Горка (Русское-Кошево, Русский Кошев погост) - Казанская церковь

ПЕРЕЙТИ В ФОТОАЛЬБОМ
    

Фото. Андрея Ага.


   Село Русское-Кошево (в настоящее время урочище), от Твери 149 верст, от Бежецка 24 версты.
   Церковь Казанская, построена в 1800 году, каменная, престола три: в холодной Казанской Божией Матери, в теплой: южный Алексия Митрополита Московского, северный Святителя Николая.
   Церковные документы: опись 1899 года, метрики с 1780 года, исповедные с 1829 года, план на землю.
   В 1901 году служили: Священник Феодор Стефанович Орлов 60-ти лет, окончил духовную семинарию, священником с 1865 года, состоял законоучителем при церковно-приходской школе, награжден в 1896 году камилавкой. Диакон Василий Ильич Ливанов 25-ти лет, окончил духовную семинарию, в служении с 1896 года, диаконом с 1897 года. Псаломщик Петр Яковлевич Львов 49-ти лет, в должности с 1886 года.
   Прихожан в деревнях: Горке, Грудине, Прокине, Калинке, Старом Гвоздине, Рудихове, Василеве - 516 дворов (1348 мужчин, 1562 женщины).
   В 1914 году служили: Священник Феодор Орлов 75-ти лет, окончил семинарию, на службе 49 лет. Штатный диакон Леонид Филаретов 47-ми лет, на службе 27 лет, в Казанском храме 3 года. Псаломщик Сергей Ушаков 19-ти лет, на службе 1 год.
   Прихожан в деревнях: Горка, Грудино, Прокино, Каменное, Старое Гвоздино, Рудихово, Василево, Починки - 1159 мужчин, 1319 женщин.
   В приходе сей церкви находились две часовни: 1) в деревне Старом Гвоздеве, построенная в 1829 году, деревянная; 2) в той же деревне, построенная в 1787 году, деревянная, Покрова Пресвятой Богородицы.

   
     (По материалам изданий Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. 1901., Справочная книга по Тверской епархии. 1915 г. - Тверь, 1914.)

     (Фото. Андрея Ага.)
    


   Владимир Сорокин. ЦЕРКОВЬ ПОГОСТА В XVIII – XIX ВЕКАХ.

   В 1710 году деревянная церковь в погосте Кошево носила имя Пресвитера Василия. В метрической книге 1724 года село называлось уже Русское Кошево, а церкви было присвоено имя Митрополита Московского Алексия.
   Из метрических книг также известно, что в административном отношении до 1758 года погост и деревни его прихода числились в Ивановском стане Бежецкого уезда. В 1760 году он был в Городецком стане Бежецкого уезда. До 1776 года он относился к Новгородской епархии. Затем погост и его приходские деревни стали входить в состав Тверской епархии во вновь образованном Краснохолмском уезде. Как отмечает И.Н. Постников, «В 1796 году Красный Холм обращен был из уездного города в заштатный. Уезд его приписан к Бежецкому». С этого времени церковь погоста был в ведомстве Бежецкого духовного правления Тверской епархии. В конце XVIII-начале XIX веков в Тверской епархии началось строительство вместо деревянных сельских храмов каменных, о чем свидетельствуют соответствующие документы в ГАТО. Вероятно, этому способствовали и накопление церковных денег духовенством, и возросшие возможности вкладывать свои деньги в строительство каменных церквей различных слоев приходского населения. Кроме того, в связи с тем, что участились случаи возгорания деревянных церквей, в конце 1800 года вышел указ Синода «О предписании церковнослужителям, если во всех приходах сгорит деревянная церковь, то вновь деревянную не строить».
   С прошением о выдаче грамоты на построении каменной церкви священноцерковнослужители и прихожане погоста Русское Кошево обратились к Епископу Тверскому и Кашинскому Тихону в марте 1789 года. В прошении говорилось, что деревянная церковь в их приходе во имя Святителя Алексея Митрополита Московского с приделом священномученика Пресвитера Василия, построенная в 1712 году, обветшала. Причт и прихожане вознамерились построить каменный храм того ж именования и пристроить к нему еще один придел во имя Святого Чудотворца Николая. Строительство предполагалось вести на церковную сумму, которой было 1175 рублей. В приходе церкви к тому времени было 226 дворов, отмежеванной земли 85 десятин. К марту 1802 года каменный храм во имя Святителя Алексея с приделами был построен, а придел Пресвитера Василия приготовлен к освящению. Причт и прихожане просили дозволения и благословения Архиепископа главный храм во имя Святителя Алексия переименовать, присвоив ему имя Казанской Божьей Матери, а приготовленный к освящению придел Пресвитера Василия переименовать во имя Святителя Алексия. Архиепископ своей резолюцией постановил: «Учинить по желанию приходских людей и придел освятить протоиерею Логину благословляем, для чего святой антиминс выдать». Протоиерей Бежецкого Воскресенского собора Логин Онуфриев 20 мая 1802 года рапортовал в консисторию об освящении придела во имя Святителя Алексия Митрополита, Московского. Таким образом, по просьбе прихожан и причта главная церковь стала называться во имя Казанской Божией Матери, а приделы носить имена Алексия Митрополита Московского и Николая Чудотворца. Из названия церковных престолов ушло старинное именование церкви - Пресвитера Василия. Как следует из этого документа, смена названия церкви и ее приделов происходила при ее строительстве: в первый раз между 1710 и 1712 годами, а второй раз - при окончании строительства каменного храма в 1802 году. К просьбе духовенства и прихожан погоста о переименовании храма и освящении придела была приложена и опись новой каменной церкви, в которой говорилось, что она была построена по чину прочих церквей, алтарь которой был длиной 8 аршин, шириной 9 аршин. Длина и ширина средней части храма составляла по 13 аршин, трапезная длиной была 13 аршин, шириной 15 аршин. В этой же описи подробно перечислены принадлежности приготовленного к освящению придельного алтаря, иконы, предметы и утварь для богослужения. Приведено описание Царских врат и находящихся на них образов. Перечислены иконы в трехъярусном иконостасе. Церковная библиотека включала в себя 35 наименований богослужебных книг. На построенной вместе с храмом колокольне висели шесть колоколов. Первый был весом в 25 пудов, второй 10, третий 5, четвертый 4 с половиной, пятый и шестой по 3 пуда.
   В марте 1809 года духовенство и прихожане церкви просили Архиепископа дать разрешение на освящение главного храма во имя Казанской Божьей Матери, который «всем нужным благолепием украшен и ко освящению по надлежащему приготовлен». В приложенной к делу об освящении храма справке духовной консистории говорилось, что в 1808 году в селе Русское Кошево было две церкви - старая деревянная во имя Святителя Алексия, Митрополита, с приделом священномученика Василия, построенная в 1712 году, ветхая. Вторая - новопостроенная каменная во имя Казанской Божией Матери с приделами Святителя Алексия и Николая Чудотворца, одноклирная, утварью довольна. Согласно приведенной здесь же описи, иконостас в главной церкви был четырехъярусный. Глава ее сделана из деревянной чешуи. Крест на ней был железный, вызолоченный. Храм внутри и снаружи был оштукатурен и побелен. Крыша была покрыта тесом. На колокольне, так же как и в 1802 году, висели шесть колоколов. Но, похоже, что к этому году их поменяли - первый колокол весил 18 пудов, второй 8, третий 4, четвертый 2, пятый 1 пуд, шестой 30 фунтов. Указом Тверской консистории освящение храма было поручено протоиерею Тверского кафедрального собора Иоанну Алексиеву, который и рапортовал в консисторию об освящении 20 мая 1810 года новопостроенного каменного храма во имя Казанской Божьей Матери в селе Русское Кошево.
   Разрешение епархиального начальства на разборку старой деревянной церкви было получено в 1820 году. Сохранившийся после ее разборки лес предполагалось использовать для устройства ограды отделенного от церкви кладбища, а остальной, не годный для кладбищенской ограды лес, употребить для отопления печей и для выпечки просфор. Благочинный Стефан Васильев 3-го июня 1820 года рапортовал в духовную консисторию о том, что «9 мая сего 1820 года ведомства моего Бежецкого уезда села Русского Кошева церковь во имя Святителя Алексия Митрополита с приделом Священномученика Василия ветхая, деревянная мною нарушена, снятые с Святых Престолов одежды, срачицы, столпцы ... сожжены и пепел пущен в реку». Два холста со святыми мощами и два антиминса были отправлены на хранение в Тверь в ризницу Кафедрального собора.
   При церкви, для ее охраны, была организована караульная служба. В караул назначались жители разных деревень прихода. Были караульными люди и со стороны, нанятые своими же прихожанами. И свои и чужие охранники не всегда добросовестно выполняли свои обязанности, оставляли находившуюся в поле церковь «на произвол Всевышнего Бога». В феврале 1820 года духовенство и церковный староста просили разрешения у Бежецкого духовного правления выбрать своих благонадежных людей или назначить таковых со стороны, которые находились бы при церкви неотлучно. Духовное правление предложило Бежецкому земскому суду немедленно рассмотреть вопрос об определении к Кошеворусской церкви постоянного и благонадежного караула и уведомить это правление о принятых мерах. Земский суд сообщил в духовное правление, что на место был отправлен член суда, который по возвращении доложил о сделанном им распоряжении об охране церкви.
   В 1825 году была покрыта железом обветшавшая крыша церкви. В описи 1846 года говорится, что каменная двухъярусная колокольня была покрыта железом, окрашенным зеленой краской. Железная крыша церкви была выкрашена желтой краской. На колокольне висели пять колоколов. Первый колокол весил 62 пуда 10 фунтов, вылит был в 1812 году мастером Михаилом ... в Москве. Вес второго колокола был 8 пудов, третьего 4 пуда, четвертого 2 пуда и пятого 1 пуд. Второй, третий, четвертый и пятый колокола были вылиты на церковную сумму.
   В настоящее время при бывшем погосте имеются два кладбища. Одно расположено рядом с церковью, с восточной ее стороны. Наверное, именно здесь и производились самые ранние захоронения причта и прихожан погоста. А о другом, отдельном от церкви кладбище известно из рассмотренного выше дела о разборке старой деревянной церкви 1820 года. В метрических книгах отмечалось место захоронения усопшего - погребен при церкви села Русское Кошево, при приходской церкви, на приходском кладбище. В метрической книге 1827 году от 23 января в разделе «Часть третья о умерших» есть запись такого содержания: «Тое ж вотчины и деревни (д. Старого Гвоздина – прим. автора) крестьянина Петра Андреева сын Авраам. Удавился оной по ведению Бежецкого Нижнего Земского суда. Зарыт в поле». По церковным канонам считалось, да и сейчас, наверное, также считается, что люди, лишившие себя жизни, лишались и христианского погребения. В Настольной книге священноцерковнослужителей записано: «По мнению некоторых, трупы умышленных самоубийц закапывать целесообразно возле освященных кладбищ, так как этим ослабляется вредное суеверие народа, что самоубийцы должны быть погребаемы на распутьях, или на границах одного селения от другого, ибо самоубийца, погребенный в черте селения, может буд-то бы причинить различные бедствия – морочить людей и среди дня сбивать с дороги, тревожить скотину и проч.». На отдельном от церкви кладбище сохранились до сего времени два старинных памятника усопшим прихожанам. Кому и когда они были установлены, автору определить не удалось. Традиции отмечать места захоронений каменными знаками были на Руси еще в давние времена.
   Построенные в начале XIX века каменные храм и колокольня к 1883 году нуждались не просто в ремонте, но в перестройке. Как следует из дела «О разрешении перестроить церковь» 1884 года, при тщательном ее осмотре в 1883 году Губернским архитектором было отмечено, что колокольня наклонилась от вертикального положения в сторону запада на 4 вершка, при этом лопнула одна из железных связей внутри храма. Кроме того, в углу северо-западной стены трапезной церкви была большая трещина. По заключению архитектора, колокольня и трапезная должны быть разрушены до основания и перестроены. На имя Архиепископа причтом и прихожанами 18 июля 1884 года было написано прошение о разрешении на производство работ по перестройке храма. К прошению были приложены составленные архитектором план, копия и пояснительная записка на предполагаемую работу. Согласно проекта, изменялись размеры трапезной и, соответственно, колокольня переносилась на другое место. Денег, собранных прихожанами, было 2400 рублей, и еще на 1000 рублей было заготовлено различных строительных материалов. Епархиальное начальство принимает решение: «по не имении в виду местных препятствий разрешить перестроить местную трапезную церковь в селе Русском Кошеве и колокольню с распространением первой (трапезы) и отнесением на другое место последней (колокольни) на указываемые средства…». Но денег на перестройку церкви оказалось мало. В 1891 году по просьбе духовенства погоста, старосты и прихожан Тверская духовная консистория выдала Сборную книгу для подаяний на окончание строительства храма. Ее выписали на имя крестьянина Весьегонского уезда Лукинской волости деревни Семенова Никиты Косьмина, поскольку он был известен как человек благонадежный и беспорочный и он изъявил желание безвозмездно потрудиться для храма.
   Из упоминавшейся выше Ведомости о церкви 1882 года известно, что ее окружала каменная ограда. При церкви было отмежевано 85 десятин 1135 саженей земли. В том числе усадебной земли было 3 десятины 2029 саженей, пашенной 74 десятины 576 саженей, сенокосной 4 десятины 630 саженей, под кладбищем 700 саженей, под дорогами 1 десятина 1200 саженей, под рекой, прудами и водороинами 1 десятина 800 саженей. Всей этой землей владел церковный причт. По штату 1877 года, в церкви должен быть один настоятель и два псаломщика. Домовой и приписной церкви в приходе не было. Копии с метрических книг 1780 года и исповедные росписи с 1823 года велись исправно и хранились в целости. Жалования священноцерковнослужители не получали. Вкладов по билетам на имя церкви и причта не было. Причт довольствовался добровольными подаяниями от прихожан. Дохода в год получалось 700 руб. Содержание духовенства погоста считалось посредственным. С церкви села Русское Кошево собирался взнос в размере 25% от сбора, 116 руб. 50 коп. «на восполнение наставникам», на содержание духовного училища взнос составлял 23 руб. 82 коп. И члены причта «на оные предметы» вносили от себя еще 11 руб. 76 коп. Дома у настоятеля и дьякона в звании псаломщика были казенные, у исправляющего должность псаломщика и сверх штатного пономаря собственные деревянные, стояли на церковной земле.
   Церкви принадлежали следующие здания:
   1. Дом для настоятеля был приобретен в 1872 году за 700 руб. и застрахован в Земском страховом обществе на 500 руб.
   2. Флигель, построенный в 1866 году для дьякона в звании псаломщика был застрахован там же на 170 руб.
   3. Хлебный деревянный амбар, покрытый тесом, был застрахован на 20 руб.
   4. Дом для сельского Александровского училища и церковной строжки, построенный в 1881 году, был прочен и застрахован в 900 рублей.
   В приходе церкви было две часовни, располагавшиеся в деревне Старое Гвоздино.
   Церковно-приходская школа при погосте была открыта в 1885 году. В 1889 году она располагалась в собственном помещении в одной классной комнате площадью пола 83 аршина, высотой 3,5 аршина. Преподавателем в ней был местный дьякон Д.И. Вознесенский. Вознаграждения за преподавание он не получал. В школу ходили ученики из деревень Горка, Грудино, Прокино и Рудихово. В 1889 году в ней обучались 19 мальчиков, девочки не посещали школу. В 1901 году школа располагалась в церковном доме. К тому времени в ней уже было 70 учеников. Законоучителем был местный священник, учителем местный дьяк. Денежного вознаграждения за работу в школе они не получали. Вторым учителем был Василий Феодоров Орлов, окончивший духовную семинарию. Он получал за преподавание 180 рублей в год. В справочнике 1914 года показаны в погосте Русское Кошево две школы – одна церковно-приходская, другая земская, в которых обучалось 213 учеников. Жалование за законоучительство составляло 180 рублей. В 1901 году на погосте стояли дом для священника, дом для учителя, сторожка и деревянный амбар. В 1915 году при Русскошевской церкви была богадельня, попечителем которой был священник Федор Орлов. Каждый год 20 мая в селе Русское Кошево проходила ярмарка.

   
     (По материалам издания Сорокин В. Под древними крестами: сб. краеведческий статей // Историко-краеведческий альманах «Бежецкий край». - Тверь, 2015.)

    


Посмотреть всю карту