ковши и подсвечники деревянные, у северных дверей затворка – крашенина лазорева.


Фото с сайта: http://www.skyscrapercity.com/showthread.php?t=1749275&page=8.

Фото с сайта: http://www.skyscrapercity.com/showthread.php?t=1749275&page=8.


   Соборный храм Св. Николая Чудотворца

   Это та самая церковь, которая зачата строением в 1481 году основателем, монастыря Преп. Антонием. Она построена из белого камня до сводов, длиною с алтарем на 9 саженях, кроме паперти, шириною на 7 саженях, четыреугольная, об одной главе, с тремя полукруглыми выступами с восточной стороны, фигурою походит на троицкую соборную церковь Сергиевы Лавры. В ней один престол, во имя Св. Николая Чудотворца.
   Выше мы видели в каком состоянии находился этот храм во второй половине XVI столетия. В 1606 году в январе месяце «ездил к Москве никольской келарь старец Галасея Посадников да священник Иoнa бити челом Государю царю и великому князю Дмитрею Ивановичу всея pycи о монастырской денежной казне на церковное строенье», а в феврале «ездили на Вологду Никольские слуги ... и купили на Николу Чудотворца на каменной храм на кровлю двадцать четвертин железа немецкого белого, дано 120 рублев денег, а четвертина куплена по шести рублев.» Но крыша, кажется, опять покрыта тесом, по крайней мере в описи 1631 года значатся обитыми белою жестью только две главы – на храме и приделе. После нашествия казацкой вольницы не видно уже было в этом храме тех окладов и привесок на иконах, которыми он красовался прежде, исчезли серебряные сосуды, кадило и другие ценные вещи.
   После пожара, бывшего в монастыре в 1634 г. потребовалось более двух лет на исправление повреждений: собор вновь покрыт тесом, и сделаны новые две деревянные главы, которые опять обиты белой жестью, а большой крест вызолочен; большая часть икон написана вновь, другие поновлены.
   В 1683 году на иждивение стольника Якова Васильевича Нелединского, пожертвовавшего по сыне своем, стольнике Федоре Яковлевиче, 260 рублей, внутри церкви стены украшены сплошною живописью, которая сохранилась и до ныне, но уже значительно полиняла и на половину попорчена вследствие того, что от широких шляпок гвоздей, по коим оштукатурены стены, штукатурка отпала и образовались выбоины, как бы от пуль. В алтаре живопись закрашена.
   В 1693 году, при пособии 370 рублей, пожертвованных Пелагиею Ивановною Нелединскою по своем муже Якове Васильевиче и сыне Феодоре, устроен новый иконостас, прямой, в 5 ярусов. Он остается и по cиe время, кроме небольших изменений: как наприм., еще до 1739 года с верхнего яруса сняты клейма с изображениями страстей Господних в 1751 и потом в 1799 г. иконостас перекрашивался, резьба и царские двери перезолочивались, поновлялись иконы. При этих поновлениях, как видно, некоторая часть резьбы заменена новою: наприм. над царскими дверями на сени два Ангела держат императорскую корону. В 1858 году, усердием краснохолмских купцов Вас. Матв. Бородавкина и Егора Фед. Кичигина, иконостас вновь перезолочен и перекрашен, по обе его стороны на заворотах по стенам прибавлено по одному киоту; пол, вместо чугунного устроенного в 1751 г., сделан деревянный.
   Глава на храме до 1763 г. оставалась деревянная, обитая жестью, а в этом году сделана железная. Крест на нее сделан новый и вызолочен, – вышины, кроме стержня, 7½ арш., поперек 6 аршин. Тогда же церковь и алтарь в первый раз покрыты железом по железным стропилам.
   В 1799 году духовным начальством разрешено в четырех окнах прибавить свету, если дозволит архитектор. По видимому, только в алтаре бывшее над горним местом окно расширено и пробрано к низу и одно окно в церкви на северной стороне расширено. Притвор к оному храму с южной и западной сторон пристроен в половине XVII века;19 в 1754 г. сделана паперть и с северной стороны. Около 1814 г. паперть на южной стороне разобрана. В 1855 году на паперти и придельной церкви крыши, вместо деревянных, сделаны железные.

   В оном храме замечательные предметы:

   а) Местная икона Святит. Николая Чудотворца с чудесами вокруг, дл. 2 арш. шир. 1 арш. 9 вершк., древнего иконного письма, в серебряной, вызолоченной ризе; около венца, по краям святительских одежд и около изображений Спасителя и Божией Матери низано жемчугом, в коем весу 31½ золотник. Икона эта известна была еще в XVI столетии и тогда на ней был серебряный оклад игумена Иосифа, похищенный, должно быть, в литовское время, так как в 1631 году на ней серебряный вызолоченный оклад был духовника государыни великой инокини Марфы Иоанновны черного священника Ионы; а в 1683 году на ней уже были оклад серебряный чеканный, риза серебряная литая, вызолоченная и унизанная жемчугом, как и ныне.
   б) Икона Св. Николая Чудотворца, длин. 6 верш. шир. 5 верш., по полям и оплечью оклад и венец серебряный, чеканный, вызолоченный, в венце 4 камня зеленых и 4 красных. Это та икона, которая, по преданию, явилась основателю монастыря препод. Антонию. В описи 1688 года она названа также явленною. В XVII столетии она помещалась на аналое близ царских дверей, венец на ней обведен был ниткой жемчуга, а пелена под нею вся была низана жемчугом. Эту пелену в последний раз мы видим в описи 1680 года, а потом жемчуг, должно быть, употреблен был на вышеупомянутую местную икону Святителя Николая.
   в) Икона Владимирская Божией Матери, длин. 6 вершк. шир. 5 вершк., в ризе серебряной вызолоченной. Икона древняя, но письмо поновлено неискусною рукою. Она почитается также явленною Препод. Антонио вместе с иконою Св. Николая; но ни в одной старинной описи нет на это указания. Обе последние иконы вставлены в одну деку в киоте за левым столбом, а на зиму переносятся в Покровскую церковь.
   г) Икона Скорбящия Божией Матери, длин. 1 арш. 12½ вершк., ширин. 13½ вершк., риза и венцы серебряные вызолоченные, в коих весу 12 ф. 74 зол. Вследствие бывшего от нее исцеления в начале нынешнего столетия, к сожалению незаписанного, одной Бежецкой помещицы почитается чудотворною. Прежде она была местною в Вознесенской церкви, а ныне помещается в соборе за правым столбом; на зиму же переносится в Покровскую церковь.
   д) Запрестольная икона Божией Матери Одигитрии, а на другой стороне Св. Николая Чудотворца, оклады по оплечьям и венцы серебряные, сканные, вызолоченные, украшены разноцветною мелкою эмалью. Из подписи, вырезанной на серебре, видно, что «написал и обложил cию святую икону сего Антонова монастыря келарь старец Лаврентий Соловъянин по вере и по обещанию своими келейными деньгами в лето 189 (1681) году марта в день».
   е) Пред иконостасом висит паникадило медное, высеребряное, о 24 перьях и шандалах, а между ними травы; поверх его двуглавый орел. Куплено в 1640 году на монастырские деньги за 100 рублей;22 в 1830 году вновь высеребрено. Пред четырьмя местными иконами по сторонам царских врат лампады для поставления свеч серебряные, прорезные, верхние тарелки с шандалами апликовые. На трех лампадах вырезаны надписи, – на первой «лета 7192 (1684) дал в дом великого чудотворца Николая думный дворянин Иван Богданович Ловчиков по сестре своей по Федора Володимировиче Бутурлина по иконе Mapиaмиe»; на другой: «лета 7192 года марта дал вкладу к церкве Николая Чудотворца в Онтонов монастырь лампаду серебряную по отце своем Василье Васильевиче и по сыне своем Федоре Яковлевиче Яков Васильевич Нелединской;» – на третьей лампаде означено, что она сделана из монастырского серебра при Архимандрите Нектарии в 1803 году.
   В алтаре сохранились в стенах несколько впадин для хранения утвари, и в церкви, в западной стене, от полу выше сажени, тайник, где хранилась большая монастырская казна.

   
     (По материалам издания Историческое описание Краснохолмского Николаевского Антониева Монастыря, Весьегонского уезда Тверской губернии. - Тверь, 1883.)

     (Фото. № 4 с сайта Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. Фото. № 5 с сайта: http://www.skyscrapercity.com/showthread.php?t=1749275&page=8. Добавлено Дмитрием Лаптевым на сайт Народный каталог Православной архитектуры.)

    


Посмотреть всю карту