Лобнево урочище (Лобнево погост, Лобнев погост) - Рождества Пресвятой Богородицы церковь


   Погост Лобнево, от Твери 150 верст, от Бежецка 30 верст.
   Церковь Богородицерождественская, построена в 1821 году, каменная, престола три: холодный Рождества Пресвятой Богородицы, теплые Святителя Николая и святой Мученицы Параскевы.
   Церковные документы: опись 1847 года, метрические книги с 1780 года, исповедальные с 1825 года, план на землю.
   В 1901 году служили: Священник Василий Иоаннович Манфановский 39-ти лет, студент семинарии, в служении с 1883 года, священником с 1886 года, состоял законоучителем церковно-приходской школы, в 1900 году награжден скуфьей.
   Диакон Сергий Арсеньевич Таиров 37-ми лет, из 1-го класса духовной семинарии, в служении с 1883 года, диаконом с 1886 года.
   Псаломщик Иоанн Алексеевич Добронравов 75-ти лет, из низшего отделения духовной семинарии, в должности с 1840 года.
   Прихожан в сельцах: Порееве, Новом; в деревнях: Лобневе, Булычеве-Петровском, Завидове, Плишкине, Дороскове, Демкине, Требове, Гнездове, Петелине, Щетинке, Высокуше, Починке, Машине; в деревнях Весьегонского уезда: Бибиреве, Бабине, Полежаихе - 280 дворов (1428 мужчин, 1647 женщин).
   В 1914 году служили: Священник Алексей Романовский 57-ми лет, окончил семинарию, на службе 32 года, в Богородицерождественском храме 9 лет.
   Штатный диакон Сергей Таиров 52-х лет, из 1-го класса семинарии, на службе 31 год, в Богородицерождественском храме 27 лет.
   Псаломщик Иван Петропавловский 33-х лет, на службе 13 лет.
   Прихожан в деревнях: Булычево, Завидово, Плиткино, Дороцково, Демкино, Требово, Гнездово, Петелино, Щетинки, Высокуша, Починок, Машино, Бибирово, Бабино, Полежаиха - 1670 мужчин, 1864 женщины.
   В приходе сей церкви близ деревни Высокуши была деревянная часовня Святого Иоанна Предтечи, постройки 1862 года.

   
     (По материалам изданий: Добровольский И.И. Тверской епархиальный статистический сборник. - Тверь, 1901., Справочная книга по Тверской епархии. - Тверь, 1914.)
    


   Сорокин Владимир Николаевич. Погост Лобнево

   Об устроении церковных зданий и сооружений

   Сведения о строительстве церкви в погосте Лобнево впервые были найдены в документе «О построении вместо ветхой вновь церкви». 8 марта 1737 г. поп Гаврила Нестеров с причетниками и прихожанами «Бежецкого уезда Лесоклинской волости погоста Лобнева» подали челобитную на имя «Государыни императрицы Анны Иоановны» с просьбой о разрешении вместо обветшавшей церкви во имя Рождества «Пресвятые Богородицы» с приделом Николая Чудотворца построить новую. О состоянии существующей церкви в обращении написано, что построенная в давних годах прихожанами деревянная церковь в п. Лобнево «ныне весьма от давнего древнего стояния обветшала и стены кровли и паперти огнили и пообвалились... все погнило», отчего священнику литургий и прочего священнодействия в этой церкви проводить было невозможно. Прихожане, видя это обветшавшее строение, «возымели обещание чтоб в тоже именование построить вновь древянную церковь и с приделом», приготовив на церковное строение лес и прочие материалы. Помимо попа Гавриила Нестерова и пономаря Александра Нестерова под челобитной подписались помещики Афанасий Якимов сын Бешенцов и Сергей Минин. Вместо церковного старосты Григория Иванова из деревни Бибирева руку приложил пономарь Александр Нестеров. По указу архиепископа Великоновгородского и Великолуцкого Амвросия и по определению Казенного приказа попу Спасоклинского погоста Ермолаю Константинову велено при постороннем свидетеле осмотреть показанную церковь, и если она действительно ветха, то дозволить построить новую на старом месте и с прежним именованием. После окончания строительства нужно было выдать освященный антиминс и освятить храм. 13 мая 1741 года Ермолай Константинов доложил, что церковь в погосте Лобнево осмотрена и оказалась действительно ветхой.
   Источники не сообщают о ходе и завершении строительства этой церкви. Но если она и была построена, то новая церковь, вероятно, простояла недолго. 19 мая 1767 года к митрополиту Новгородскому и Великолуцкому Димитрию обратился с прошением прихожанин церкви п. Лобнево надворный советник Иван Бешенцов, в котором сообщал, что имевшаяся в погосте деревянная церковь «в давних годах згорела». И он изъявил желание на том же месте вновь построить деревянную церковь в то же именование Рождества Пресвятой Богородицы и с тремя приделами: Знамения Богородицы, Иоанна Предтечи и печерских чудотворцев Антония и Феодосия21. Митрополит дал грамоту на строительство церкви и двух приделов – Святого Ионна Предтечи и преподобных отцов Антония и Феодосия Печерских. Строили церковь почти семь лет. 31 марта 1774 г. священник погоста Моисей Гаврилов с причетниками сообщал в Бежецкое духовное правление, что «построена означенная церковь только с одним приделом Иоанна Предтечи». Второй придел «за недостаточностьвом не построен». Сообщалось, что «в показанной церкви и в пределе престолы построены по силе указов препорциональные и святыми образами и всем церковным благолепием по правилам святых отцов убрана и в сей той церкви церковной утвари учинена сполна». При храме имелись церковнослужители: священник, дьячок и пономарь, которые письменно объявили, что при ней 111 дворов, мужских душ 300, женских 250, пашенной земли и сенных покосов 76 десятин. Прихожане также письменно подтвердили, что эту церковную землю у духовенства погоста отнимать и присваивать себе не будут. Священник с причетниками просили у митрополита дозволения об освящении построенной церкви с приделом и о присылке освященных антиминсов. Антиминсы выдавались протоиереем Новгородского Софийского собора Дометием Феофилактовым, о чем он сообщил в Новгородскую консисторию: для освящения церкви в погосте Лобнево «поповскому старосте погоста Кошева священнику Иоанну Тимофееву новые на холсте два антиминса выданы и за оные же деньги за каждой по пятьдесят копеек взято».
   По сведениям из клировой ведомости 1791 г., в погосте было две церкви: первая Рождества Пресвятой Богородицы с приделом Иоанна Предтечи, построенная в 1774 г., и вторая во имя Великомученицы Параскевы с приделом Великомученика Мина, ветхая, построенная в 1695 году.
   Следующая построенная церковь в п. Лобнево была каменная. С просьбой о разрешении ее строительства обратились к архиепископу Тверскому и Кашинскому причт и прихожане 28 января 1798 г.: «Имеющаяся в означенном погосте деревянная церковь еще в твердости и утварью довольна. Суммы же церковной ныне состоит две тысячи рублей, почему по общему нашему священноцерковнослужителей и прихожан согласию усерднейше желаем в реченном нашем погосте вместо деревянной церкви построить каменную Рождества Пресвятой Богородицы с приделами святыя Мученицы Параскевы и Святителя Николая Чудотворца». Справка Тверской духовной консистории подтверждает, что построенная в 1774 г. церковь «в твердости, утварью довольна». В 1796 г. при ней было 72 десятины земли. План на землю хранился в Тверской кафедральной ризнице. При церкви значилось 196 приходских дворов, в которых проживало 730 душ мужского пола. Числилось церковнослужителей: священник Прокопий Стефанов, диакон Василий Никифоров, дьячок Михаил Иванов, пономарь Андрей Иванов. Консистория 19 марта того же года направляет благочинному Бежецкого уезда священнику села Лаптева Иоанну Семенову указ с предписанием освидетельствовать место, назначенное к построению каменной церкви, – способное оно к тому или нет, и сколько имеется налицо церковных денег и материалов. В рапорте 28 апреля 1798 года Иоанн Семенов докладывал в консисторию, что способность к построению каменной церкви есть на расстоянии в 25 саженях от существующей. Церковных денег имеется две тысячи шестьдесят девять руб. и 5 копеек. Материалов никаких нет. Ни плана каменной церкви, ни документов о ходе ее строительства не обнаружено. Но известно, что 6 октября 1820 г. к архиепископу Тверскому и Кашинскому Филарету духовенство и прихожане погоста обратились с просьбой об освящении построенного каменного храма: «...храм по украшении надлежащим благолепием ко освящению ныне приготовлен коему и опись учиненная местным благочинием при сем прилагается». Духовенство и прихожане погоста просили архиепископа Филарета поручить освящение церкви архимандриту Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря Иосафу. Антиминс был выдан экономом Тверского Архиерейского дома иеромонахом Макарием. В донесении в консисторию 24 мая 1821 года архимандрит Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря Иосаф сообщает, что «оный храм на новом атласном Антиминсе мною с прочим духовенством по чиноположению сего мая 22 дня освящен». По справке духовной консистории 1820 г., «при церкви погоста Лобнева в бывшей 1784 года разборе по числу приходских девяноста семи дворов» причта должно быть по одному священнику, дьячку и пономарю. В 1786 г. бывшим епископом Тверским Иосифом по просьбе прихожан в погост был добавлен еще дьякон. В благочинической ведомости за 1819 г. записаны в погосте две церкви: 1-я во имя Рождества Пресвятой Богородицы, каменная, в твердости, построена в 1808 г., которая еще не освящена; 2-я с тем же названием с приделом Зачатия Иоанна Предтечи, деревянная, в твердости, утварью довольна, построена в 1774 году. Церковной земли также было отмежевано 72 десятины. Приходских дворов в 1819 году стало больше – 265, мужских душ – 955 Денежного дохода в том году получили 410 рублей.
   В документе приведена «Опись погоста Лобнево в новопостроенной каменной во имя Рождества Пресвятой Богородицы с приделами еще к освящению не приготовленными Святителей Чудотворца Николая и мученицы Параскевы церкви», составленная 4 октября 1820 года благочинным села Хабоцкого священником Иоанном Афанасьевым. Если в описи деревянной церкви 1774 года перечислены только богослужебные предметы, иконы, церковная утварь и одежда, то в описи 1820-го записаны сведения о церковном здании. Каменная церковь снаружи и изнутри оштукатурена, местами окрашена желтой краской и обшита тесом. Глава на церкви и колокольне обита английской белой жестью, кресты на храме и колокольне деревянные, спаяны английской белой жестью, постаменты покрыты железом и выкрашены зеленой краской. В окнах нижнего и второго ярусов были железные решетки, третий ярус – без решеток. В храме полы «лещадные», а подход к иконостасу выложен из белого камня. Белый камень – вид известняка, один из основных строительных материалов в Древней Руси. Как отмечал А. Смирнов, настоятель Краснохолмского Антониева монастыря, «белый камень для фундамента и извести ломали на Мологе». Вход в храм был через три деревянные двери. Поскольку приделы еще к освящению не приготовлены, то описывалась утварь, принадлежности церкви Рождества Пресвятой Богородицы без приделов. По сравнению с 1774 годом заметно возросло богатство храмовых предметов и их количество.
   После окончания строительства и освящения каменной церкви продолжалось ее обустройство. С прошением о покрытии храма железом в Бежецкое духовное правление обратились священнослужители, церковный староста и прихожане погоста. Указом духовной консистории по резолюции архиепископа Тверского и Кашинского от 14 января 1827 г. было дозволено «каменную церковь по ветхости тесовых крыш покрыть листовым железом на церковную кошельскую сумму». Благочинному Краснохолмского Преображенского собора протоиерею Симеону Разумовскому было поручено объявить об этом указе священноцерковнослужителям с подпискою, что и было выполнено: «Резолюцию о дозволении имеющуюся в погосте Лобневе каменную церковь по ветхости тесовых крыш покрыть листовым железом слышали, в чем и подписуется погоста Лобнева священник Прокопий Стефанов, диакон Василий Васильев, дьячок Михаил Иванов, пономарь Авдей Афанасьев. Церковный староста Бежецкого уезда Экономической казенной Антоновской вотчины деревни Полежаихи крестьянин Алексей Ульянов». В 1837 г. рассматривалось дело «О дозволении холодные приделы сделать теплыми». В 1840 году принималось решение о возобновлении и устройстве нового иконостаса. Денег на нужды церкви не хватало, и причт просил разрешения о продаже церковного имущества. Так, в 1841 году предполагалась продажа икон. В 1848 г. причт и прихожане погоста получали дозволение сделать стенную живопись и исправить ветхости. В 1873 г. было решено продать дом «в пользу церкви». В 1876 г. рассматривался вопрос о надтреснувшем колоколе, и в 1877 г. было получено разрешение его перелить.
   В ГАТО сохранились только названия документов об устроении церковного храма и его приделов:
   1844 г. О дозволении исправить церковные ветхости.
   1849 г. О дозволении сделать деревянные полы и возобновить иконостас.
   1850 г. Об освящении двух приделов.
   1851 г. О дозволении исправить по церкви.
   1853 г. О дозволении сделать новую сторожку и амбар покрыть новым тесом.
   1859 г. О поделках по церкви.
   1868 г. Об исправлении ветхостей.
   1874 г. О дозволении произвести некоторые исправления по церкви.
   1877 г. О дозволении окрасить церковь, переменить рамы.
   1878 г. О дозволении устроить церковную ограду.
   1882 г. О дозволении произвести некоторые исправления по церкви.
   1888 г. О разрешении произвести некоторые исправления по церкви и ц. Дому.
   1891 г. О дозволении построить новые сторожки.
   1892 г. О разрешении исправить 2 церковные деревянных избы.
   1896 г. О ремонте церкви и колокольни.
   Как видим, в храме и на территории погоста постоянно велись какие-либо обновления, исправления, ремонты и постройки.
   В 1847 г. была составлена опись церкви «по образцу от Епархиального начальства, предписанному из святейшего Синодального правления», в которой отмечено, что «сия церковь с благословения Иринея Преосвященного застроена в 1798-го года в мае месяце, окончена 1814-го года попечением и иждивением прихожан и с помощью церковной кошельской суммы». В церкви было три престола: главный во имя Рождества Пресвятой Богородицы, придельный в трапезе по правую сторону во имя Спасителя Христова Николая Мирликийского Чудотворца, придельный по левую сторону во имя Святой Мученицы Параскевы. Главный храм освящался архимандритом Краснохолмского Антониева монастыря Иосафом в 1821 г. Приделы строились позже. Оба они были освящены протоиереем Краснохолмского Преображенского собора Симеоном Кириловым Разумовским 27 сентября 1825 г. Длиной храм был 12 саженей и 1 аршин, шириной – 6 сажен и 1 аршин. Стены церкви изнутри и снаружи оштукатурены и окрашены. Внутри в «кумполе» изображен Господь Саваоф. Пол в церкви и алтаре был деревянный, в алтаре окрашенный охрою на масле, а в трапезе и в приделах кирпичный – «лещадный».
   Составы главного и придельных алтарей соответствовали установленным церковным правилам. На престоле находился Антиминс со Святыми Мощами. При нем – грецкая губка и литон. На жертвеннике главного алтаря был образ Преображения Господня, на жертвеннике правого и левого приделов соответственно образы Богоявления Господня и Рождества Христова. Запрестольные кресты алтарей отличались нанесенными на них изображениями. На Горнем месте главного алтаря установлен образ Господа Саваофа. Также в этом алтаре были иконы Казанской Божьей Матери и Николая Чудотворца. В алтаре правого придела находились образы Богоматери Владимирской и Святой Мученицы Параскевы. В алтаре левого придела – образ Казанской Божьей Матери. По правую сторону престола в деревянной раме, укрепленной на железных крюках, за стеклом была уложена «плащаница живописная на полотне и вокруг оной лежит надпись: Благообразный Иосиф с древа, с ним Пречитстое Тело Твое».
   Также в документе подробно описано устройство и состав иконостасов. Главный иконостас был в два яруса, придельные – одноярусные. Царские двери иконостасов были вызолочены, украшены позолоченною резьбою. Иконы – «живописной работы, а позолота вся сделана на полименте», в деревянной позолоченной раме. За правым клиросом главного иконостаса на деревянном катафалке была устроена гробница, выкрашенная под белой мрамор. В гробнице под стеклянным футляром находилась плащаница живописная на малиновом бархате с золотой бахромой. Гробница и плащаница были изготовлены «попечением и иждивением прихожан» в 1814 г.
   На храме была одна глава, обитая белым железом. Установленный на ней восьмиконечный железный крест, тоже обитый белым железом, укреплялся четырьмя железными цепями. Железная крыша, закрепленная на деревянных стропилах, была окрашена медной краской на масле. Входная дверь в храм находилась с западной стороны. С южной и северной сторон храма было по две двери. Под построенной в 1814 году трехъярусной колокольней «в связи с церковью» была каменная паперть. С трех ее сторон, кроме восточной, было по одной двери. На ней же в трех ярусах висели 6 медных колоколов. Первый колокол весом в 80 пудов и 2 фунта, лит в Москве на заводе Николая Семенка 1 февраля 1831 года на иждивение прихожан. Здесь можно отметить, что дело «О дозволении купить большой новый колокол» рассматривалось в 1830 году. Второй колокол весом в 15 пудов, третий – 7 пудов и 2 фунта, лит на содержание священника погоста Лобнево Моисея Гаврилова, четвертый – в 3 пуда 30 фунтов, пятый – в 37 фунтов, шестой колокол в 25 фунтов. Крышу колокольни покрыли железом и окрасили зеленой краской.
   Церковь вокруг была обнесена каменной оградой с деревянными воротами с западной стороны. Вопрос «О дозволении поставить каменную ограду» рассматривался в 1833 году». Ворота запирались деревянной задвижкой. В ограде с западной стороны были две калитки и одна – с южной части. При ограде с левой стороны стояла каменная сторожка. В погосте была деревянная изба для сторожа с тремя окнами. Вне ограды находился караульный деревянный дом для сторожа, с тремя окнами, с сенями, с кирпичной печкой, покрыт соломой. Также церкви принадлежал амбар для хранения хлеба, собираемого с прихожан. В 1853 году принято решение о строительстве новой сторожки и покрытии амбара тесом. Из мебели в храме было три шкафа: один для церковной утвари, другой для священнических риз, третий для церковных письменных документов. Имелись также два комода для книг, кресло деревянное, два стула, столик круглый, два аналоя, фонарь. В храме было две печки: у правой стены в углу стояла изразцовая печь, у левой стены в углу была круглая кирпичная. В описи указана и «печать стальная с вырезанной церковью и подписью вокруг: Тверская Епархия Бежецкого уезда погоста Лобнева Богородицерождественской церкви». Перечислены облачения для престолов и жертвенников, а также «облачения, принадлежащие лицам»: ризы, одризники, епитрахили и другая церковная утварь.
   В каменной западной стене церкви, против придела Святого великомученика Николая Чудотоворца, было устроено казнохранилище с обитой железом деревянной дверью, с двумя запорами: личиной и замком. В нем находился четырехпудовый железный сундук с личинным замком. Бывшие в церкви часы заводились один раз в неделю. В библиотеке церкви из 43 книг самыми древними были Апостол (1748 г.) и Ирмолог (1748 г.), на белой бумаге, в кожаном переплете; Октоих в 2-х книгах, на белой бумаге, 1750 г.; Триодь цветная на белой бумаге, в кожаном переплете, 1752 г.; Требник 1754 г.; Служебник на белой бумаге, в кожаном переплете, 1763 года. Большинство книг печатались в Москве, и только две – в Санкт-Петербурге. Формат книг был «в лист», «в поллист», «в четверть», «в осьмую долю». В описи отмечено также, что в 1847 году при погосте отсутствовала часовня, церковные лавки, дома. «Земли под церковью и оградой около десятины. Земли усадебной под домами священноцерковнослужителей с огуменниками и конопляниками 2 десятины и 100 квадратных саженей. Земли пашенной, сенокосной, под большою дорогою и под рекою 65 десятин; план и межевая книга на сию землю имеется и хранится в Тверской Кафедральной ризнице». В справочнике И. Добровольского 1901 г. указано, что среди церковных документов п. Лобнево есть опись 1847 г. Сведений о том, что составлялась такая полная опись после 1847 г., не обнаружено. Клировая ведомость 1861 г. дополняет сведения о церкви:
   – церковного причта по Указу 1784 г. положено по штату по одному священнику, дьячку и пономарю; а дьякон введен в 1819 году, согласно резолюции бывшего архиепископа Тверского Филарета, по многочисленности прихожан;
   – у всех священнослужителей имелись собственные деревянные дома, стоявшие на церковной земле;
   – на содержание священнослужители жалованья не получали, кроме узаконенных годовых процентов;
   – зданий, принадлежащих церкви, было пять, кроме деревянной сторожки на каменном фундаменте и амбара;
   – расстояние церкви от консистории 150 верст, от духовного правления и уездного города Бежецка – 30, от местного благочиния – 10 верст;
   – в погосте были приходные книги о суммах свечной и церковной за шнуром и печатью: о приходе 1859 года, о расходе 1852 года. Они велись исправно и хранились в цельности, а церковной кошельской суммы налицо было 1766 руб;
   – копии с метрических книг и исповедные росписи с 1825 г. хранились в целости.
   В означенной описи 1847 г. записано, что престол, жертвенник в главном и придельных алтарях погоста выполнены из «елового дерева». Видимо, некоторые церковные принадлежности изготавливались сельскими или приглашенными мастерами из местных материалов, а не привозились из Петербурга, Москвы или других регионов. В настоящее время, а вероятно и ранее, в местности, где находился погост Лобнево, из хвойных пород деревьев преобладает ель. Другой пример. В Гурьевском храме Николая Чудотворца в Старицком районе Тверской губернии эти предметы церковного богослужения были сделаны из «соснового дерева». Из архивного дела «Обязательство священника погоста Лобнева Бежецкаго уезда П. Стефанова уплатить деньги Бежецкому мещанину М.В. Тыранову за писание икон», датированного 4 августа 1823 г., известно, что в п. Лобнево работали художники из г. Бежецка, где была иконописная артель. Здесь речь идет о денежных расчетах между священником погоста и мещанином г. Бежецка Михаилом Васильевым Тырановым за написание икон в придельном храме. Вероятно, М.В. Тыранов – это старший брат известного художника А.В. Тыранова. Алексей Тыранов «в юности занимался иконописью вместе с братом М.В. Тырановым». Более подробно о художнике пишет Г. Иванов: «Тыранов родился в Бежецке в бедной мещанской семье <…> Он очень любил рисовать с детства, и брат его любил рисовать». Учился Алексей в Бежецком городском училище. Для продолжения учебы он уехал в Тверь. Но «бедность заставила Алексея возвратиться в Бежецк. Они с братом стали работать в иконописной артели». И возможно, что придельный храм в п. Лобнево они вместе украшали иконами. Заметим, что документ «Обязательство священника…» датирован 1823 годом. С А. Венециановым, который пригласил его учиться в свою художественную школу, Алексей познакомился в 1824 году. Таким образом, во время подписания соглашения священника п. Лобнево с М.В. Тырановым Алексей жил еще в Бежецке, занимаясь с братом иконописью.

   
     (По материалам издания Сорокин В. "...ПОД ДРЕВНИМИ КРЕСТАМИ // Историко-краеведческий альманах «Бежецкий край». Выпуск №6. - Бежецк, 2013.)


    


Посмотреть всю карту