Матино - Никольская церковь


   Село Матино, от Твери 100 верст, от Кашина 25 верст.
   Церковь Никольская, построена в 1846 году, каменная, престола два: в холодной Святителя Николая, в теплой Святых Апостолов Петра и Павла.
   Церковные документы: опись 1846 года, метрики с 1780 года, исповедные с 1823 года, план на землю.
   В 1901 году служили: Священник Василий Иоаннович Лебедев 43-х лет, окончил духовную семинарию, в служении с 1880 года, священником с 1882 года, награжден в 1898 году скуфьей. Диакон Димитрий Александрович Ивановский 23-х лет, в служении с 1894 года, диаконом с 1896 года. Псаломщик Арсений Иванович Флеров 25-ти лет, в должности с 1892 года. Церковный староста крестьянин Феодор Стефанович Моронов 37-ми лет, в должности с 1895 года.
   Прихожан в селе Матине, в сельце Тетькове Корчевского уезда, в деревнях: Холестове, Мостищах, Поповке, Козлове, Отрубневе, Селехове, Калицыне, в деревне Верхней Троице Корчевского уезда - 251 двор (956 мужчин, 1067 женщин).
   В 1914 году служили: Священник Василий Лебедев 57-ми лет, окончил семинарию, на службе 34 года, в Никольском храме 32 года. Псаломщик Александр Постников 29-ти лет, на службе 10 лет.
   Прихожан в деревнях: Мостищи, Холстово, Поповка, Козлово, Отрубнево, Селихово, Калицыно, Верхняя Троица Корчевского уезда - 1040 мужчин и 1147 женщин.
   Церковь не сохранилась.


     (По материалам изданий Добровольский И.И. Тверской епархиальный статистический сборник. - Тверь, 1901., Справочная книга по Тверской епархии. - Тверь, 1914.)
    


   ИЗ ИСТОРИИ СЕЛА МАТИНО (фрагмент)

   ...А посреди села находится огромный пустырь. Зимой заметает его снегом, летом зарастает он таволгой, луговой геранью, всякими сорными травами; позади растут тополя, березы и елки, стоит полуразрушенная постройка из красного кирпича, и по всему угадывается, что неспроста образовался тут этот пустырь, чем-то горестным, какой-то безысходной печалью от него веет.
   Старейшая матинская жительница, Клавдия Александровна Постникова, рассказывала: – Церковь тут стояла. Такой красоты я нигде больше не видала! Сама белая, крыша зеленая, колокольня высоченная. По праздникам нам позволяли подыматься наверх; на Пасху народу целую неделю разрешалось звонить в колокола. Их висело пять: великий, средний и три малых. Звонарем был Александр Иванович Белов, он же и сторож церковный, так он нас, детвору, пускал на верхний пролет. Пока взбираешься по лестнице, – а она широкая, в семь пролетов, – сердце так и колотится. Глянешь с высоты кругом – Господи, до чего же хорошо, светлыми слезами плакать хочется, такая на душе благодать!
   Я малым ребенком была, а сейчас уже десятый десяток доживаю, но помню все, будто вчера было. Над храмом купол был круглый, и под ним находилась летняя церковь, а над колокольней купол четырехгранный, и под ним церковь зимняя. В летней церкви из-под большого купола спускалось огромное паникадило. Наверху – хоры, и на них цветы стеклянные, свитые в венки. Снаружи в стенах церкви были сделаны ниши, и в каждой – фрески: Богородица, Николай Чудотворец, Георгий Победоносец, Илья-пророк… Вокруг храма шла ограда, решетки витые, зеленые, а между ними – белые столбики.
   Отец Клавдии Александровны, Александр Иванович Постников, с 1912 года служил в матинской церкви дьяконом. В 20-е годы его арестовали, посадили в тюрьму, семью с четырьмя малолетними детьми выгнали из дома, а все имущество конфисковали; двоих старших сыновей, живших в Москве, лишили работы. Выжили Постниковы только благодаря заступничеству М.И. Калинина.
   Деревянная приходская церковь в Матине была выстроена в 60-е годы XVIII века и освящена во имя Николая Чудотворца. Относилась она к Пудицкому, затем к Кочемльскому стану. В XIX веке построили каменный храм, с двумя престолами – святителя Николая Чудотворца и апостолов Петра и Павла. Он простоял до середины 20-го столетия. В.Х. Бардашов в исторических хрониках «С берегов Медведицы» перечисляет имена здешних священников Никифора Иванова, Семена Яковлева, дьяконов Тихона Анфиньева, И. Васильева. Упоминает он и о Василии Ивановиче Лебедеве, сообщая, что в 1915 году тому было 57 лет.
   Отец Василий прослужил в Никольской церкви до 1927 года, когда его арестовали и выслали на север, в Великий Устюг. Ему шел семидесятый год, но что значили преклонные года «какого-то» сельского священника для тех, кто в порыве классовой борьбы крушил и громил все, что было связано с дореволюционным прошлым России, с ее историей и культурой!..

   Елена МОРОЗОВА, «Кашинская газета»


     (По материалам сайта tverlife.ru.)